Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Анатолий Дозорцев. Школа № 160 - "Шалости" старшеклассников

В нашей дисциплинированной школе №160 (не путать с дисциплинарной) "шалости" тоже совершались в манере, подобающей общей школьной атмосфере.

Минута молчания

Класс 8А. Сразу же после начала урока истории комсорг класса Юрий Мирзоян попросил разрешения у учителя Матвея Моисеевича Фарберга "сказать слово". Получив разрешение, он объявил, что сегодня годовщина смерти С.М. Кирова и предложил отметить эту дату минутой молчания. Матвей Моисеевич без энтузиазма разрешил. По жесту Юры класс встал, Матвей Моисеевич - тоже.
После приличествующей безмолвной паузы учитель предложил классу сесть. Однако класс остался стоять... После некоторой паузы Матвей Моисеевич вновь спокойно сказал:
- Уже достаточно, садитесь!
Опять никто не шелохнулся...
Только после того как Юра сказал:
- Садитесь! - все дружно сели.

Переходящий вымпел

Класс 8А. Начался урок истории. После приветствия учителя класс сел. Взойдя на кафедру, Матвей Моисеевич увидел на одной из парт ярко-красный вымпел. Было известно, что у Матвея Моисеевича ничего демонстративного не допускалось.
- Что это такое?! Убрать! - распорядился учитель.
Комсорг Юра Мирзоян поднялся с места и на полном серьёзе сообщил, что классный комитет комсомола постановил награждать "лучшую парту" класса переходящим вымпелом. При этом весь класс сидел с серьёзными лицами, без перемигиваний и шуток.
Ещё не полностью понимая суть этой явной провокации, Матвей Моисеевич всё же спросил:
- И кто же у нас лучшие комсомольцы на этой парте?
Ему с готовностью ответили:
- Юрий Мирзоян и Михаил Рачинский! (т.е. вполне законченные "сорвиголовы").
Теперь суть провокации стала полностью ясна учителю. Усмехнувшись, он категорически приказал:
- Убрать сейчас же!
Вымпел с парты убрали, но не спрятали, а демонстративно поставили на подоконник. Наконец, можно было начать урок.

Как рождаются слухи

В 1980-х гг. Александр Менделеев, мой бывший одноклассник, опубликовал в «Литературной газете» большую статью под названием, насколько я помню, «Как рождаются слухи». В этой статье он упомянул забавный случай, происшедший в Баку в 1952 г.

Два друга - Алик Менделеев и Юра Лунёв накануне общегородского выпускного экзамена по математике передали (под большим секретом!) знакомым девочкам из школы № 23 условие задачи, которая, как бы наверняка, являлась экзаменационным заданием.
Интрига состояла в том, что после решения этой задачи можно было уже не продолжать подготовку к экзамену, а провести с девочками вечер в кафе-мороженое.

Я хорошо помню, как эта информация, видимо, уже облетев весь город, достигла меня — среди ночи меня разбудили одноклассники, не подозревающие, как и я, подвоха со стороны наших же товарищей. Задача оказалась сложной, но мы с ней успешно справились, и потом передали её другим.

Конечно, на экзамене оказалось совсем другое задание, а об авторах описанной затеи я узнал много лет спустя из упомянутой выше статьи, подписанной академиком А. Менделеевым.

Зелёный троллейбус

Класс 8Б. Наши окна выходили на проспект Ленина, но солнце к нам в класс почти не заглядывало, разве только к полудню, когда оно было в зените.
На противоположной стороне проспекта находилось монументальное здание бывшей мукомольной фабрики М. Скобелева, стоявшее в глубине обширного производственного двора. Запыленные мукой окна главного здания не вызывали у нас никакого интереса.

1905 Melnitsa.jpeg.jpg

Мельница бр. Скобелевых (начало ХХ века)

Но однажды кто-то из нас заметил, что одно окно, расположенное прямо напротив нашего класса, открыто и - о чудо! - на фоне его тёмного проёма сверкают освещённые солнцем тела обнажённых женщин. Вероятно они подошли к окну перед принятием душа по окончании рабочей смены.
Весь класс мгновенно оказался у окон, школа-то была мужская! а женщины, ослеплённые солнцем, ничего не видели перед собой - ни города, ни нашей школы - и наслаждались весенним теплом и свежим воздухом после рабочего дня. Молодые, здоровые, грудастые, раскованные женщины. Они были прекрасны в розовом свете заходящего солнца, богини!
Мы смотрели на них как заворожённые... Это было не ребячее любопытство, это было - восхищение!

В первый раз, я хорошо помню, это произошло на уроке химии у учителя Николая Петровича Рукавишникова. Не понимая, что происходит, он забеспокоился:
- Что случилось?
Кто-то из ребят сразу нашелся и выкрикнул:
- Зелёный троллейбус!
Учителю с кафедры не был виден предмет нашего интереса, ибо мешал простенок между окнами. В тот раз сеанс (мы ещё не знали слово "стриптиз") был недолог, женщины отошли от окна. Ошарашенные, мы молча расселись по партам, не было никаких шуток, реплик, комментариев...

Следует заметить, что шел 1950 г., времена были достаточно целомудренные, ещё даже не пахло тем, что позже назовут "сексуальной революцией"...

Подобные сеансы у окна старой мельницы в присутствии разных наших учителей происходили нечасто, но под возглас "Зелёный троллейбус!" весь класс дружно бросался к окнам, а сам этот возглас стал как бы завесой, прикрывающей суть нашей активности от бдительного учительского внимания. Учителя, надо думать, ничего конкретного не подозревая, всё же недоумевали:
"Вроде бы взрослые ребята, а как дети кидаются к окну смотреть на этот дурацкий зелёный троллейбус!"

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница