Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

"Серебряный век" в Баку (1919-1922 г.г.)

Война, бросившая в Закавказье вместе с армиями немало литераторов и художников, вслед за нею революция, задержавшая эти силы за рубежом, и, наконец, республики, возникшие в Закавказье, дали мощный толчок художественной жизни, породили самые разнообразные течения, создали новые издания, национальные искусства и театры.

Следует сказать и то, что сюда же идут волны беженцев, спасавшихся от революции и гражданской войны и оседавших в Закавказье.

С.Судейкин, без названия. Ок.1920,акварель,карандаш,бумага
«Двигаясь на юг, ведущие представители русского символизма, акмеизма и кубо-футуризма (такие, как Сергей Городецкий, Вячеслав Иванов, Василий Каменский, Алексей Крученых, Сергей Маковский, Осип Мандельштам, Сергей Судейкин и Максимилиан Волошин) продолжали печатать свои произведения, читать доклады, выступать, рисовать, полемизировать…», – пишет известный знаток русского искусства профессор Джон Боулт.

Кроме того, активная культурная жизнь столиц Закавказья уже в предреволюционный период дает основание тому же Джону Боулту назвать происходившее здесь культурным возрождением, «которое в России и Закавказье продолжалось и в 1917–1920 годы» . И тут продолжение перманентного «сребровековского» карнавализма приобретает признаки уже культуры в эмиграции, особенно заметные в тифлисский период этого феномена – компактного и активного бытования за границами исторической родины.

Однако со второй половины 1919 года подвижной центр артистического пира во время революционной чумы перемещается в Баку. Из Тифлиса сюда перебираются поэты Сергей Городецкий, Алексей Крученых, Григорий Робакидзе, Василий Каменский, Татьяна Вечорка, Юрий Деген, Михаил Струве, Александр Порошин, Рюрик Ивнев, Георгий Харазов, Нимфа Бел-Конь Любомирская, Николай Семейко, художники Сергей Судейкин, Савелий Сорин и многие другие. Можно подумать, что волна нахлынувшей богемы, на какое-то время накрыв Тифлис, покатилась дальше на восток сорить конфетти и брызгать шампанским.

Рисунок и текст С.Городецкого. Групповой портрет(Баку.1920,акварель,карандаш,бумага). Вверху: Вячеслав Иванов,Михаил Кузмин и сам Городецкий;внизу: Городецкий и Нимфа Бел-Конь Любомирская,супруга С.Городецкого.

Но дело обстояло совсем не так романтично. Странствия продолжаются в поисках места выживания. Портовый, нефтеносный, развитый в промышленном отношении Баку представлялся более надежным пристанищем с перспективой эмиграции через Персию и дальше. Последнее обстоятельство, вероятно, было определяющим.

Пиитическое тело данного места и момента, включавшее, как минимум, второго (в порядковом отношении) акмеиста и изобретателя самого термина С.Городецкого («Мы организовали «Цех поэтов», куда вошли, кроме меня и Н.Гумилева, Ахматова, Мандельштам, Зенкевич, Лозинский. Издавали журнальчик «Гиперборей». Выдумали акмеизм. (Гумилев предлагал «адамизм»)…»), второго, (в порядковом отношении), футуриста-заумника, нареченного тифлисской прессой «отцом московского футуризма» А.Крученых и первого грузинского символиста Г.Робакидзе, уснащается одним из столпов русского символизма в лицеВячеслава Иванова, спустившегося к тому времени из своей легендарной башни на землю, и самым первым в мире (в порядковом отношении) заумником и будетлянином, самим Велимиром Хлебниковым (C 11-ой армией красных сюда приходит и Николай Тихонов, но следов его творческой деятельности в Баку того времени нам обнаружить пока не удалось).

Побывал здесь в то время и Осип Мандельштам с супругой, правда, проездом в Тифлис. Помылись в бане, пообщались с Вячеславом Ивановым, распили с Городецким две бутылки вина и тронулись дальше[1]).

Если в Тифлисе периода 1917 – 1919 г.г. мы можем насчитать до десятка литературных групп и объединений и примерно столько же салонов, клубов, артистических кафе и кабаре, то литературная жизнь в Баку сосредоточилась в основном вокруг «Студии поэтов», организованной в августе 1919 г. М.Геллерштейном и вскорости объединившейся с образовавшимся здесь в конце ноября 1919-го «Цехом поэтов».

«В Баку при большом развитии театральной жизни (. . .) литературной жизни до открытия бакинского «Цеха поэтов» не существовало. В «Цехе» соединились … расколовшиеся в Тифлисе группы...» ,– пишет Городецкий.

«Кавказская «интеллигенция», – вспоминала Татьяна Вечорка,– в массе мало знакома с современной литературой. (. . .) (Символистов знают больше понаслышке – Бальмонта, например, за звучную фамилию, а о футуристах отзываются как о забавниках.) Потому, когда в 1919 г. сорганизовался «Цех поэтов», то на него потянуло, как на кислую капусту, и на открытых заседаниях бывало до 500 человек» . Прошло около двадцати заседаний «Цеха» . О большинстве этих собраний сохранились отчеты, дававшиеся в многочисленной русской периодике города, насчитывавшей до пятидесяти наименований как правого, так и левого толка.

С приходом в Баку в апреле 1920-го советской власти деятельность «Цеха» прерывается, а еще в январе 1920 года, как альтернатива интеллигентскому, буржуазному и декаденствующему «Цеху», учреждается «Кружок рабочих поэтов».

«Серьезным культурным центром, – добавляет Городецкий, – и до революции, и после является Рабочий клуб, имеющий театр и студии».

Исследователи с сожалением говорят о неудавшейся попытке учредить в Баку филиал «компании 41°» [2].

С приходом советской власти культурная жизнь города отнюдь не замирает. Основные фигуранты литературного процесса – Городецкий, Хлебников, Крученых – сотрудничают с новой властью, преподает в университете и защищает здесь докторскую диссертацию Вячеслав Иванов. Однако наладить отношение с новыми хозяевами жизни удается не всем – в 1923 году большевики расстреляли здесь тифлисских поэтов Юрия Дегена и Александра Порошина.

В 1921году и отсюда начинается постепенный исход творческих сил. Кто-то вскоре переезжает в Москву и вступает уже в Московский «Цех поэтов», где, как всегда, активную, но уже не главную, роль играет Сергей Городецкий. «Классиком у нас был Г. Шенгели», – пишет он в своих воспоминаниях. Иные же оказываются в настоящей, не карнавальной, а, как оказалось, в бессрочной эмиграции.

ЗДЕСЬ


  1. «В Баку мы сходили в баню, где нам поставили отметку на паспорте (…), чтобы нам не пришло в голову вторично помыться, побывали у Вячеслава Иванова, и Мандельштам как-то без меня зашел к Городецкому… (…) Городецкий явился с ответным визитом в вагон на запасной. Из кармана у него торчали две бутылки вина и три маленькие металлические рюмки»
  2. «Компания 41°», ядро которой составили Илья Зданевич, Алексей Крученых и Игорь Терентьев, сложилась и чрезвычайно активно действовала в Тифлисе. Являясь результативным фактом всего русского досоветского авангарда, она исповедовала художественные идеи, близкие дадаизму. Специалисты находят в ее теории и практике параллели с началом дадаистического движения в Цюриже, так же сложившегося в среде эмигрантской богемы, и сравнивают тифлисcкий «Фантастический кабачок» с цюрихским «Кабаре Вольтер», действовавшими почти в одно и то же время


comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница