Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Ахвердиев Али Гасан оглы - Солист Азербайджанского Государственного оперного театра

Ahverdiev Ali.jpg

1939 – 1992

Али Ахвердиев родился 29 июля 1939г. в семье известных художников.

Семья:
Его отец - Гасан Ахвердиев – портретист, ученик Азима Азимзаде.
Мать – народная художница Гюлли Мустафаева - автор художественного образа бунтарской поэтессы Мехсети Гянджеви.
Сестры:
заслуженный деятель искусств Азербайджана музыковед Земфира Кафарова – исследователь оперной концепции "Кероглу",
заслуженная артистка, органистка Рена Исмайлова – первая исполнительница органной композиции "Баяты Шираз" Назима Аливердибекова.
Братья:
скульптор Гусейн Ахвердиев, который изваял в новобакинской католической церкви скульптурный образец "Азербайджанской Матери Марии";
художник Уджал Ахвердиев, украсивший фресками с ликами святых Михайло-Архангельскую (Флотскую) церковь.
Выпускник школы №6.
Али Ахвердиев закончил художественное училище им. А. Азимзаде. Однако будучи обладателем великолепного баса, решил посвятить себя музыке и поступил в Аз. Гос. консерваторию им. У. Гаджибекова.
В 1968г. окончил консерваторию и стал солистом Азербайджанского театра оперы и балета.
Он перевел на азербайджанский язык классические русские и итальянские романсы, которые исполнял в концертных программах.
Он не оставлял занятия живописью, являлся членом Союза Художников Азербайджана.
Заслуженный артист Азербайджана (1991).

Али Ахвердиев был приглашен преподавать в консерваторию в Турцию, но трагическая случайность оборвала его жизнь.
Али Гасан-оглы умер 14 сентября 1992г.

Источник: ст. из сайта-газеты zerkalo.az


Фотоальбом

Мастер звука и красок

Доцент кафедры истории музыки Бакинской Музыкальной Академии им.У.Гаджибейли, доктор философии по искусствоведению Кенуль Насирова.

В истории азербайджанской вокальной школы, представленной славными именами многих музыкантов могучего дарования, подобающее место занимает один из видных ее представителей Али Ахвердиев.

Есть такое удивительное качество – узнаваемость певца по его вокальной манере. И дело не только в качестве звука, тембре голоса, а в несхожести творческого почерка, уникальности личностного начала. Али Ахвердиев был именно таким - неповторимым человеком, певцом, художником, артистом, педагогом.

Перешагнувший рубеж 50–летия, он находился в прекрасной поре расцвета своего замечательного дарования, был полон новых творческих планов, когда неумолимый рок оборвал его жизнь.

Али Ахвердиев родился в «Ичери Шехер» Баку, в сложный для азербайджанской интеллигенции период – в 1939 году. Его родители - художники Гасан Ахвердиев и Гюлли Мустафаева, представители творческой элиты Азербайджана, сполна ощутили на себе репрессивный молох тоталитарного режима.

Необычайно рано, благодаря бабушке, которая всячески поощряла тягу маленького Али к творчеству, обнаружилась способность к рисованию. Судьба послала ему хороших педагогов, первой среди которых была его мать Гюлли ханум, умело направляющая развитие сына. Любовь к живописи и ярко выраженный талант не оставили сомнений в выборе профессии и привели его в художественное училище им.А.Азим–заде.

В этот же период волей случая голос Али Ахвердиева услышал директор музыкального училища им. А.Зейналлы и в 1958 году он стал студентом этого учебного заведения. Таким образом, Али Ахвердиев одновременно осваивал две профессии и всю последующую жизнь делил любовь к музыке с рисованием. «Я не вижу разницы между деятельностью певца – вокалиста и художника. Перед тем, как готовиться к той или иной роли, я вначале рисую эскизы своих ролей, это помогает мне в создании музыкальных образов,» - скажет он впоследствии.

В 1961 году Али Ахвердиев поступает в Консерваторию им.У.Гаджибейли. Принимающий вступительный экзамен Бюль-Бюль сразу же отметил наличие «мощного оперного голоса» у молодого человека. В консерваторские годы, был заложен прочный фундамент его исполнительского мастерства, создана надежная основа виртуозной вокальной техники.

Будучи опытными педагогами, Ш.Мамедова и Г.Тартаков сумели сохранить интерес одаренного молодого человека к будущей профессии, на всю жизнь заразить любовью к систематическому и упорному труду. Спустя всего год, выдающийся азербайджанский дирижер Ниязи, услышавший голос Али Ахвердиева, приглашает его работать в Оперный театр.

Дебют начинающего вокалиста на этой сцене состоялся в роли Солтан-бека в легендарной оперетте «Аршин мал алан» У.Гаджибейли. После окончания консерватории он проходит стажировку в Малом оперном театре Санкт–Петербурга, где с успехом исполняет различные партии в операх П.Чайковского и Р.Вагнера.

Одновременно сдержанный и щедрый в передаче эмоций, Али Ахвердиев к своему безоговорочному успеху относился спокойно, считая, что главная трудность заключается в преодолении более высокого последующего барьера. Пройдя через множество испытаний, он приобрел не только великолепную артистическую закалку, но и свободу, столь необходимую для успешного завершения формирования своей индивидуальности.

Строгая требовательность к себе, особое внимание к художественно–образному содержанию изучаемого произведения и одновременно нетерпимость к малейшим признакам дилетантизма и стихийности постепенно утвердили за ним репутацию одного из наиболее авторитетных певцов. Пытливый и трудолюбивый человек, он исполнял партии в различных операх - Мефистофеля в «Фауст» Гуно, Яго в «Риголетто» Верди, Скарпиа в «Тоске» Пуччини, Гасан хана в «Кероглу» Гаджибейли, Аслан шаха в «Шах Исмаиле» Магомаева.

Это лишь немногие из сыгранных им тридцати ролей в течение нескольких десятилетий на сцене азербайджанского оперного театра. Али Ахвердиев остро ощущал особую природу оперного театра, где основой создания образа служит определенная эмоция, обращенная к конкретному персонажу или возникающая в определенной ситуации.

Опираясь на традиции, он создал своего Яго, своего Риголетто, который отличался от среднего эталона, выработанного на сцене. Талантливый исполнитель и артист, Али Ахвердиев умел преломить традиции сквозь призму собственной индивидуальности и эти образы стали примерами развития традиционных образов, воплощения принципиально новой художественной целостности. Он точно выражал внутреннюю сущность персонажа, но при этом любая партия, романс в его исполнении несли на себе отпечаток своего, личностного отношения. Природа щедро наделила его также артистическим талантом - движения его были точны, пластичны и уверенны. Его игра была исключительно достоверна, тождественна художественному замыслу композитора.

Наряду с активной исполнительской деятельностью он вел большую педагогическую работу. В педагогику он пришел, когда испытал потребность делиться с другими знаниями и умениями. Долгие годы работы, опыт общения с артистической молодежью дал ему возможность наметить собственный подход к проблемам формирования вокального мастерства. Он искренне радовался удачам студентов, постепенно приобретавших исполнительскую свободу и уверенность.

Благородство, мужественная энергия и простота, присущие артисту, были замечены режиссерами и он неоднократно приглашался для съемок в различные фильмы, в частности в «Деде Коркуд» и «Аккорды долгой жизни». Али Ахвердиев родился артистом, в его исполнении не было ничего лишнего, он ярко и пластично воспроизводил своих героев. Когда вспоминаешь его оперных и кинематографических персонажей, понимаешь - он видел своих героев со стороны, смотрел на них глазами художника.

Талантливый во всем, Али Ахвердиев сумел сказать свое слово и в изобразительном искусстве Азербайджана. Ему принадлежат сотни чудесных картин, графических работ, шаржей, которые неоднократно демонстрировались широкой публике. Он обладал огромной силой воображения и это наглядно просматривается с его удивительных картин.

Али Ахвердиев дарил людям радость общения с подлинно прекрасным. Во всех видах его многогранной деятельности чувствовалось дыхание горячего сердца неутомимого художника, потому его творчество стало важной страницей в истории азербайджанского искусства.

Георгий Коновалов "Ко дню рождения товарища моего"

Вот ведь как…
Я дружил с Валерой, ну с Валериком, он дружил с Аликом, а я с Аликом был всего-навсего в хороших товарищеских отношениях, не более.
Мало понятная конфигурация.
Раза два Алик был у меня дома, столько же я был у него.
Алик прекрасно рисовал. Ещё бы отец, заслуженный художник.
У нас с Аликом была устойчивая бартерная связь. Он мне отдавал свои картинки, а ему какие-то свои поделки.
Одним словом все были довольны.
Я подписывал картинки Аликины и дарил своим родным. Способности плагиатора уже тогда у меня были заложены.
Отец был в восторге. Он носил в свою контору «мои работы» и показывал своим сослуживцам. Все были в диком восторге и все как один ожидали от меня большого творческого будущего.
Как здорово, что их предсказания не сбылись.
Потом наши пути-дороги разошлись. Самое обычное дело. Валера убыл так далеко, что даже страшно делается.
А с Аликом никогда, кроме чисто приятельских отношений, ничего не было.
В то время я работал в подвале, что на Дмитрова был. Недалеко от АЗИИ. Тогда там располагался РККЛ, это одним словом, а попросту будет Республиканский Клуб Кино Любителей.
Эта работа, испортила меня в конец. Ещё бы - сама работа начиналась в четыре, а до того не так много времени, и успеть можно было, разве что поспать вдоволь.
И собрались у нас в «конторе» люди разные, в основном люди необязательные. Слово «работа» так это не про них.
Некоторые работали по совместительству.
Вот таким совместителем и был один из методистов. Фамилия его была…, а какая разница какая фамилия у него была. Основная работа у него в театре. Заведовал он литературной частью.
Мы с ним не то чтоб дружили, но отношения были нормальные. Парень он был «без закидонов».
- Слушай, завтра у нас выходной – говорит как-то он - я хочу познакомить тебя с одним интересным человеком. У него завтра тоже выходной».

Договорились встретиться около метро «Бакы совети». Встретились, в автобус сели – поехали. А он мне всё Алик, да Алик.

Приехали в район двадцатой школы, во дворы вошли, на второй этаж поднялись, а мне вдруг что-то вдруг вступило.

Вот я ему и говорю: «Подожди, давай я позвоню. Я знаю, кто сейчас выйдет».
Отодвинул коллегу в сторонку и звоню.
Дверь открывает он.

Он - Алик.

Но до чего же импозантно выглядит – в халате и при прочих «причиндалах».

- Привет!
Несколько растерянно.
- Ты как здесь?

А голос у него ого-го. Даже как-то не по себе делается.
Выныривает из-под руки моей коллега:
– А вы, что знакомы, что ли?

Дальше всё как обычно – чай да расспросы про житьё-бытьё.
Долго мы тогда проговорили.

Но честно скажу, школу почти не вспоминали.

Рассказал Алик и о том, как певцом стал.

Пересеклись колонны демонстрантов училища, где учился Алик, и консерваторская. Услышали консерваторцы, как поёт мой товарищ, и предложили учиться у них, в консерватории. А дальше всё как по накатанной.

Голос Алика как будто всю однокомнатную квартиру заполнял.
Даже как-то непривычно слышать его голос, откуда-то из его нутра идущий.

Узнал я тогда, что Алик (простите, АЛИ) поёт в Оперном, что преподает он в Консерватории, что он оказывается профессор той самой консерватории.

А на следующий день он появился у нас в подвале:
- Слушай, сфотографируй меня!
Пообещал, что завтра я прихвачу фото-сумку свою, и мы устроим (как сейчас принято говорить) фото-сессию.

На следующий день мы начали съёмку.
Приятно фотографировать человека, который знает, что он хочет и умеет позировать. Мне только и оставалось чуть-чуть поправлять его.

Отснял я тогда две плёнки.
Дома, после работы проявил, а на следующий день уже и отпечатал фотографии.

Отпечатал не всё, но тут последовало: - А ты вот там снимал, почему не отпечатал? А ещё было на сцене, помнишь?

У меня осталось только то, что я тогда Алику не отдал.
Немного с брачком, но за неимением лучшего…

В один из рабочих вечеров, мой коллега говорит:
- Сегодня Алик Фауста поёт. Пойдём? У директора я отпрошу тебя, не боись.
Пошли.

Он человек с театрами знаком, сразу мимо билетёров (которые почему-то и слова не сказали), вовнутрь. Только там, у входа в зал нас попросили не шуметь и подняться наверх, в амфитеатр.

Мильён лет не был в опере.
А ведь когда-то билет в оперу, как подарок на день рождения, на Новый год.
На сцене действо. Ходят, поют и Алик в таком красивом красном трико, укрытый чёрным плащом, поёт своё - «Люди гибнут…».
Потом, в перерыв, опять же с подачи моего коллеги, пробрались за кулисы. В гримёрку Алика.
Сидит Фауст, отдыхает, только вот трико оказывается штопаное – перештопанное.
Да уж… лучше из зала смотреть.
Поздравили Алика со спектаклем.
И пошли назад на галёрку, на места свои.
Дослушали «Фауста». В клуб возвращаться смысла не было, вот и разбежались по домам.
И повисла пауза наших встреч. Долго не виделись мы с Аликом.
В один из вечеров возвращаюсь домой (уже работал в институте с нормальным режимом дня), а мне:
- А у нас гость. Тебя ждёт.
Оказывается Алик. И с приглашением прийти на его концерт.
Это как в том самом анекдоте: «Маэстро приходите к нам в гости и скрипку свою с собой прихватите».
Персональный вечер профессора Ахвердиева Али состоялся в «Союзе композиторов Азербайджана». Союз тогда размещался в здании, до боли знакомом, бывшего Дома Пионеров.

Знакомые лестницы, знакомые помещения. Знакомый зал на третьем этаже.
Там-то и пел мой товарищ. Здорово пел…. Классику и народное.
Аж два отделения получилось.
Одним словом – «Вы хочите песен - их есть у меня».
А я снимал и снимал. Но это была моя самая неудачная съёмка.
Мало получилось кадров, которые можно было бы смело показывать.
А у меня осталось всего два или три кадра, которые чудом спаслись от моих чисток.

Вставал я в то время очень рано, занимал очередь за хлебом в магазине на Зорге. А потом оставалось время и погулять.
Вот и шёл на бульвар.
Прогулка утром по бульвару - это здорово.
Кто-то бегает, кто сидит и воздухом дышит, а кто-то своих друзей-собачек выгуливает.
У нас в доме тогда появилось чудо – добермашка маленькая и имя у неё стало Карра.
всё мне тогда интересно было. Вот и приставал ко всем собачатникам – как да что.
Интересно было, чем кормят, как воспитывают. Одним словом, учился.
На бульваре собиралась большая группа молодых со своими собачками. Располагались они около парома -гостиницы, а чуть в сторонке прогуливался мужчина уже в летах. И гулял он с буль-терьером.
С большим уважением отношусь к этим собачкам.
Уважением и почтением.

Пристроился я к этой паре. И бультерьерша совсем не страшная оказалась, как описывают, и даже погладить позволяла.
Один день, второй…
Ну, а на третий делиться начали. То да сё, кто и где работает, кто и где живёт.
Тогда-то и выяснилось, что он в консерватории и, что ещё интереснее, он - преподаватель.
Ну и как не сказать о том, что в консерватории мой товарищ преподаёт.
И зовут моего товарища - Алик, Али Ахвердиев.
Странно посмотрел на меня мой попутчик – «Так на днях сорок дней было. Умер наш Али».
Это для меня было как обухом по башке.

Алик умер!!!
Нелепая смерть. Полез что-то в проводах электрических поправлять. Вот и шандарахнуло.
Так и остался Али у меня в памяти Аликом.
Друзьями мы с ним не были, но хорошими товарищами наверняка.
А у меня осталось всего пять или шесть фотографий, да голос его у меня в памяти звучит. Хороший голос.
Вот и всё.


2013г.

Фотографии сделаны автором воспоминаний Георгием Коноваловым (Баку).


Белодубровский Д.Р. Из поэтического сборника "Мгновения" (Ивано-Франковск, 2000г.)

Под впечатлением концерта в Азгосфилармонии 30 марта 1989 года

Тебя я знаю с юношеских лет,
Когда с Муслимом вместе мы дружили,
В поношеных туфлях ходили,
Увы! Тех светлых лет уж нет.
Ты пел. Муслим играл тебе.
Когда он пел, ты всё молчал,
И грустно в мир на нас взирал,
Предвидя тяжкий путь себе.
В глазах подчёркивалась грусть,
Сейчас, когда открыл концерт,
Судьбой своею нежный перст
Раскрыл своей ты жизни суть.
Поверь, с тобою не одним
Судьба сыграла в жизни роль,
У нас с тобою та же боль -
Неблагодарностью гоним.
В словах и в голосе романса
Услышал то, что ты сказал:
"От жизни я уже устал, -
Не для меня уж ритмы вальса."
В глазах соседа и моих
Слеза текла, с твоею вторя, -
Как много у артистов горя, -
Твой голос медленно затих.


апрель 1989 г., Баку



Поет Али Ахвердиев

  • Каватина Алеко (1970г.)

  • Романс "Ямщик, не гони лошадей" (1970г.)

  • Романс "Гори, гори, моя звезда..." (1972г.)

  • Массне "Элегия"

  • Тухманов "День Победы"

  • Песня Кулиева "Pəncərəmə qondu çiçək"


Видеоклип о творчестве А.Г. Ахвердиева


29 Июля 2014 года исполнилось 75 лет со дня рождения Али Ахвердиева.




Благодарим за помощь и предоставление материала Сейрана Гафарзаде - племянника Али Ахвердиев, сына его сестры Земфиры Ахвердиевой-Кафаровой.


--Jonka 19:45, 27 июля 2013 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница