Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Альтшулер Григорий Львович (Гирш Лейбович)
геолог-нефтяник, репрессирован

1903 - 1938

Статья в работе

Grisha 1923.jpg
Родился в 1903 году в семье меламеда Лейбы Альтшулер (г.р.1876) и его жены портнихи Рахели Самуиловны (Жислин, 1879 г.р.) в г. Чериков БССР.

В 1904 году семья эмигрировала в США, где вначале обосновалась у братьев отца в Филаделфии. Затем они переехали в Чикаго, где Лейб устроился на работу на автомобильный завод Форда. Но и здесь ему не понравилось, и он с детьми вернулся в Чериков. Рахиль задержалась на некоторое время с рожденной там дочерью, но после ее смерти вернулась домой в 1908 году.

В 1920-1921 годах Григорий переехал в город Баку, к сестре отца - Кларе Владимировне (Кейле Вельковне) Басиной.

Григорий был активным комсомольцем, членом ЦК ЛКСМ. В 1923 году (Все Закавказье.1923) Григорий исполнял обязанности ответственного секретаря Бинагадинского районного комитета А.К.С.М. Из чего можно заключить, что он работал на промыслах в Бинагадах.
Участвовал в работе Высшего Совета Физической культуры при АзЦИКе (1926. Коммунистическая, 9)

Окончил горно-нефтяное отделение Технологического факультета Азербайджанского политехнического института.


В 30-х годах был переведен на работу в Москву старшим инженером Главнефти Наркомата тяжелой промышленности СССР[1].

Жена - Анастасия (Анна) Ирадионовна Шавлиашвили (1903)[2]. Анна работала в Институте Маркса — Энгельса — Ленина при ЦК ВКП(б) (ИМЭЛ). Дочь – Лиана (12 мая 1930 г.р. - 2016)

Жил с семьей в Москве на Смоленском бульваре, дом 17, кв.3. [1]

19.01.1938 года Григорий Львович был арестован и обвинен в участии в контрреволюционной террористической организации. Приговорен ВКВС СССР 19.03.1938 года к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. Москва-центр Кат.1 АП РФ,оп.24,дело 415, лист 12


Захоронен на полигоне Бутово-Коммунарка.

Реабилитирован посмертно определением Военной коллегии Верховного суда СССР 30 мая 1956 года.

Жена Григория была осуждена и отправлена в Акмолинск в лагерь "Алжир" как жена изменника Родины:

Шавлиашвили Анна Ирадионовна
Родилась в 1903 г., г.Телави, Грузия; грузинка; Проживала: Москва, ул.Воровского, д.26, кв.6.
Приговорена: ОСО при НКВД СССР 28 июня 1938 г., обв.: как ЧСИР. Приговор: к 8 годам ИТЛ. Прибыла в Карлаг 07.09.1938 из Бутырской тюрьмы г.Москвы. Освобождена 15.05.1946 Источник: Книга памяти "Узницы АЛЖИРа"

Потом переведена на поселение, где работала агрономом. Вернулась в 1949 году после ссылки в Телави, так как не имела права жить в больших городах, потом жила с дочерью в Тбилиси. Умерла в 1980-х годах.

Лиану дедушка с бабушкой сумели забрать в Телави.

Лиана родилась 12 мая 1930 года, математик, доцент Тблисского государственного политехнического института, где проработала 50 лет. Умерла в 2015 году.

Ее муж Гайоз Михайлович Хатиашвили (28.07.1922 - 2016) - профессор, доктор физико-математических наук, преподавал в Тбилисском государственном Университете и работал Тбилисском государственном вычислительном Центре. У них двое дочерей: Мариам Гайозовна и Нино Гайозовна.





  1. Есть информация, что начальником ПЭУ (планово-экономического управления)и что Григорий окончил Экономический факультет Плехановского института
  2. Сведения в интернете о 1899 г.р. не соответствуют действительности



Правда о бесправии

На Смоленском бульваре, (дом Главнефти), забирали одного за другим, а детей помещали в детдома. Из воспоминаний москвички Ю.А.Язвиной

Вот как описывается это трагическое для нефтяной промышленности время в исторической литературе:

С сентября 1937 г. пошла лавина беспрерывных арестов сотрудников Главнефти. В их числе оказались: заместитель начальника главного управления Ной Лондон (1888-1937), исполняющий обязанности начальника отдела сбыта Петр Сергиевский (1903-1937), заместитель начальника отдела сбыта Илья Козлов (1900-1938), старший инженер-экономист Иван Балябо (1889-1937), бывший начальник Главнефти Фёдор Чамров (1892-1937), управляющий Центральной сварочной конторой Алексей Пайгачев (1885-1937), начальник секретной части Арнольд Лиггер (1895-1938), начальник финансового сектора Яков Рукин (1899-1938), руководитель плановой группы Ида Яновская (1900-1938), начальник сектора кадров Борис Дубровин (1897-1938), руководитель бензинолигроиновой группы отдела сбыта Александр Мамулов (1901-1938), заместитель начальника специального отдела Пётр Карливан (1894-1938) и многие другие.

23 сентября 1937 г. последовал арест Александра Серебровского (1884-1938), заместителя наркома тяжёлой промышленности, одного из видных руководителей советской нефтяной промышленности, председателя «Азнефти» в 1920-1926 гг., а затем руководителя Нефтесиндиката СССР. По поручению В.И.Межлаука он, как его заместитель, с февраля 1937 г. осуществлял курирование нефтяной промышленности.

Вскоре «чекистский меч» начал рубить руководителей и специалистов и других главков топливного сегмента Наркомтяжа. Были арестованы: заместитель начальника Главного управления геологии Карл Бегге (1884-1938), начальник сектора топливоснабжения Григорий Чумичёв (1882-1937), заместители начальника Главного управления угольной и сланцевой промышленности Сергей Журавлёв (1898-1937) и Илья Каган (1887-1937), начальник Главного управления газовой промышленности Абрам Израилович (1883-1937), заместитель начальника Главного управления торфяной промышленности Алексей Зуль (1895-1937), главный инспектор Главторфа Пётр Лагздин (1879-1938), заместитель управляющего трестом «Союзсланец» Иван Кошкарев (1897-1938), начальник Главного управления химической промышленности Иван Тодорский (1898-1937), его заместитель Николай Юшкевич (1884-1937) и многие другие.

Трагический финал дела «О контрреволюционной троцкистской организации в нефтяной промышленности» наступил 10 сентября 1937 г., когда один из руководителей Главнефти - Н. А. Алексеев - предстал перед членами Военной коллегии Верховного суда СССР, возглавляемой армвоенюристом В.В.Ульрихом. В то время этот судебный орган располагался в известном московском районе Китай-город, в доме № 23 на Никольской улице. И здесь для всех обвиняемых был только один вердикт - «высшая мера наказания... приговор окончательный и обжалованию не подлежит». Бывший главный инженер Главка по нефтепереработке, талантливый организатор производства, тридцатитрёхлетний Николай Алексеев, стал первым номером в «расстрельном списке» Главнефти. Его казнили незамедлительно, 10 сентября 1937 г., сразу после вынесения приговора. Именно так сталинские палачи поступали с большинством осуждённых в ходе массовых политических репрессий.

В московском списке жертв тоталитарного советского режима периода 1937-1938 гг. можно найти фамилии нефтяников самых разнообразных профессий - от руководителей отрасли до работников низового звена. В числе «врагов народа» оказались: начальник сектора рабочих кадров и зарплаты Главнефти Степан Мортиросов (1890-1938), управляющий трестом «Оргнефть» Пётр Белоусов (1894-1938), председатель объединения «Союзнефтеэкспорт» Иосиф Певзнер (1893-1938), заведующий нефтяным отделом Торгпредства СССР в Германии Роберт Боднек (1896-1938), председатель ЦК профсоюза рабочих нефтеперегонной промышленности Лазарь Талалай (1902-1938), заместитель председателя Всесоюзного научно-технического общества нефтяников Давид Гепштейн (1883-1937), заместитель главного инженера треста «Нефтестрой» Илларион Аккерман (1888-1938), главный бухгалтер треста «Оргнефть» Иван Семешкин (1893-1938), сметчик Стройконторы Главнефти Александр Мацкевич (1905-1937), директор Серпуховской нефтебазы Александр Федоров (1894-1938), монтёр Ленинской нефтебазы Анатолий Марковский (1899-1938), кладовщик нефтелавки № 5 Иосиф Стуколин (1876-1938), продавец-наливальщик нефтелавки № 23 Андрей Коновалов (1877-1937) и многие другие.

25 декабря 1937 г. армвоенюрист В.В.Ульрих огласил смертный приговор и бывшему начальнику Главнефти М. В. Баринову, обвинив его во «вредительстве, подготовке теракта против т. Кагановича и участии в троцкистской террористической организации». На следующий день кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Михаил Баринов был расстрелян в одном из казематов НКВД, а затем тайно кремирован и захоронен в общей могиле № 1 Донского кладбища.

Кровавый конвейер на Никольской улице и в последующие довоенные годы перемолол жизни тысяч советских граждан, безвинно осуждённых по сфабрикованным в НКВД ложным обвинениям. Выжить же после «ульриховского судилища» удалось считаным нефтяникам.

Знакомясь с документами того времени, приходишь к выводу, что сотрудники НКВД в самых различных областях и краях СССР устроили своеобразное негласное соревнование: кто из них больше разоблачит врагов народа. Так, в Краснодарском крае в конце 1937 г. был арестован управляющий трестом «Майнефть», кавалер двух орденов Красного Знамени Александр Барщевский (1897-1938). По приговору «тройки» он был расстрелян в апреле 1938 г., вместе с ним был казнён его заместитель Алексей Парахин. В июне был расстрелян один из самых опытных специалистов треста, инженер Николай Родненский (1876-1938). В застенки НКВД попали и уже не вышли живыми инженеры Александр Сельский, Николай Гагин, Степан Мирзоянц. Вредителем объявили даже конюха треста Куприяна Чуйко.

17 июня 1937г., был арестован главный механик Ишимбайского нефтепромысла Павел Бэрне (1890 - после 1956). После короткого следствия он был осуждён «тройкой» на 20 лет лишения свободы. Такой же «справедливый» приговор получил и начальник этого нефтепромысла Леонид Боярогло (1907 - после 1954). Для последующих арестованных нефтяников уфимская «тройка» приготовила уже «высшую меру наказания». Главный инженер Ишимбаевского промысла треста «Башнефть» Николай Самострелов был расстрелян 11 июля 1937 г.; начальник геофизического цеха Сергей Харитонов - 25 декабря того же года; заместитель начальника планово-финансового отдела Семён Рензин - 14 июля 1938 г.; управляющий трестом Иван Опарин - 28 августа 1938г.

После февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) большой размах приобрели репрессии в «Грознефтекомбинате». К 4 июню 1937 г. около 90 нефтяников уже было арестовано. В середине октября 1937 г. был арестован начальник «Грознефтекомбината» Семён Розиноер. 13 ноября был доставлен в следственный изолятор и управляющий трестом «Грознефетезаводы» Константин Рябовол. Следствие по его делу длилось два месяца и по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 8 января 1938 г. он был расстрелян. Через два месяца казнили и Семёна Розиноера. Такая же трагическая участь выпала и на долю большинства арестованных грозненских нефтяников, только немногие из них сумели выйти живыми из чекистских застенков.

В ключевом нефтедобывающем районе СССР, в объединении «Азнефтекомбинат», развертывание массовых политических репрессий пришлось на начало весны 1937 г.

Под каток репрессий попали начальник «Азнефтекомбината» Семён Слуцкий, главный геолог Михаил Никитин, управляющие нефтетрестами Александр Крылов (1888-1937), Иосиф Толбин (1897-1937) и многие другие ведущие специалисты. Новый начальник «Азнефтекомбината» Роберт Гульбис, не дожидаясь неминуемого ареста, покончил жизнь самоубийством. Вскоре чёрная пелена массового террора накрыла и рядовых нефтяников, среди которых оказались: заведующий культмассовым сектором нефтепромысла им. тов.Кагановича Владимир Колосков (1911-1937) и десятник на бакинской нефтеразливочной станции Сергей Козин (1916-1938).

Волна поиска врагов народа вскоре захлестнула и самую закрытую северную структуру нефтяной промышленности СССР - Ухто-Печорский лагерь НКВД. Приказом по НКВД № 00447 от 31 июля 1937 г. предусматривалось среди прочего внесудебное рассмотрение чекистскими «тройками» дел осуждённых, уже находящихся в лагерях ГУЛАГа. В декабре 1937 г. за «вредительство» в Чибью были расстреляны начальник нефтеперегонного завода Б. Н. Жуков, инженер Ю. Е. Эммануил, механик В. М. Москвин, бухгалтер С. Я. Сиротов, заведующий товарной частью М. И. Лебедев. В январе 1938 г. в Ухпечлаг из Москвы прибыла особая группа под командованием сотрудника 2-го отдела ГУЛАГа, лейтенанта госбезопасности Е. И. Кашкетина, наделённого чрезвычайными полномочиями по приказу наркома Н. И. Ежова. С января по апрель 1938 г. этой бригадой был казнён 1 тыс. 431 заключённый.

Политические репрессии в период Большого террора, хотя и в несколько меньшем масштабе, распространились и на другие нефтедобывающие регионы страны: Казахскую, Украинскую, Грузинскую, Туркменскую и Узбекскую ССР. И там в застенках НКВД безвинно погибли многие специалисты нефтяной промышленности.

Подавляющее большинство нефтяников, арестованных и обвинённых в 1937-1938 гг. по делу «О контрреволюционной троцкистской организации в нефтяной промышленности», были расстреляны. В 1939 г. новый нарком НКВД Л.П.Берия подписал приказ, который предписывал сотрудникам органов на запросы родственников о судьбе того или иного расстрелянного отвечать, что он был осуждён на 10 лет исправительно-трудовых лагерей без права переписки и передач. [2]

Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий

Фотоальбом


© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница