Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Аношин Николай Павлович - социалист-революционер

Член ПСР.
Арестован в Баку в ночь на 8.4.1922.
На проводимом с 1 по 9.12.1922 Верховным Ревтрибуналом Азербайджанской ССР в Баку суде над бакинскими и закавказскими с.-р. (32 чел.) проходил в качестве одного из подсудимых, обвиненных в поджоге нефтяных промыслов (причины этих пожаров до сих пор неясны, возможно они стали следствием самовозгорания нефти, что случалось на этих промыслах неоднократно).
Обвинение требовало расстрела как для "исполнителей" Голомазова, Плетнева и Зайцева, так и для "морально ответственных" за поджог А., А. Фонштейна и О. Сухоруковой-Спектор. Однако суд признал недоказанной вину трех последних "в принятии решения о поджоге промысла".

Приговорен к 3 годам тюремного заключения.

Впрочем, судьба подсудимых решалась не судьями, как это видно из следующего документа:

7.12.1922
из Баку
за подписью С. М. Кирова, Васильева и Полуяна была прислана в Москву и передана в Политбюро на голосование следующая телеграмма:

"Начавшийся утром 1-го декабря процесс с.р. заканчивается.
Приговор будет 9-го утром.
Из 32 обвиняемых высшая мера наказания без какой бы то ни было замены намечается следующим:
ГОЛОМАЗОВУ - непосредственному поджигателю, ПЛЕТНЕВУ, ЗАЙЦЕВУ и САМОРОДОВУ - бывшим членам Комитета, давшим директиву о поджоге, ОСИНЦЕВУ - члену областного Комитета, имевшему тесную связь с врангелевцами, КЛЕШАПОВУ - совслужащему, снабжавшему организации оружием, деньгами, документами, КАРАШАРЛИ - бывшему ЗамНачГлавмилиции, снабжавшему организации документами, деньгами, использовавшему советский аппарат в с. з. целях, Иванову - белогвардейцу.
Пятерым - оправдание. Четверых - условному заключению. ТАРХАНОВУ, СПЕКТОРУ - членам областного К-та - по три года. СУНДУКЯНЦ - один год с зачетом предварительного заключения. Остальные - к разным срокам максимум на пять лет.
Замену высшей меры наказания считаем совершенно невозможной, особенно в силу последних событий: пожар станции Насосны, главных мастерских, крушение поездов. Приговор должен войти в силу через 48 часов после вынесения".

Из резолюций на документе видно, что "за" проголосовали И. В. Сталин, В. М. Молотов, Л. Д. Троцкий и В. И. Ленин.

С дальнейшим пребыванием "в местах лишения свободы", как Анохина, так и других членов их группы много неясного.
По свидетельству с.-д. В. Я. Аркавиной, встретившей их в 1923 в Бутырской тюрьме, они были даже на прогулках изолированы от других социалистов:

"Такая изоляция уже после процесса была мало понятна. То ли дело их должно было пересматриваться, то ли уточнялось место отбывания срока наказания - группа не знала".

В материалах фонда Политического Красного Креста имя Анохина упоминается в списке, составленном 24.12.1922 политстаростой Я. Штериным и включавшем 19 фамилий членов Закавказской организации ПСР, ожидавших высылки в Исправдоме 32 (надо полагать, речь шла о Баку), а также в письме старосты группы сопроцесников из 13-ти чел. Р. Карашарли Е. Пешковой от 16.4.1923, в котором он сообщал об отправке их группы из Баку в Москву.

Примечательны слова Аркавиной:

"О дальнейшей судьбе группы бакинских эс-эров не знаю ничего, кроме того, что они не находились ни в одном из политизоляторов и, по-видимому, отбывали свой срок в одной из тюрем Ярославля или во Владимире".

В июне 1923 Анохин находился в Архангельске. Дальнейшая его судьба неизвестна.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница