Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Бакинские нумизматы и бонисты

  • бонист - собиратель бон (бумажных денег)
  • нумизмат -собиратель монет
  • Абрашкин Адольф Борисович - радиожурналист, учитель истории – бонист
  • Адамов Грант Артемьевич. 27 л. – бонист - Баку, ул. Шаумяна, 20.
  • Варшавский Григорий Евгеньевич, 18 лет – бонист - Баку, Лютеранский пер., 5, кв. 5
  • Векилов Талиб Ибрагим-оглы. 36 л. – бонист - Баку, Садовая, 4.
  • Векилов, Талиб Ибрагим-оглы – бонист - Баку, Садовая, 4.
  • Дашикян Эдуард - учитель русского языка – бонист - монеты России
  • Канторович Илья Самуилович, учитель - нумизмат и бонист
  • Каракурчи Юрий Валентинович – бонист - монеты Кубы и Эфиопии
  • Крачкевич Лев Николаевич, капитан 1 ранга – нумизмат
  • Кривцов Борис Пантелеймонович. 30 л., бонист - Баку, Б. Крепостная, 43
  • Кузовкин Сергей Иванович, 40 лет – бонист - Баку, Почт. ящ. № 6
  • Кулиджанов Григорий Михайлович, 24 г. – бонист - г. Баку, Пролетарская, 155, кв. 24.
  • Любимов Иосиф Павлович, адвокат - нумизмат
  • Мансуров Эльдар Бахрам оглы, композитор - нумизмат
  • Меликов Я. - бонист
  • Панин Евгений Маркович (Eugene Pan, Юджин Пэн) - нумизмат (в частности, монеты США и СССР
  • Панин Марк Викторович – нумизмат
  • Пахомов Евгений Александрович – нумизмат
  • Петросянц Ашот Оганович. 15 л. – бонист - Баку, Губернская, 62
  • Погосян Эдуард – нумизмат - коллекция ценнейших монет России и Германии
  • Руфин Виктор Артурович, 28 л. – нумизмат - Баку, Азиатская, 81
  • Руфин, Виктор Артурович – бонист - Баку, Азиатская, 81.
  • Шейн Роман – нумизмат - монеты Монголии
  • Якубович Анна Абрамовна, 21г. – бонист - Армянская, 20.

Адресная книжка коллекционеров денежных знаков и бон, выпущенных на территории бывшей Российской империи.Библиотека бониста. Выпуск 1-й.

Составил Л. М. Иольсон. Издание уполномоченного по филателии и бонам в СССР.
Москва. 1-я Тверская-Ямская, дом №3. 1925

От Издателя.
Желая содействовать коллекционерам-бонистам в возможно большем единении их между собой и сплочении их в рядах Всесоюзного Общества Коллекционеров и Филателистического Интернационала, а также, идя навстречу проявлению идейными коллекционерами местной инициативы, официальное издательство Организации Уполномоченного по филателии и бонам в СССР «Советский Филателист», разрешило нашему представителю на Дальнем Востоке инженеру Льву Максимовичу Иольсон выпустить в свет под нашей фирмой настоящее издание «Адресной книжки», полагая, что этот пример найдет себе достойных подражателей и в других местах.

Мы надеемся, что молодое, реорганизованное на первом Всесоюзном съезде Общество Коллекционеров—объединение советских собирателей, незамедлительно приступит к собиранию всех необходимых справочных сведений и от других видов специалистов-коллекционеров, разбросанных по всем уголкам огромного СССР, и к весне нынешнего года выпустит с нашей помощью подобную справочную книжку для всех коллекционеров Союза и многочисленных иностранных коллег, ведущих и желающих вести обмен и переписываться с нашими.
Такое издание на нескольких языках или же на русском, но латинским шрифтом, повелительно диктуется современной необходимостью и должно быть во что бы то ни стало выпущено организованным образом. Этим значительно облегчится труд коллекционеров по взаимному разыскиванию адресов своих корреспондентов, разбросанных на страницах буржуазной коллекционерско-торгашеской прессы, и в большей степени гарантируется аккуратность и добросовестность обмена.

Приветствуя настоящее издание, мы желаем быстрого его распространения среди заинтересованных собирателей.
С коллекционерским приветом Издательство «Советский Филателист». Москва. Январь 1925 г.

Предисловие составителя.
Молодая наука — бонистика, втягивает в число своих сторонников все большее и большее число трудящихся, разбросанных на всей бесконечной территории СССР.
Каждый из начинающих коллекционеров изучает и собирает местный материал, но не знает, как достать материал, разысканный другими бонистами, не знает с кем обменяться, что делают другие в области обнаружения и изучения эмиссий, и часто становятся жертвой недобросовестных посредников.

Настоящая адресная книжка представляет собою первую попытку облегчить связь между бонистами.
Она составлена по инициативе членов В.О.К. усилиями ряда бонистов, наиболее активных, собиравших адреса в своем районе и пересылавших эти адреса мне. В ней, несомненно, много адресов пропущено, но мы надеемся, что этот опыт заставит всех, чей адрес пропущен, сообщить о себе все необходимые данные для включения их в следующие подобные издания.
В книжке кроме адресов, приведены также данные о возрасте бонистов, числе знаков в их коллекциях и специальности коллекционирования. Сделано это для того, чтобы легче можно было уяснить себе интересы и потребности корреспондентов.

За границей также имеется много бонистов, но, к сожалению, в отличие от бонистов СССР, объединенных товарищеской дисциплиной Всесоюзного Общества Коллекционеров, заграничные бонисты разрознены, и собрать о них сведения, которые даны о бонистах СССР, оказалось невозможным, вследствие чего они и не включены в список, за исключением нескольких, давно ведущих обмен и хорошо известных в СССР.
Л. Иольсон. г. Владивосток. До востребования. Январь 1925 г.


  • Адамов Грант Артемьевич. 27 л. Баку, ул. Шаумяна, 20. 650 34
  • Варшавский Григорий Евгеньевич. 18 л. Баку, Лютеранский пер., 5, кв. 5. 650 зн.
  • Векилов Талиб Ибрагим-оглы. 36 л. Баку, Садовая, 4. 1000 зн.
  • Кривцов Борис Пантелеймонович. 30 л. Баку, Б. Крепостная, 43. 1500 зн. Спец. правит.
  • Кузовкин Сергей Иванович. 40 л. Баку, Почт. ящ. № 6. 3100 зн.
  • Кулиджанов Григорий Михайлович. 24 г. Баку, Пролетарская, 155, кв. 24. 700 за
  • Петросянц Ашот Оганович. 15 л. Баку, Губернская, 62. 500 зн. Спец. правит.
  • Руфин Виктор Артурович. 28 л. Баку, Азиатская, 81. 1000 зн. Спец. правит.
  • Якубович Анна Абрамовна, 21 г. Баку, Армянская, 20. 750 зн.


Источник:
Л.М. Иольсон


Публикации бакинских коллекционеров по бонистике

Заем Мугани

Муганская республика образовалась в сентябре 1918 года в Мугани к югу от реки Аракса и устьев реки Куры. Председателем правительства был Сухоруков, военным министром - полковник Серебряков. Заем печатался в Ленкоранской типографии. В начале 1919 года Сухоруков был вызван в Москву, не вернулся обратно и более о нем ничего неизвестно.

Статья Силикова "Заем Мугани" в журнале "Советский Филателист", 1924, №2(18)

Боны Азнефти

Боны Азнефти в кооперативе "Горняк" - "Советский Коллекционер", 1925, №11-12(39-40)


"Советский коллекционер" 1925, №9 (37) май


"Советский коллекционер" 1931, №8


  1. о денежном обращении в Баку в 1918 году

Монеты Кавказской Республики 1918 года

История нумизматики первых постоктябрьских лет ХХ в. на территории бывшей Российской Империи и по сей день таит немало секретов, время от времени вызывая к жизни активные разговоры и острые споры по поводу тех или иных эмиссий. Отечественным коллекционерам хорошо известны многократно описанные в печати десятки монетовидных выпусков частно-местного характера, имеющих статус металлических бон, металлических марок или, проще говоря, жетонов платежного назначения. И открытия на данном направлении продолжаются.

Что же касается металлических денежных знаков, официально выпущенных региональными властями или правительствами тех или иных временных гособразований на постимперском пространстве, то тут картина заметно скуднее. Конечно же, это, в первую очередь, монеты РСФСР и СССР, Прибалтийских государств 1920-30-х гг., Бухары и Хорезма 1917-20-х гг., Тувы 1930-х гг., ну и, с некоторой натяжкой, Армавирского отделения Госбанка 1918 г. Сюда же, но с известной долей условности, можно отнести и пробные 5-рублевки Азербайджана, Армении и Грузии 1920 г. Их условность предопределена тем, что ряд исследователей считают их фантазиями более поздних времен (см. каталоги «WORLD COINS» Ч.Л. Краузе и «UNUSUAL WORLD COINS» К.Р. Брюса).

Фото этих предметов в первой половине 1980-х гг. мне доводилось видеть у известного столичного нумизмата Д.И. Мошнягина, который не исключал попытки фальсификации, но и не отрицал возможности существования таких республиканских пробников, во всяком случае, до появления каких-то подтверждающих документов. О последних трех пробных монетах (?), кстати, даже как о фантазиях знают очень немногие нумизматы. И уж, наверняка, единицы слышали о том, что предпринимало попытку выпуска звонкой монеты и такое государственное образование как Кавказская Республика, или Закавказский комиссариат – контрреволюционное буржуазно-националистическое «правительство» в Закавказье (нояб. 1917 – март 1918. Тифлис: глава Е.П. Гегечкори)(«Сов. энциклопед. словарь», 1985, С. 446).

На протяжении нескольких десятилетий я безуспешно искал представителей этой малоизвестной эмиссии. И лишь один раз был близок к обладанию ими, когда узнал, что они имеются у известного рижского нумизмата А.С.Фурмана. Однако, как оказалось, кавказские монеты, к сожалению, ушли в обмене у Александра Соломоновича незадолго до нашего знакомства.

Впервые о предпринятой Кавказской Республикой попытке монетной эмиссии я узнал от старейшего бакинского коллекционера П.М. Черникова еще в 1970-е годы. В его архиве хранилась перепечатка статьи инженера В.П.Кривцова, опубликованная в журнале «Советский коллекционер» № 9 за 1925 год, и несколько иллюстраций тех времен, которыми он щедро поделился со мной. Ниже привожу текст вышеупомянутой публикации и две фотографии из архива Петра Михайловича. Текст публикуется таким, как он был опубликован в оригинале, со всеми ранее допущенными ошибками и устаревшими оборотами. Кроме того, в скопированных листах нет четкой грани между самой статьей инж. Кривцова и чьим-то комментарием, вследствие чего текст этих листов приводится полностью.

«Копия статьи инж. Кривцова, помещенная в журнале «Советский коллекционер» № 9 в 1925 году»

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПОПЫТКИ

Не считая общегосударственных выпусков звонкой монеты Р.С.Ф.С.Р. и С.С.С.Р., нумизматам и бонистам нашего Союза известно весьма небольшое количество монет, выпущенных за период войны и Революции на территории Российской Империи.

В настоящей статье мы хотим поделиться с читателем одним открытием, интересным не только для нумизматов, но и для бонистов, собирающих монеты, выпущенные после 1917 года.

После февральской революции 1917г. Закавказское Правительство должно было прибегнуть к выпуску местных денег все более и более повышающихся купюр. Однако, вначале, пока понижение покупательной стоимости денег было еще незначительно, надобности в крупном номинале не встречалось и острота денежного вопроса ограничивалась разменным кризисом, что вызвало необходимость выпуска купюр мелкого достоинства.

И вот, у кого-то из членов Правительства появляется мысль об изготовлении этих новых денег из металла, дабы доверие населения к ним было прочнее. К сожалению, полная история попытки чеканки и литья звонкой монеты в Закавказьи в указанный период, не могла быть точно установлена за отсутствием налицо людей, непосредственно принимавших участие в этом деле, а опрошенные свидетели не достаточно сохранили в памяти все подробности, кои так необходимы для окончательного освещения этого вопроса.

Имеющийся у автора этой статьи экземпляр одной монеты этого выпуска получен им от инженера Д.К. Андреева, служившего в то время в Тифлисском Арсенале и получившего предписание изготовить в своих мастерских образцы литых монет 50-копеечного достоинства.

Чтобы зафиксировать свидетельское показание инженера Андреева об этом выпуске, Азербайджанский Отдел ВОФа пригласил его на свое заседание 10 октября 1924 года, на котором т. Андреев сделал подробный доклад обо всем, что сохранилось еще в его памяти, что и было занесено в протокол заседания Отдела.
Выписку из протокола приводим ниже:

ВЫПИСКА из протокола совещания членов Азербайджанского отдела ВОФ 10 октября 1924 г, город Баку.
Присутствует: инж. В.П. Кривцов.
Присутствуют члены: Ф.Г. Рикгов, А.А. Ревест, А.Н. Мямлин.
Гости: О.Г. Шильдкрет, И.З. Варшавский, К.К. Здановский, Д.К. Андреев.
Секретарствует: инж. С.И. Кузовкин.

Слушали: Демонстрирование В.П. Кривцовым бронзового слитка 50-ти коп. монеты, проектировавшейся к выпуску в обращение в 1918 г. от имени Правительства Кавказской Республики в пределах Закавказского Комиссариата.Монета была приобретена В.П. Кривцовым в городе Баку у инж. Андреева, который дает следующие объяснения о ее происхождении:

В военное время /1914-1918 гг/ при Кавказском Окружном Арсенале в городе Тифлисе, разрослись мощные мастерские, где скопилось громадное количество всяких металлов, меди бронзы и т.п.

После февральской Революции, в связи с прогрессирующим падением бумажных денег, у кого-то из членов Закавказского Правительства возникла мысль выпустить твердую монету в металле. В Арсенал поступило предложение об утилизации металла в монету. Предложение это было передано служившему в то время на заводе Арсенала инж. Андрееву через начальника Арсенала генерала Родзевича. Так как в Арсенале имелись в избытке от турецких снарядов медь и бронза, причем последняя, как известно, не штампуется, то была сделана попытка приготовить отливки из бронзы и штампованные кружки монет из меди. Штампованные кружки монет были лично обозреваемы инж. Андреевым.

Отливки из бронзы делались лигатурными с добавлением к бронзе олова и сурьмы. Металл, выливавшийся в ячейки изложниц, по качеству давал различные отливки. Попадались хорошие экземпляры, но было много браку.

Из отбросов штук 15-20 находились в мастерской инж. Андреева. Впоследствии они разошлись по рукам.

Между прочим, отливку этой монеты видели граждане Непорент, Прозоровский и Карпович, служившие в то время в арсенале. Изложницы под отливку кружков были стальные, выгравированные служащим в Арсенале солдатом-гравером /фамилию Андреев не помнит/. Были ли они уничтожены, тоже неизвестно. Помещенный на кружке монеты рисунок, изображавший дружеское пожатие рук, был заведомо задан, равно как и надписи «Кавказская Республика» и «50 копеек». Сделано это было, очевидно, с целью пресечения возможности сделать фальшивые отливки, так как, по всей вероятности, предполагалось помещение других надписей.

Большой процент брака и значительная усадка металла показали всю нерациональность литья монет из бронзы. Между прочим, инж. Андреев лично видел в штамповальной мастерской изготовленные кружки из красной меди как для 50-коп. монет, так и меньшего в два раза размера /25коп./. Кружки не были гуртованы. Политические события дальнейшего времени положили конец попытке выпуска металлических денег и дальнейшая судьба этого выпуска инж. Андрееву неизвестна.

ПОСТАНОВИЛИ:

Благодарить инж. Андреева за сделанное сообщение: предложить Б.П. Кривцову напечатать статью об интересной монете в журнале «Советский Филателист». Настоящий протокол является ценным документом, дающим возможность производить дальнейшее изыскание в этой области.

Второй свидетель описываемого выпуска инж. Непорент, специально запрошенный о нем, не дал никаких дополнительных разъяснений, за исключением указания, что факт изготовления пробных монет для него тоже памятен.

Что касается описываемой монеты, то она представляет из себя следующее: Экземпляр взят из брака. Поэтому не особенно хорошей сохранности. Изготовлена монета путем литья из бронзы и имеет необработанный вид, т.е. гурт не отшлифован и имеет заусенцы. Диаметр ее 32 мм, толщ. 3 мм.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. В 1918г. Правительством Кавказской Республики была предпринята попытка выпуска металлических платежных знаков достоинством 50 и 25 копеек. Но ни первый, ни второй номиналы не могут в полной мере претендовать на статус пробных монет. 50-копеечная монета, как следует из сказанного в статье, была тиражирована в достаточных количествах. Следовательно, о ней можно говорить уже как о невыпущенной в обращение (естественно, только о бронзовом литом ее варианте), что же касается нескольких штампованных медных экземпляров, то их, наверное, все-таки следует отнести к пробникам. А 25-копеечную монету, изготовление которой дошло лишь до стадии кружков-заготовок, и вовсе не отнесешь ни к пробным, ни к невыпущенным. Ее статус, скорее всего, проект.

2. Инженер Д.К. Андреев получил предписание (предложение) на изготовление монет Кавказской Республики, что свидетельствует о вполне официальном статусе этих денежных знаков, как платежном средстве существовавшего государственного образования.

3. В проектах предполагалось размещение на монете и других надписей. Были ли изготовлены с них штампы и изложницы неизвестно.

4. На сегодня возможно существование следующих предметов, могущих представлять эту эмиссию в коллекционных собраниях: - литые бронзовые экземпляры 50-копеечных монет; - штампованные медные экземпляры 50-копеечных монет; - медные кружки-заготовки для штамповки 50-копеечных монет; - медные кружки-заготовки для штамповки 25-копеечных монет.

5. Тираж отлитых и отштампованных монет Кавказской Республики 1918 года был, скорее всего, утилизирован и переплавлен во «вторцветмет».

6. Не исключено существование пробных и невыпущенных монет и в других субъектах на постимперском пространстве в послеоктябрьский период.

Южно-российский коллекционер

С. Голиков "Спекуляция бонами"

из журнала "СФ-СК-RdF", 1926, №12

Ronin golicov article NEW.jpg



Jonka 16:51, 13 октября 2009 (UTC) TBS 23:45, 11 января 2013 (CET)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница