Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Бакинские купальни

Баку. Общий вид города с моря. Городские купальни


История Бакинских купален

  • "Александровские", Набережная Александра II, против Девичей башни.
  • "Петровские", Петровская набережная, у начала Горчаковской улицы.
"Баку и его район.1913" Справочник Шапсовича.

Но в данный момент мы можем говорить об Александровских купальнях, потому что опубликовать фото Петровских купален пока не получается.




Купальни5.jpg



Панорама с купальней.jpg


В 1909 году были предприняты практические шаги по устройству в Баку бульвара. Инициатором и вдохновителем был начальник Строительного отделения Бакинской городской управы Мамед Гасан Гаджинский.


Понимая, что бульвар является своеобразным морским фасадом города, городская управа пошла на дополнительные финансовые затраты, чтобы украсить его величественными сооружениями, которые бы хорошо оформили берег.
Было решено построить образцовую купальню с роскошным рестораном, которая «не только бы составила украшение города, но и дала бы городу весьма крупный доход». Власти считали недостатком то, что «богатый город на берегу моря не имеет купальни, что это является крупным пробелом, который надо заполнить возможно скорее».


В 1884 году на Набережной Александра II, против Девичьей башни, построены Александровские купальни, которые просуществовали до 1914 года. [1]

Вид на море и Александровские купальни арх Ботов М Д.jpg



Ботовские купальни.jpg




Потом практически на том же месте были построены опять же Александровские купальни (чтобы народ не путался в названиях) по проекту Баева Н.Г. (открытие состоялось 22 июня 1914г.).

Баев-купальня-проект.jpg

Баевские купальни многие бакинцы даже помнят. Это здание в окружении зеленых деревьев и цветочных клумб походило на сказочный летний дворец.

В связи с сооружением купальни газета "Каспий" писала: "Над водой возвысилось прекрасное здание бакинской морской купальни. Исключая Ниццу, в Европе нет второго такого красивого, просторного здания на воде".

С набережной, в просветах и сквозь зелень купальни открывались «в виде изящного летнего дворца». Легкие деревянные купальни, сооруженные на сваях, действительно привлекали внимание изящной архитектурой, участвовавшей в художественном решении бульвара. На самом деле, среди множества пристаней, постоянно заваленных товарами , купальни на фоне зеленой кроны бульвара составляли интересную особенность набережной.

В связи с сооружением купальни газета «Каспий» писала (№ 136, 1914 год): «Новые бакинские купальни представляют из себя замечательно красивое сооружение на воде. Такой красивой и обширной постройки на воде не имеется нигде в Европе, если не считать Ниццы».


Из воспоминаний писателя С.Н.Терпигорева. "Дорожные очерки". 1886

Вдали виднелось синее, блестящее под солнцем море. В море разве выкупаться?
-У вас есть купальни?
-Есть! обрадовался точно он.
-Хорошия?
-Хорошия!..
-Вези меня в самыя лучшия.

Он бешено понесся из улицы в улицу, по каким то переулкам, и наконец мы вдруг вылетели на широкую, просторную набережную, прекрасно устроенную и содержимую.Море почти у самых ног. Длинные, узкие мостки ведут от берега к купальням на расстоянии, по крайней мере, саженей ста.

По мосткам туда и назад валит народ - барыни в легких, чуть не сквозных платьях, персюки в высоких, бараньих шапках, в бекешах из такой же сквозной почти материи, с крашенными в желтую краску руками, в неудобных, жестких, грубых туфлях и в фуражках с кокардами. Я взглянул на воду и невольно остановился. Море все было сплошь покрыто плавающей нефтью. Перламутровые пятна ея, которыми я так любовался на Волге, здесь сплотились в одну сплошную, жирную, зловонную массу, которая плавала и колыхалась на волнах,отливая всевозможными цветами радуги.Тут же плавало и бесчисленное множество яичной скорлупы - точно кто-то перебил здесь для какой-то цели миллионы яиц или разбило здесь барку с ними. Недалеко от меня остановился и тоже смотрел на воду какой-то молоденький офицерик.

-Что это за яйцы? Откуда они? - спросил я его.

-А головы моют...Оттуда из купален...Здесь ведь мылом нельзя мыться. Здесь, вы видите, это ведь мазут (нефтяные остатки). От него волосы на голове так у вас слипнутся, что вы их потом и не раздерете никак.

-Как же тогда купаются?Разве и там - я показал дальше в море - тоже нефть?

-Все равно.Норд был - ее и нанесло с моря страх что. Я хотел было пойти купаться, да уж очень противно.Вонючая она отчего-то такая сегодня.


Из воспоминаний Г.С. Альтшуллера:

«В Баку тогда купались в центре города. В середине Приморского бульвара, там, где Девичья башня, был деревянный пирс, он уходил метров на пятьсот в море. Широкий и огромный. У пирса стояли большие парусные корабли. Потом пирс раскалывался, как цветок раскрывался, на две половины и упирался в купальный городок, построенный в мавританском стиле еще в 1914 году, перед самой войной.

Розовая краска, желтая, белая. Много мозаики, и башенки… Сказочный город!

Причем функционально это все было здорово придумано. Правое крыло было мужским, левое — женским, а посередине всякие процедурные.

Я уходил в купальню утром, приходил вечером. Мать возмутилась таким образом жизни — и послала с инспекцией отца. Отец легкомысленно отнесся к этой затее. Он пришел, посмотрел, как я исполнил показательные два-три заплыва метров на десять. На этом испытания закончились».


Из воспоминаний: Эмиль Лев "Бакинские городские купальни"

№1 ( 7), 2009

Баку – столица Азербайджана, а раньше центр Бакинского ханства – в 1806 году был присоединен к Российской империи. Во второй половине XIX века этот небольшой феодальный город в короткий срок выдвигается в число крупнейших экономических и промышленных центров царской России. Обладая крупнейшими нефтяными залежами, в разработку которых вкладывались огромные капиталы российских и иностранных фирм, Баку находился в состоянии бурного экономического подъема.
Если в 1855 году территория города, ограничивавшаяся тогда крепостными стенами Ичери-шехер, составляла всего 6 га, то в 1898-м он занимал уже 900 га. За этот же период население Баку увеличилось с 8574 до 150000 человек. По темпам роста населения Баку к 1910 году оставил позади такие ведущие промышленные центры, как Париж, Лондон, Нью-Йорк.

По мере расширения территории города в его планировке и застройке появляются новые элементы: общественные сады, скверы, площади, бульвары, прямые магистральные улицы с монументальными зданиями европейской архитектуры.
После разборки крепостной стены со стороны моря (1860 г.) стала формироваться набережная Александра II (ныне проспект Нефтяников), непосредственно примыкавшая к Ичери-шехер.
Эта магистраль стала предметом особого внимания городской управы, тем более что здесь находилась квартира и резиденция губернатора. Роль Александровской набережной в архитектурном облике и планировочной структуре города особенно возросла после того, как расширили береговую полосу, и на насыпном берегу был разбит великолепный бульвар (1909; Ш.С.Фатуллаев.«Градостроительство Баку XIX - начала XX века»).


В 1914 году напротив бульвара по проекту Николая Григорьевича Баева (1878-1949), гражданского инженера, в то время главного архитектора Баку, были построены Александровские купальни.
С набережной в просветах и сквозь зелень открывались «в виде изящного летнего дворца» (газета «Каспий», 1914) легкие деревянные купальни, сооруженные на сваях.
Купальни действительно привлекали внимание свое оригинальной архитектурой. Построенные среди множества пристаней,постоянно заваленных товарами, они преобразили вид побережья.
Газета «Каспий» писала: «Новые бакинские купальни представляют из себя замечательно красивое сооружение на воде. Такой красивой и обширной постройки на воде не имеется нигде в Европе, если не считать Ниццы».

К слову, много раз бывая в Ницце, мы никаких купален на воде не видели. Возможно, их постигла участь бакинских.
Собственно говоря, восторженным отзывам об этой новой постройке удивляться не приходится.
По проектам архитектора Н.Г.Баева в Баку были построены театр оперы и балета Маиловых (1911 г.), здание нынешней больницы им. Мусы Нагиева (1914-1918 гг.), Сабунчинский вокзал (1924 г.) первой в Советском Союзе электрической железной дороги.

Бакинские купальни, или просто купальня, как называли бакинцы это сооружение, стала неотъемлемой частью жизни многих поколений горожан.
В плане купальня имела форму якоря. Находясь на немалом расстоянии от берега,она соединялась с сушей посредством широкой эстакады с установленными на ней бульварными скамейками.

Строго симметрично купальня делилась на женскую и мужскую половины. В каждой из них были бассейн с полом для не умеющих плавать, лестница в открытое море, трамплин для прыжков, а также индивидуальные номера с лестницей, ведущей или в бассейн, или в открытое море. В каждом из номеров имелся душ с пресной водой, но и в общей части имелись душевые и раздевалки. Кроме того, на крышах павильонов находились солярии или, как их называли, «загоралки».


Они пользовались успехом у бакинских красавиц,поскольку в них можно было приобрести идеально ровный загар.
В общей секции всегда стоял гомон, в бассейне плескались дети, а взрослые состязались в прыжках с трамплина. Более солидная публика, папаши с детьми предпочитали отдельные номера.

Имелось еще и ванное отделение с подогретой морской водой, которое функционировало зимой, когда купальня закрывалась. У кассы в это отделение всегда выстраивалась очередь пожилых посетителей. Увы, сейчас уже не у кого спросить, каковы были лечебные свойства горячей воды Каспия. Впрочем,огромная польза купальни как спортивно-оздоровительного комплекса не подлежит сомнению.

Открытия сезона в купальне с нетерпением ждали школьники. Обычно она открывалась в 20-х числах мая, с окончанием учебного года. Многие прямо после работы приходили в купальню и, освежившись, сбросив усталость, шли домой обедать.
В жаркие летние вечера здесь было особенно оживленно, все скамейки на эстакаде бывали заняты. Здесь, вдали от берега было прохладнее, чем на аллеях бульвара. В центре здания купальни и на террасе второго этажа работали буфеты, где подавали бочковое пиво в больших графинах и почему-то только красное вино «Алшараб».

В те далекие годы дорога из города до замечательных абшеронских пляжей отнимала много времени и сил. Купальня же находилась в самом центре города, и трудно недооценить ее роль на протяжении почти 35 лет существования.
Известно, что уровень воды Каспия непостоянен. Когда строили купальню, уровень воды повышался, так что древнее здание караван-сарая, ранее находившееся на почтительном расстоянии от берега, оказалось полностью под водой.

Наоборот, к 1950-м годам вследствие резкого понижения уровня Каспия сваи купальни «вылезли» из воды, решетчатый пол бассейнов оказался над водой. Купальня стала непригодна для отправления своей основной функции и была снесена. Вдобавок городские власти вынуждены были также снести соседние пристани, где размещались «Яхт-клуб», спортивное общество «Водник» и др. Привычный архитектурный облик бакинской набережной изменился, и по мере внесения современных элементов она приобрела совершенно новый вид.

Сейчас наблюдается процесс подъема уровня Каспия. Вода заливает нижнюю террасу Приморского бульвара. Быть может, настанет время, когда состояние каспийской воды позволит построить новую купальню, применив современный уровень техники, построив, возможно, очистные сооружения, необходимости в которых в те давно минувшие годы не было. Но хотелось бы, чтобы за основу при этом был принят проект архитектора Н.Г.Баева 95-летней давности – проект Александровских купален.

ОТСЮДА

Из воспоминаний А.Аванесова

Бакинская купальня - была одной из главных достопримечательностей города.

Она была разделена на женское и мужское отделения. Вход в общие отделения, оборудованные так называемыми лягушатниками - "закрытые" зоны - в 40-50-х годах стоил 70 копеек.

Было и "открытое" отделение с прямым выходом в открытое море, куда можно было прыгать с небольшой площадки, находящейся на высоте 2-2,5 метра от уровня моря.

Были "апартаменты" и для более солидных посетителей - это просторные, светлые помещения насквозь продуваемые морскими ветрами, в которых можно было расположиться с "комфортом" на раздвижных брезентовых раскладушках, покрытых белыми простынями.

Была и "загоралка", расположенная на крыше купальни на высоте не более десяти метров от уровня моря и наиболее отважные ребята прыгали в море прямо с крыши "загоралки".

На переходных деревянных мостиках располагались душевые кабины, где можно было обмыться после соленой морской воды, пропитанной родным запахом мазута. Были там и кафе, шашлычная и даже биллиардная.

Бакинская купальня была одним из самых посещаемых мест в летнее время, где вечером можно было прогуляться по широкому деревянному мосту, посидеть на скамейках, посидеть в кафе, шашлычной и поиграть на биллиарде.

Купальня стояла до 1960 года, потом её ликвидировали войсковые подразделения при помощи тротиловых взрывов. Я видел это своими глазами, так как ежедневно гулял по Приморскому бульвару.

В дальнейшем бульвар был реконструирован; прибрежная полоса была засыпана бетонными плитами, камнями, её выровняли, заасфальтировали, установили чугунные ограждения, расширили центральную аллею бульвара (раньше она была очень узкая и засажена кустарником олеандра по всей длине).

Реконструкция Приморского бульвара проводилась под руководством мэра города Баку А.Д.Лемберанского.

Вход в купальню находился на центральной аллее Приморского бульвара, примерно на уровне Аптеки №27, что на проспекте Нефтяников.

Проход через большие ворота на деревянный планчатый мост на бревенчатых сваях, вбитых в морской грунт. Ширина моста не менее 10 метров, а длина до входа в помещение купальни, примерно 200 метров.

Справа от входа, у кромки моря, находились спортивные общества: ККФ, Яхт-клуб и "Водник" (директором "Водника" был мой сосед дядя Петя Воропаев).

Там же были оборудованы ограждения для игры в водное поло, дорожки для плавания и трамплины для прыжков в воду. Было много спортивных судов - яхты, шверботы, моторные лодки, глиссеры, многовесельные шлюпки, ялики и т.п.

Наиболее неблагоприятными считались дни, когда ветер дул с моря на сушу, так называемая "моряна". Тогда к берегу прибивало толстый слой мазута и разного мусора и купаться было невозможно.

Когда же ветер менял свое направление и дул с берега в море (Норд), всю грязь уносило в открытое море и вода становилась чище, что способствовало притоку купальщиков и загорающих.

Работал тогда боцманом в яхт-клубе знаменитый дядя Сулейман - старый морской волк с неописуемо страшным лицом и внешним обликом, а речь его изобиловала сплошным матом и неповторимым жаргоном.

Так вот, у этого дяди Сулеймана мы брали напрокат за 10 рублей ялик (двухвесельная маленькая шлюпка), оставив в залог свою одежду и уходили в открытое море, прыгали с лодки в море , плавали в относительно чистой воде, что доставляло большое удовольствие.

Если дул Норд, лодку могло унести далеко в море и возвращаться на берег было очень сложно.

Часто уплывали на лодке за военный форватер - линия была запретной и устанавливалась военными моряками. Часто военные моряки на катерах вылавливали наши лодки, цепляли на буксир и увозили в военный морской порт на Баилово. Лодки конфисковывали, а нас отпускали. В лучшем же случае нашу лодку буксировали далеко на Зых, а нас вместе с лодкой отпускали с условием, что будем добираться до яхт-клуба вдоль берега, не более чем на 20 метров от кромки берега.

Для обозревания голых женщин, загорающих на крыше загоралки, нужно было заплатить боцману "Яхт-клуба" Сулейману всего-навсего 10 рублей и взять у него напрокат ялик - двухвесельную шлюпку - на котором можно было вплотную приблизиться к загоралке и обозревать женские прелести.

Причём, некоторые женщины даже не предпринимали никаках попыток скрыться от наших назойливых и "голодных" взоров, и даже открыто и похабно демонстрировали нам свои "телеса", а некоторые - наиболее стыдливые - предпочитали укрыться в глубине загоралки от назойливых мужских взоров.

Был и ещё один, более надёжный вариант обзора женской загоралки: на причале спортивного Общества "ДОСААФ" долгие годы стояла канонерская лодка "Бакинский рабочий", на палубе которой был установлен так называемый "дальномер", что-то наподобие подзорной трубы.

Поднявшись на палубу канонерской лодки и уплатив дневальному небольшую сумму, мы, мальчишки, через этот "дальномер" могли обозревать всю акваторию бакинской бухты и стоящие на рейде корабли. Однко основное наше внимание было приковано к женской загоралке, где обнажённые догола женщины и девушки, принимали солнечные ванны!

Очень печальная участь постигла бакинскую городскую Купальню , одну из главных достопримечательностей Баку, памятника старинной деревянной архитектуры, которая была варварски разрушена в начале шестидесятых: её взрывали воинские сапёрные подразделения, а затем солдаты долго вылавливали баграми плавющие на поверхности морской бухты огромные деревянные брёвна, когда-то служившие надёжным "фундаментом" её Величества бакинской городской Купальни!

"А как с крыши купальни прыгали в открытое море??"

Вход в Купальню стоил 70 копеек, а у иных мальчишек, в те годы, часто не бывало и этой незначительной «суммы». Один из таких - учащийся 8-й школы Хачикян (имени не помню) - был инвалидом, без одной ноги выше колена, ходил на одном костыле, постоянно заваливаясь на бок. Перешагивая через каменный бульварный парапет , по грязному, замазученному прибрежному грунту, он спускался к морю и начинал свой «заплыв» в сторону Купальни.

Одной рукой, в вертикальном положении, он высоко держал над головой, свой костыль, другой, по лягушачьи , отгоняя от себя густую мазутную плёнку, плавающую на поверхности моря, благополучно достигал своей цели.

Интересно было наблюдать за ним, когда он прыгал с загоралки в открытое море. С трудом сохраняя равновесие, коротенькими скачками, он приближался к самому краю крыши загоралки и совершал свой отважный прыжок.

Прыгал он «солдатиком». Ему трудно было сгруппироваться в воздухе во время прыжка, придав своему телу нужное вертикальное положение, однако он очень ловко манипулировал одной ногой, совершая при этом движения «вперёд-назад».

"Вода в бухта была полностью мазутная, и после купания надо было в обязательном порядке пользоваться керосином"

Одними из основных источников мазутного загрязнения служили утечки из нефтеналивных терминалов бакинского морского порта при заливке нефти в танкеры, слив замазученной воды в море после мытья "танков" танкеров, стоящих на рейде и многое, многое другое!

Керосином, конечно, дома, отмывали прилипшие к телу мазутные пятна - это случалось, когда была "Моряна" , т. е. южный ветер ветер дул со стороны моря на сушу, пригоняя мазут и различную грязь со стоящих на рейде судов.

Когда же ветер менял своё направление и дул в сторону моря ("Норд" или "Северный" ветер), всю грязь уносило далеко от берега и вода становилась относительно чистой и без лишних примесей.

Вдоль боковой стены Купальни были установлены постоянно действующие душевые кабины с холодной, пресной водой, где можно было ополоснуться после купания и даже помыть голову , используя только хозяйственное мыло, однако волосы при этом оставались жирными, с обязательным присутствием мазутного "аромата".

Посещение Купальни некоторые часто связывали с направлением ветра: когда была сильная "Моряна", многие купальщики предпочитали отсиживаться в этот день дома и - наоборот. Однако...... Однако иные купальщики посещали Купальню не только в погожие дни.

Привести себя в порядок после многочасового пребывания в Купальне: удалить с тела множественные мазутные пятна, вымыть голову теплой водой, смыть с неё налипшую мазутную плёнку, избавиться от специфического «аромата» прибрежной морской воды – дело непростое;!

Возвращаясь домой из Купальни – обычно в 18 часов – мы заходили во двор нашего дома, подставляли голову под холодную водяную струю водопроводного крана и безуспешно пытались смыть с неё грязь и избавиться от мазутных запахов.

Зная отрицательное отношение нашей мамы к посещению Купальни, уходя из дома, мы говорили, что идём погулять или идём к друзьям. Однако обмануть нашу маму было не так просто: после возвращения с «прогулки», мама - первым делом – обнюхивала наши волосы, затем ногтём проводила по нашим загорелым спинам и рукам , от чего на теле оставались белесые полоски - следы въевшейся в кожу морской соли.

Ни на какие мамины запреты мы с братом не реагировали и постоянно с друзьями ходили в Купальню, так как лучшего времяпровождения в летнюю пору представить себе не могли.

Признаться откровенно: нам самим не очень-то приходился по душе процесс гигиенических процедур после ежедневного посещения Купальни, да и с горячей водой в ту пору были проблемы.

Со временем был найден очень надёжный способ избавления от мазутных пятен и прочих морских «ароматов». Однако всё по-порядку.

В «Яхт-клубе», у боцмана Сулеймана, мы стали брать напрокат ялики – двухвесельные шлюпки – и на этих яликах отправлялись в открытое море. Конечно, сейчас трудно припомнить, на какое расстояние от берега именно, однако помню отлично, что морская вода в той зоне была чистой и даже с голубым оттенком, без мазутных примесей и прочих включений. Уходили мы на яликах обычно за военный форватер (запретную зону), ограниченную морскими буями.

Ялики имели две поперечные скамейки (банки) и были рассчитаны не более чем на двух гребцов, что нас не очень смущало и - часто - на морскую прогулку мы отправлялись втроём.

Остановив свою лодку среди открытого моря, мы прыгали с неё с чистую, несколько прохладную, в отличие от Купальни, морскую воду, вдоволь резвились, подплывали к морским буям, цеплялись за них, делая передышки.

При этом в лодке, на вёслах, обязательно должен был оставаться один человек, иначе ….. Иначе лодку течением могло отнести на такое расстояние, что догнать её вплавь было бы практически невозможно.

Во время лодочных морских прогулок с нами случались курьёзы, об одном из которых хочу рассказать.

Как-то, в канун Первого Мая – дело было 29-30 Апреля - я, мой друг и сосед по дому Генка Кущ и сосед из дома по Малыгина 10 - Валера Казанчев - отправились на ялике на морскую прогулку.

В тот день, в Бакинской морской бухте проходила генеральная репетиция первомайского военно-морского парада: на рейде, в определённой последовательности, украшенные праздничными флажками и вымпелами, стояли военные корабли ККФ, на палубах которых были выстроены военные моряки – члены экипажей.

Военный парад на адмиральском катере принимал адмирал – командующий ККФ. Кстати, несколько слов о самом адмиральском катере, но это моё, сугубо личное мнение: более примитивного по внешнему виду военно-морского плавсредства, думаю, быть не могло!

Может внутреннее «убранство, комфорт» и прочие интерьеры соответствовали требованиям того времени (середина пятидесятых годов), но внешний вид самого адмиральского катера оставлял желать лучшего, ведь катер не какой-нибудь, а адмиральский! Особенно поразила конструкция самого катера: его корма ( не только корма, но и весь катер), которая имела строго прямоугольную форму и напоминала старинный бабушкин сундук, а рёв его двигателей мог быть сопоставим с рёвом двигателя самого крупного боевого танка, особенно в тот момент, когда, набирая скорость, катер направлялся к очередному кораблю для адмиральского приветствия.

Не подозревая о последствиях, мы очень неосторожно приблизились к военным кораблям почти вплотную, остановились и стали с интересом разглядывать происходящее.

Никакой реакции со стороны военных моряков на нашу дерзкую выходку не последовало до тех пор, пока…. Пока Валера Казанчев не встал во весь рост на корму нашей шлюпки и, взяв «под козырёк», не стал поздравлять моряков с первомайским праздником, выкрикивая при этом: «Здравствуйте, товарищи! Поздравляю Вас …..!»

Вдруг, неожиданно, за нашей спиной, раздался вой сирены и в тот же момент нашу лодку стало сильно раскачивать на внезапно образовавшихся вокруг неё волнах. Оглянувшись, мы увидели остановившийся и не сбавляющий холостых оборотов двигателя, торпедный катер, с которого в нашу шлюпку был сброшен толстый морской канат с большой петлей на конце.

С катера последовала команда: «Крепить канат к банке!». Не будучи подготовленными к такому развитию событий, растерявшись от неожиданности, мы стали искать на дне нашей шлюпки «банку», наивно полагая, что она есть обыкновенная стеклянная банка.

Начав заикаться, взволнованный Валера ответил моряку с катера: «А где здесь б-б-б-б-анка?! Её здесь нет!». На что матрос с катера ответил грубо: «Крепи канат к скамейке, на которой сидишь, болван! Она и есть банка!».

С определённым трудом, не будучи знакомы с азами морского дела, мы закрепили наконец канат за «банку» нашей шлюпки. Нашу лодку лихо подтянули вплотную к борту торпедного катера и велели всем троим перебраться на катер.

Некоторое время мы не понимали толком, что с нами происходит, а катер, тем временем, набирая большие обороты, удалялся от берега, таща на буксире наш ялик. Слева от нас уже промелькнули огромные резервуары и трубы черногородских нефтеперерабатывающих заводов - мы очень быстро приближались к Зыху.

Стоящий на капитанском мостике офицер спросил: «Кто из вас старший? Пусть поднимется на мостик». Подниматься пришлось мне. Не выбирая выражений, офицер обрушился на меня с потоком обвинений и угроз.

О подробностях офицерских обвинений, думаю, говорить не следует – всем всё ясно! А угрозы? Они сводились к тому, что сейчас нас высадят на берег, а лодку конфискуют и она пополнит большую коллекцию конфискованных ранее шлюпок, яхт, шверботов и глиссеров, находящихся в морском военном порту на Баилове.

И вдруг, неожиданно, капитан торпедного катера говорит мне: «Знаете, хлопцы, сегодня у нас генеральская репетиция к морскому параду, который состоится завтра, 1 Мая, и возиться с вами мне некогда! Садитесь в свой ялик и плывите к месту своего отплытия, но только при одном условии: плывите только вдоль берега, отклоняясь от него не более чем на 10-15 метров!" Обрадованные таким поворотом событий, мы спустились в наш ялик и, следуя наказу капитана, стали грести (или , как говорил тогда Генка Кущ: «греБсти») в сторону «Яхт-клуба».

Вскоре наша радость сменилась огорчением и унынием: ведь грести предстояло нам от самого Зыха и до самого «Яхт-клуба»! Расстояние немалое!

С большим трудом, сменяя друг друга на вёслах ободрав при этом в кровь свои ладони от разорвавшихся волдырей, мы «благополучно» причалили к «Яхт-клубу», где нас ожидал разъярённый боцман Сулейман!

Такие приключались с нами морские истории на водах родного Каспия!


Из воспоминаний Я.Зильберштейна

Кто из бакинских пацанов не бегал в купальню. Стоимость для детей была 10 или 15 коп., но и этот капитал не у всех был. Находились смельчаки, которые прыгали с эстакады и между сваями проплывали во внутрь. Купальня имела для тех, кто не плавает, два бассейна: детский и взрослый. Это был решётчатый пол с оградой, который опускался в море, естественно на разные уровни.

Было открытое отделение с трамплином, номера и солярий (загоралка по-простому). И конечно мужская купальня отдельно от женской.

В дальнейшем, когда мазут закрыл всю поверхность бакинской бухты, закрыли купальню и работал только солярий. В 58-м году я ушёл "на фронт", а когда я в 62-м вернулся "из фронта", купальня приказала долго жить, а жаль.

Как по эстакаде с берега пройдёшь к купальне, вход был как раз на оси симметрии, слева было женское отделение, а справа мужское. А без пола или с полом это было написано внутри в каждом отделении отдельно. И в полном смысле выход в открытое море. Но, конечно, не имеется в виду 20-ти километровая зона, а глубина была4-5 м. и два бассейна с деревянными полами, один (детский)с глубиной пола 50-60см. и взрослый 80-100см.

Что дядю Петю звали Петей я не знал, но Воропаевая знал в лицо. Последняя пристань в сторону парашютной вышки, была пристань ДОСААФ, где начальник был Мирзоев, там же и была спасательная станция - начальником был Цирульников Сеня мой двоюродный брат. с этой пристани, прогулки по бухте с пивом и с трио кларнет, думбул и зурна, выполнял старый колёсный пароход "Демосфен".

Из воспоминаний А.Копелева

Бакинская купальня сверху имела форму морского якоря и являлась лечебно-профилактической организацией. Недалеко от центрального входа работала котельня, которая нагревала морскую воду и подавала ее в номера с ванными, где медперсонал лечил на основе йодо-соленной насыщенной водой больных с ограниченным двнжением конечностей и суставов, а также от опухолей типа зкзем.

После прохождения процедур пациенты отдыхали в центральном холле на кушетках, а желающие поднимались на второй зтаж в солярий , загорали и любовались морем.

Справа от эстакады, ведущей в купальню, находилось общество " Водник" с причаленным военным катером "Бакинский рабочий" куда нередко приходило высокое начальство попить черное пиво, которое производили на Зыхском пивзаводе.

Там же у причалов парковались яхты и шверботы, которые плыли далеко от купальни в сторону Наргена и далее вплоть до Бузовнов в тихую погоду.Иногда забирали с собой знакомых ребят и мы плавали в открытом море под надзором старших.

Можно дополнить как старому купальщику бакинской Купальни. Так вот, интенсивное загрязнение прибрежной полосы началось в 1941-1943 гг. Время было военное,недоставало танкеров для перевозки ГСМ.

Тогда к баркасам, плывущим на Волгу и в Красноводск, на цепях и троссах крепили цистерны как вагоны к паровозам и сбрасывали в море. Часть цистерн переворачивались и нефтяные продукта выливались в море. Сам видел такое!

А некоторые цистерны даже тонули, выплёскивая нефть на поверхность моря. Оно порой становилось рыже-зелённой массой, устремляющейся при моряне к берегу,окольцовывая Купальню в её якорной конфигурации. Кто тогда думал об экологии......

Из воспоминаний Георгия Коновалова

Пошли мы на бульвар, на водную станцию «Водник», а была она ниже купальни. Её служебные помещения были прямо под купальней, меж свай. А причал был вдоль верхнего настила самой купальни, но ниже метров эдак на три – четыре. ...Купальня в это время уже закрыта была – не сезон. Кивок в сторону будки сторожа: «Он со мной». Десять ступенек вниз, и доски причала. Слева, под купальней, строение и дверь , друг вовнутрь, а я снаружи. Там явно отмечали день артиллерии.

Вадик о чём-то переговорил с главным, и тот отцепил от связки ключик.
- Пошли.

Вдоль причала к привязанным лодкам. Небольшое судёнышко, откуда-то появились вёсла. Отомкнули замок. Спрыгнули в ялик (а, он был яликом). И… погребли. Пытались грести вдвоём, но из этого ничего не получилось. И стал мой друг «единоначальником» на судне.

Сначала отправились к причалам яхт-клуба «Спартак». Ничего интересного. Всё такое же, как и на «Воднике». Решили пойти к купальне. Покрутились между свай, чувство такое, как и в густом лесу, только вода вокруг и сверху вместо неба какой – то потолок. С мужским отделением знакомы, а вот женское… Интересно, чем оно отличается..?
Да ничем, те же лестницы из кабинок в воду, тот же трамплин, ну всё такое же. Ничего интересного.


Из воспоминаний Б.Добина

Мы бегали в купальню пацанами. Пробегали по деревянному настилу, сквозь щели которого была видна вода, которая билась о настил, и доски были мокрыми, а в солнечную погоду от досок поднимался пар и пахло морской водой.

Покупали билет и заходили в купальню в детское отделение. Сдавали одежду и нам давали номерок, который мы привязывали к руке или к ноге.

По скользким ступеням спускались в воду, воды было по грудь. От открытого моря детская купальня отделялась деревянной стеной, там было и взрослое отделение, где вода была с ручками. Умеющие плавать купались в открытом море и даже прыгали с загоралки.

Потом в пятидесятые годы в купальне появилась нефть. Она приходила из моря, где разрабатывались нефтяные месторождения, и люди меньше стали ходить в купальню, и в конце концов её убрали к сожалению.

Из воспоминаний Э.Шумейко

Все лето мы проводили в детском, а как подросли, и в взрослом отделении купален. Там же было и водно-лечебное отделение. Под присмотром мед.персонала принимали определенной температуры морские ванны, в соответствии с рецептом прописанным врачом. На фото левый флигель - это женское отделение купален. Правый-мужское.

В каждом отделении было два бассейна - детский и взрослый. Бассейны были образованны досками с промежутком, позволяющим проток воды. Пол в экстренном случае подымался лебедкой для оказания помощи. В середине было два трамплина и лестницы ведущие в открытое море.

Пацаны в купальни проникали через штакетник. Но не пола,который был сделан из толстых и без щелей досок,иначе в щели могла застрять нога, а через боковые стенки сделанные из тонких с промежутком досок.

При этом только одна стенка одного из бассейнов выходила на внешнюю сторону купальни. А так как вход был все таки платным, а мы проводили там целые дни, отлучаясь на еду домой, то прыгали с пристани ведущей к купальне (на фото видна) и, зная, где часть штакетника раздвигалась, проплывая к этому месту под водой, проникали в бассейн.

Кстати, на пляжах Апшерона не могло быть ни трамплинов, ни горок так как Каспий очень коварен и в очередной шторм разнес все бы эти сооружения в щепки.

Сбоку были индивидуальные номера. Комнатка с вешалкой и лежаком для отдыха. С каждого номера в море шла индивидуальная лестница.
На крыше купален располагался солярий.Были лежаки с поворотным устройством для защиты головы от солнца.
Был ряд душевых с пресной водой. Вещи посетителя сдавались в раздевалку, а номерок, как правило, привязывался к ноге.

Какие там были запахи исходящие от пропитанных морской водой свай и досок.

Застекленные места были выполнены витражом из цветного стекла.При солнечном освещении все играло разноцветными бликами.

Наблюдатели строго следили за непроникновением посетителя одного отделения в другое.

Затем по мере загрязнения Каспия в купальнях функционировал только солярий, пресной воды душевые и лечебные ванны, воду для которых очищали.

Далее, закрыли все и взорвали индивидуальными зарядами под каждую сваю это чудесное сооружение.

Из воспоминаний В.Кулишова

Ветхая она была, все деревяные конструкции прогнили. Опасно там было находиться, да и море грязное.

В 1958 году огоньковец Марк Редькин и мой отец делали фоторепортаж с крыши купальни о водомоторниках - туда-сюда гоняли они глиссера с базы Нефтчи, и один из снимков попал на обложку "Огонька".
Я носил отцу штатив на этой съемке. На крыше мы передвигались очень осторожно, и все равно на одном из участков крыши отец чуть не провалился внутрь - еле успел переместить центр тяжести с правой ноги на левую и упал на бок, после того как правая нога пробила крышу.

Что я запомнил - полумрак у внутреннего бассейна с решетчатым полом, скрип дерева, запах моря.


Из воспоминаний Л.Шварца

Купальню вспоминаю с благоговением. Именно в её лягушатнике я научился плавать где-то в 1947-ом году. Потом уже и прыгал с загоралки... И даже, что скрывать, впоследствии стал спортсменом - пловцом. Имел первый взрослый разряд.


Из воспоминаний Станислава Ашмарина

О бакинской купальне писали много и достаточно часто.
Простите пожилого человека, нам бы поговорить только.

Вот и я не откажу cебе в удовольствии ещё раз вспомнить...
Скрывались мы от жары в купальне на бульваре.

В городе ещё была тень, но на бульваре всё было залито солнцем. Бежали босиком, ступни обжигались на асфальте до дрожи в затылке. Спасение было в узких тенях от фонарных столбов – полминутки стояли, вытянув ступни в линеечку на узенькой тени от столба, и бежали дальше.

Переводили дух только у арки, ведущей на деревянную пристань, а до купальни было ещё около двухсот метров. Но здесь уже было легче. Пахло разогретыми деревянными досками и морем. Плата за вход после реформы 1947-го года для нас была, кажется, от 10 до 20 копеек, по росту: выше ты, или ниже деревянной планки, прибитой у входа, рядом с контролёром. Отважные одиночки спускались с пристани до воды, и добирались до купальни вплавь, бесплатно.

Здание купальни напоминало восточный дворец. Настоящий шедевр мирового деревянного зодчества. Кто бы тогда из нас знал, что она была открыта в незапамятные для нас времена, всего за полтора месяца до начала первой мировой войны. Само здание делилось на три части: женскую, мужскую и среднюю, с бальнеологическими кабинетами (морская вода для процедур подогревалась в маленькой котельной). Для души можно было воспользоваться буфетом с пивом и красным вином, посидеть в кафе или зайти в биллиардную.

Мы сдавали одежду в гардероб, привязывали железный номерок к руке, а кто к ноге, и бежали к лягушатнику.
Когда ветер дул с моря, нельзя было купаться из-за толстого слоя нефти. Первые пришедшие с утра долго разгоняли мазут руками и ногами, и только потом работники купальни опускали в воду подвешенные на цепях платформы с решетчатыми стенами, в которой вода вскипала от бултыхания десятков подростков.
Таких платформ в каждой части купальни было по две: для малышей – лягушатник, и для взрослых, которые боялись нырять в открытый залив, не ощущая дна под ногами. Были лесенки для спуска в море для всех из коридора, были и кабины подороже, индивидуальные. Были открытые душевые кабины с пресной водой.

Отдыхали и загорали на крыше, на лежаках, где было свободно. Если мест не хватало, взрослые нас просто смахивали с лежаков. Голова от солнца прикрывалась поворачивающейся деревянной плоской дощечкой, креплённой на металлической стойке. Многие ходили полностью обнажённые. А напротив мужской была купальня женская. Очень было любопытно, но далеко. Некоторые из мужчин приходили с биноклями.

Ввиду увеличивающегося загрязнения бухты нефтью купание прекратили, и некоторое время действовали только лечебные кабинеты, а потом обветшавшее здание взорвали, лишив бакинскую бухту одной из самых прекрасных своих достопримечательностей.

Из интервью с заслуженным строителем Азербайджана Эмилем Ахундовым

Генерал-губернатор, наместник императора на Кавказе князь Голицын, отвечая на обращение Бакинской Думы о желании построить в Баку общественную купальню, начертал: «разрешаю построить из растущих элементов».

Это тот Голицын, который утверждал первый генеральный план Баку.

В бакинской бухте, в восьмидесятых годах XIX века построили деревянную купальню, без единого гвоздя. Я ребенком помню эту потрясающую купальню, [2] с пресной водой, с солярием, с «лягушатником» для детей, деревянным полом, на котором дети с мамами купались. Были первый ярус с трамплином, второй ярус, самые храбрые прыгали в чистую тогда морскую воду с крыши купальни. Баку был городом бомонда, интернациональным. Даже скамейку без разрешения городской Думы, его архитектора, в городе никто бы не поставил.

ЗДЕСЬ




  1. БОТОВ Михаил Дмитриевич (1855 - 1886 гг.), гражданский инженер, выпускник Петербургского института гражданских инженеров 1881 г.
  2. думаю, что Э.А. говорит о купальне М.Д.Ботова, а помнит вторую


Фотоальбом



При полном или частичном использовании статьи ссылка на наш сайт обязательна.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница