Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Бакинские нефтепромышленники в борьбе за влияние на городскую полицию (1905-1907 гг.)

В начале ХХ века рабочее движение принимает массовый характер, рабочие начинают переходить от экономических стачек к политическим забастовкам и демонстрациям. Обострение политических и экономических противоречий в Российской Империи усугублялось еще и началом Русско-японской войны, которая в конечном счете способствовала более широкому размаху революционного движению в стране.

Тяготы войны, отражаясь на экономике страны в целом, коснулись, естественно, и нефтяной промышленности. Политическая нестабильность сказывалась, прежде всего, на нефтяной промышленности Азербайджана. Если из Азербайджана в 1904 г. было вывезено 391,9 млн. пудов, а в 1905 г. – 326,3 млн. пудов, то в 1906 г. вывоз достиг отметки 295 млн. пудов нефти.

Все это вызывало рост цен, дороговизну, снижение заработной платы рабочих нефтяной промышленности, ухудшение социально-бытовых условий. Рост безработицы выливался в недовольство, толкал на массовые выступления, которые перерастали в различные формы вооруженных выступлений. Одним словом, обстановка в нефтяном Баку внушала страх и беспокойство царским властям, нефтепромышленникам и иностранным инвесторам.

Напуганный этим положением, министр финансов в своем докладе Николаю II писал:

"Прискорбные события в городе Баку, средоточение наше нефтяной промышленности, в которую вложены громадные русские и иностранные капиталы, произвели сильнейшее впечатление за границей, крайне неблагоприятное для нашего кредита, пользовавшегося до сих пор вполне устойчивым положением".

В ответ на расстрел мирного шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу 9 января 1905 г. рабочие всей России ответили демонстрациями и стачками протеста. В знак солидарности начались забастовки и стачки по всему Азербайджану. По размаху революционных выступлений 1905г. Бакинская губерния занимала одно из первых мест во всей Российской Империи.

В связи с этими событиями Бакинский губернатор Накашидзе был вызван в Петербург, где получил соответствующие инструкции о наведении общественного порядка в г. Баку и его промысловых районах.
Губернатор Накашидзе попытался исправить положение в городе Баку. Причем, все его попытки восстановить порядок основывались на применении полицейской силы. Он считал, что именно полицейские меры дадут положительные результаты. Однако время было упущено.

18 февраля 1905 г. по указу царя Николая II в Баку и в Бакинской губернии было введено военное положение. Управление по наведению общественного порядка было передано войскам.
Как следствие подобных мер, в Баку 22-25 августа 1905 года и разыгрались кровавые события. В результате массовых беспорядков в городе и поджогов нефтяных промыслов в Балахано-Сабунчинском районе сгорело 3/4 вышек, на Биби-Эйбате из 600 вышек уцелело 120. Из 68 нефтеперегонных заводов 24 приостановили свою работу. Начался отток рабочих семей из Баку.
В результате августовских событий, которые сопровождались межэтническими столкновениями, убийствами, поджогами и грабежами, ущерб составил 19 500 000 рублей.

Нужно больше полицейских

Еще до августовских событий 1905 года бывший бакинский губернатор Одинцов Д.А. в 1902 году ходатайствовал перед главнокомандующим гражданской частью на Кавказе Голицыным Г.С. об изменениях в системе административного управления городом Баку и нефтепромысловыми районами.
По предложению губернатора, полиция города и нефтепромысловых районов должна была быть подчинена Бакинскому городскому полицейскому управлению и Балахано-Сабунчинскому полицмейстерству.
Одновременно предполагалось присоединить к территории города районы Баиловского мыса, Биби-Эйбата и др. Общий надзор за деятельностью двух полицейских управлений должен был быть выделен из ведения губернской администрации и передан особому лицу.

Одинцов неоднократно обращался с требованиями изменить подход к структуризации органов полиции, так как в Баку применялись нормы и стандарты, принятые в городах Российской Империи.
В своем обращении он просил увеличить штат полиции с учетом следующих обстоятельств: обширность территории города, своеобразный характер промыслового и фабрично-заводского населения, особенно "пришлого мужского населения", склонного к пропаганде социал-демократических идей среди рабочих, разнородность населения (40 национальностей и народностей, среди которых вспыхивают кровавые этнические, религиозные столкновения), ужасные климатические условия, "азиатский" характер построек с тесными улицами, которые могут служить "засадой", укрытием злоумышленникам, поголовная вооруженность населения с его легковозбудимым темпераментом и самое главное – склонность к "кровомщению".
Он напоминал, что последний раз штаты полицейской команды города были утверждены 1 июня 1895 года, а проектировались они и того раньше, в конце 1880 года. Тогда население Баку составляло 83 тыс. человек, а в начале ХХ века в Баку насчитывалось уже свыше 200 тыс. человек. По губернскому положению тех лет было предусмотрено, чтобы в городах с большим числом населения на одного городового приходилось 500 человек, однако в Баку один городовой приходился на 1000 жителей.

В начале 1905 года по г. Баку и Бакинской губернии была проведена ревизия под руководством сенатора Кузьминского, который в своем отчете отмечал, что события последнего времени ясно показали, до какой степени Баку с промысловыми районами нуждается в сильной по численности и образцовой по качеству полиции, хорошо при том оплачиваемой. Действительно, здесь был простой расчет. Если местность, которая приносит имперской казне около 1.000.000.000 рублей годового дохода, может претендовать "на вполне надежную охрану, не надо забывать при этом, что один день забастовки сокращает суточную добычу нефти до двух миллионов пудов стоимостью свыше 400000 рублей".
Сенатор Кузьминский был прав, когда говорил о том, что полицейские из-за низкого материального положения не дорожили своим служебным положением и очень легко расставались со своей должностью.

Наместник Кавказа граф Воронцов-Дашков считал, что для обеспечения общественного порядка и безопасности в Баку и его пригородах не следует останавливаться перед финансовыми расходами на содержание полиции, так как статистические данные о преступлениях за 1904 г. говорили сами за себя. Только по городу Баку было зарегистрировано 441 преступление, из них – 130 краж, 110 ранений и увечий, 106 убийств и покушений на убийства и 95 других преступлений". Наместник Кавказа утверждал, что "излишняя экономия на содержание полиции, как показал опыт, может обойтись дороже самых широких затрат".

Нефтяные интересы

Что касалось самих нефтепромышленников, то они неустанно твердили о необходимости усиления полицейской команды в Баку. Даже исходя из неоднократных заявлений, было известно, что они готовы были отчислять определенную часть денег из нефтяного фонда (примерно 3% с пуда нефти). Однако все эти предложения так и оставались предложениями, пока не грянул революционный гром.

События августа 1905 года очень сильно напугали царские власти. В ужас пришли прежде всего и бакинские нефтепромышленники, которые могли за считанные дни все потерять.
Обстоятельства, которые могли привести к краху, заставили бакинских нефтепромышленников лично обратиться к Николаю II с просьбой обезопасить население города и навести порядок в "бушующем революционном и бандитском городе Баку".

24 августа 1905 году на имя Воронцова-Дашкова поступила телеграмма за подписью царя, в которой говорилось:

"Находившиеся в Петербурге нефтепромышленники обратились ко Мне с телеграммой, прося защиты служащих и рабочих на нефтяных промыслах, объятых пламенем и разграблением бушующею толпою. Вред, нанесенный нефтяным промыслам, есть вред не только русской промышленности, есть вред и всей России, ибо недостаток топлива грозит всюду самыми тяжелыми последствиями. Дело охраны промыслов есть вопрос первейшей государственной важности".

Усиление охраны общественной безопасности в городе Баку зависело от финансовой поддержки правительственных учреждений. Однако длительные дебаты по этой проблеме между различными органами власти так и не дали нужного результата.

После телеграммы царя кроме самих нефтепромышленников и наместника Кавказа Воронцова-Дашкова (очень заинтересованного в бакинской нефти) никто больше не проявлял особого интереса к расширению полномочий и увеличению штата полиции в Азербайджане. Поэтому 22 сентября 1905 года в Петербурге состоялось экстренное совещание нефтепромышленников.
Они выдвинули ряд требований:

  • иметь свою вооруженную охрану на промыслах, предоставив ей право самой избирать полицмейстера и приставов
  • неотложное учреждение градоначальства, где также ручались о его частичном финансировании из средств Совета съезда нефтепромышленников.

В результате настойчивости нефтепромышленников 28 октября 1906 г. город Баку со всеми прилегающими к нему нефтепромыслами, фабрично-заводскими районами и частью Бакинского уезда был выделен из общего управления Бакинской губернии в особое Градоначальство.
Этим же указом были приняты положения о Бакинском градоначальстве, о временных штатах градоначальства и полиции.

Согласно новому положению, штат Бакинского полицмейстерства составлял 843 человека, а Балахано-Сабунчинского – 787 человек.
Были четко определены границы каждого полицмейстерства. В пунктах указа предусматривалось в случае необходимости усилить личный состав полиции.
Ассигнование полиции признавалось за счет процентов денежных средств, поступающих от нефти в пределах предусмотренной суммы.

Для управления силами городской полиции при градоначальстве были созданы два присутствия (органа): по общим административным и по нефтяным делам, контроль над всей деятельностью которых находился, естественно, в руках нефтепромышленников.
Данные органы рассматривали вопросы, касающиеся охраны города, нефтяных промыслов и заводов, поддержания на них порядка и безопасности. На заседаниях этих структур его члены имели право рассматривать предложения об изменении штатов градоначальства и полиции, распределении сметы по содержанию полиции, о составе и полноте комплектов чинов полиции, о вооружении, обмундировании и снаряжении полиции. Даже кто-то сказал тогда, что наконец-то полицейский будет теперь более сытым.
Одной из самых первоочередных задач присутствия было комплектование новых штатов Бакинского и Балахано-Сабунчинского полицмейстерств.

Хлебные места

Для вновь утвержденных штатов полиции необходимо было решить вопрос их денежного довольствия.
Предусматривались жалование, столовые, квартирные, разъездные, при этом обязательно учитывалась должность по классу и по категориям пенсии. Например, полицмейстер должен был получать жалование 1750 рублей, столовых – 750, разъездных – 1000 рублей. По должности он соответствовал 5-му классу, а по пенсии – 3-й категории. Всего это делало 4500 рублей в год. Пристав получал в год 1800 рублей. Городовой – 1400, а околоточный – 800 рублей в год.
Для реальной оценки жалования полицейских следует привести данные стоимости продуктов питания: мясо 1-го сорта за фунт – 17 копеек, мясо 2-го сорта – 15 копеек, баранина – 21 копейка, хлеб пшеничный 1-го сорта – 8 копеек, хлеб ржаной – 3 копейки.

На совещании Градоначальства административное и нефтяное присутствия приняли решение, что все расходы по отводу или найму помещений для полицейских, квартир для полицмейстеров и его помощников, для приставов, околоточных надзирателей и городовых с учетом отопления, освещения ложатся на средства города.
А расходы в местностях, расположенных вне городской черты, относятся на средства особого сбора с нефтепромышленников, в том числе и расходы на вооружение, лечение и т.д.

В местностях, находящихся под финансовой опекой нефтяного съезда, для полицейских были предусмотрены нормативы для обеспечения жилым фондом сотрудников полиции. Так, для полицмейстера была предусмотрена квартира с 7-ю комнатами, для помощника – 5-комнатная.
Помещение под управление: для полицмейстера – 8 комнат, пристава – 5 , околоточных – 2, участковых управлений 4 комнаты.

В истории полицейской практики далеко не ординарный случай, когда гражданское присутствие, а тем более нефтяное, так сильно обладало правом вмешиваться в дела государственно-полицейские.
Деньги нефтепромышленников, которые планировались на усиление полиции, давали им право использовать свое сильное влияние в нефтяном присутствии градоначальства. Особенно в вопросах увеличения и уменьшения штатов полиции.

Неудивительно, что нефтепромышленники демонстрировали свою силу в деле укрепления органов бакинской полиции. В Азербайджане в те годы количество нефтяных компаний насчитывалось примерно более ста. Например, представители 40 фирм, 35 обществ и 28 товариществ составили костяк Съезда нефтепромышленников Азербайджана, который объединял и осуществлял внутриотраслевую координацию.
Правительственные учреждения, видя эту силу, пытались переложить на них всю финансовую ответственность. Поэтому уже к 1906 году финансовые поступления в фонд полиции от государства начали снижаться и были приравнены к общезакавказским нормам. А это означало то, что преимущество в деле финансирования полиции было отдано бакинским нефтепромышленникам.

Эффективная охрана нефтепроводов Получив доступ к финансированию полиции, нефтепромышленники перешли к активному наступлению.
Не дожидаясь указаний сверху, Съезд нефтепромышленников разработал программу усиления органов полиции в г. Баку и его пригородах. В ней предлагалось:

  • вместо проектированных пяти полицейских участков в Балахано-Сабунчинском полицмейстерстве достаточно иметь четыре
  • установить количество городовых около 500 человек (против имеющихся 30)
  • определить число конных городовых в количестве 100 человек вместо имеющихся 15
  • Для охраны нефтепроводов выделялся специальный наряд, состоящий из 18 конных полицейских, несущих посменно круглосуточную служб.
  • Для Биби-Эйбатских нефтяных промыслов предусматривался один полицейский участок с 120 пешими городовыми, для Белого города 1 полицейский участок с 60 городовыми.

Съезд нефтепромышленников определил бюджет расходов:
Биби-Эйбат – 69360 рублей, Белый город – 45420, Балаханы-Сабунчи – 422120 и т.д.

Кроме этого ими планировалось полное перевооружение полиции самыми современными техническими средствами связи, транспорта и огнестрельного оружия.

Однако активное вмешательство нефтепромышленников в дела "полицейские" вызвало у высоких государственных чинов раздражение. Их беспокоило то, что нефтепромышленники предполагают расширение штата бакинской полиции за свой счет, считая что в дальнейшем это может создать условия для диктата и подчинения полицейских сил нефтемагнатам.
Министр торговли и промышленности, тайный советник Тимирязев, обеспокоенный ситуацией, считал, что было бы неплохо

"привлечь нефтепромышленников Баку, по примеру золотопромышленников Урала, к расходу на содержание полиции в размере лишь одной трети стоимости...", т.е. другими словами, ослабить финансовую экспансию в органы полиции со стороны нефтепромышленников.

В качестве доказательства он приводил аргументы по поводу того, что полицмейстеры в Тифлисе, Одессе получали меньше, чем полицмейстер в Баку. Кроме того, они предлагали сокращение штатных расходов по содержанию Бакинского полицмейстерства в 358.040 рублей вместо 578.980 рублей, по Балахано-Сабунчинскому – 281.550 вместо 422.120 рублей, предложенных нефтепромышленниками.
Министр, опасаясь влияния нефтепромышленников на промысловые районы, в своем предложении предостерегал, что все же необходимо использовать частичное финансирование полиции в промысловых селениях и на нефтеперегонных заводах за счет земских средств Закавказского края.

Кто будет финансировать полицию?

Своеобразие ситуации заключалось в том, что именно в этот тяжелый и сложный период для общественного спокойствия в Азербайджане вокруг полиции разгорелась острая полемика по вопросу о ее финансировании между нефтепромышленниками и руководителями государственных учреждений, такими как Минфин, Госсовет и МВД.

В итоге этих дебатов была создана специальная комиссия, которая пришла к заключению:

"Передача дисциплинарной власти над служащими градоначальства и полицейскими командами в руки нефтепромышленников, играющих преобладающую роль в нефтяном присутствии, значило бы допустить отступление от общих основ Российского законодательства, т.е. сделать серьезный шаг в превращении бакинской полиции в простую милицию нефтепромышленников".

И несмотря ни на что, в период революционного хаоса, разгула преступности роль нефтепромышленников в деле финансовой, технической и организационной поддержки органам полиции была исключительно важной и эффективной.
События 1905-1907 годов наглядно показали эффективность в таких экстремальных обстоятельствах такого тандема как нефтепромышленники – полиция в вопросах совместной борьбы против проявления экстремизма, террора, уголовной преступности и революционного бунта.
Подобного рода практика по форме и организационным методам уникальна. Вряд ли в истории европейской полиции можно встретить подобное.

Источник:
газета "Каспий" от 24.09.05

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница