Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Бакинский еврейский театр

Автор идеи и текста и руководитель проекта - Яков Иовнович.
Редакция, монтаж и чтение авторского текста - Татьяна Хазановская

Текст голосового сопровождения

Первые выступления еврейских театральных коллективов в Баку относятся к началу 20 века. Но наш рассказ только об одной странице истории: о Бакинском еврейском театре, работавшем в городе в тридцатые годы прошлого века.

На Будаговской улице Баку (ныне улица Рашида Бейбутова) почти рядом с известной улицей Торговая (ныне улица Низами), в сотне метрах от оперного театра, в начале 20-го века было выстроено здание Хоральной синагоги, служившей центром не только религиозной, но и общественной жизни еврейской общины города.

Советская власть вела бескомпромиссную борьбу против религии. Коммунисты не признавали конкурентов и требовали веры в светлое коммунистическое будущее. В конце концов, в 1932 году синагога была закрыта. Сначала в этом помещении разместили Общество землеустройства евреев-тружеников, а затем был открыт еврейский театр на языке идиш. Он получил название - Бакинский еврейский рабочий театр, а с 1936 года он стал называться просто бакинским еврейским театром. Видимо, соглашаясь на открытие еврейского театра в период борьбы с религией, государство демонстрировало, что не возражает против существования еврейской культурной традиции. По замыслу советской власти, театр должен был на языке идиш способствовать воспитанию коммунистического сознания у евреев. Баку был большим городом с многочисленным еврейским населением, немалая часть из которого знала идиш в совершенстве, и постоянный театр на идиш был принят с восторгом.

В труппу театра вошли местные актеры, артисты еврейских театров Украины и – чуть позже - выпускники московского еврейского театрального техникума (как раз в то время состоялся первый выпуск такого техникума при московском ГОСЕТе). В труппе были Софья Иоффе, Хромченко, Каневская, Жаботинский, Эпштейн, Спиваковский, Веллис ( Пейсахович), Эстрин, Хайкина, Гольдберг, Токман, Кремер и другие. Первым руководителем театра был Илья Корик.

Газета "Бакинский рабочий" в 1934 г. писала о том, что в ознаменование 14-ой годовщины советского Азербайджана еврейский рабочий театр выпускает новый спектакль по пьесе В. Шкваркина "Чужой ребенок". Перевод, постановка и оформление - Илья Корик. 1935 году художественным руководителем был назначен Иосиф Миндлин. Сын ведущей актрисы театра Софьи Йофе впоследствии вспоминал в своей книге "Сыновним сердцем" «Иосиф Михайлович Миндлин – одаренный актер, талантливый режиссер и обаятельный человек.

Маленький, юркий, коренастый, он излучал неиссякаемую энергию, заряжая ею всех, кто с ним соприкасался. Весь он, со своим мягким юмором, оптимизмом и грустинкой в глазах, был каким-то очень шолом-алейхемовским. Влюбленный в театр, он не замечал ни неустроенности быта, ни скудной еды, ни материальных трудностей. Семья снимала комнату в коммуне, и на одну зарплату жили четверо». Первая постановка - "Мой враг" Аврома Вивьорко. Труппа была разномастная, и режиссеру потребовалось много сил и терпения, чтобы спектакль получился достойным.

Актриса Софья Йофе писала в своем дневнике: Сегодня утром репетировали опять ужасную 8 картину, виновницу прошлой размолвки. И.М. спокойнее, чем в прошлый раз, выслушал мои пожелания. Он чутьём актёра понял и почувствовал… Мы в десятый раз проходили, искали, и вдруг – о, радость! Зажглось, нашли … нашли за один час, и чувство это обожгло меня. Мне захотелось смеяться громко, молодо, так, как не смеялась за последние два года" В последующих записях дневника актриса, которую сам Миндлин считал высоким произведением искусства, отмечает мудрость режиссера, его такт и бережное отношение к актерам.

В очерке "Мой дед", внук Иосифа Миндлина Фауст Миндлин пишет, что спектакль и нового руководителя приняли, хотя труппа все еще была полна сомнений в своих возможностях. Далее был поставлен "Зямка Копач" М. Даниэля и – "Хозяйка гостиницы" К. Гольдони. «…”Трактирщица” — спектакль веселый и радостный." – писали в прессе – " Т. Миндлину удалось найти верный тон для постановки этой пьесы Гольдони. Все компоненты представления соответствуют общему режиссерскому замыслу: и декорации, и музыка, и в особенности — игра актеров. Все роли играются со вкусом и живостью. Сама трактирщица Мирандолина в исполнении т. Иоффе грациозна, не напыщенна, без претензий. И в нее влюбляются не только Фабрицио, маркиз и граф — весь зрительный зал".

Миндлин не только ставил спектакли, но и играл в них. В "Моем враге" - бывшего купца Лейкеса, а в "Хозяйке Гостиницы" роль Маркиза. Вообще он играл в большинстве спектаклей репертуара, не только им поставленных.

После Гольдони Илья Корик ставит пьесу "Севиль", написанную азербайджанским драматургом Джафаром Джаббарлы , незадолго до этого умершим в молодом возрасте. Тема пьесы – борьба восточной женщины за равноправие в семье и в обществе - была особенно актуальной в то времени. В честь героини пьесы - Севиль, срывающей чадру , в Баку был поставлен памятник на одной из главных площадей. Хоть этот спектакль и был в духе времени, сама пьеса не очень гармонировала со стилистикой еврейского театра. Но таковы были правила игры.

Когда Иосиф Миндлин ставил спектакли на злобу дня, особых проблем с руководством не возникало. Но стоило ему поставить "Миреле Эфрос" Якова Гордина, и почти готовый спектакль чуть было не "зарубили".

Театр старался лавировать. В 1936 году был поставлен "Овечий источник" средневекового испанского драматурга Лопе Де Вега. Пьеса долгое время находилась под цензурным запретом. Для бакинского театра постановка «Овечьего источника» была большой смелостью и прекрасной школой мастерства. Миндлин решил осовременить пьесу, связать финальные сцены спектакля с гражданской войной, которая в то время шла в Испании. Он говорил актерам: "В мире гремят испанские события, мы должны опоэтизировать борьбу испанского народа. Мы допишем финал – апофеоз.

О, Лауренсия из Овечьего Источника!
Не твой ли голос звучит снова и снова?
Не твой ли трепещущий на ветру платок
Сегодня – знамя на баррикадах Мадрида?».

Критики спектакль хвалили: «…взявшись за сложную постановку необычной пьесы, Бакинский ГОСЕТ вышел с честью из этого испытания. Постановка – очередная победа молодого, но крепко сколоченного коллектива". Роль Лауренсии сыграла Софья Иоффе

После "Овечьего источника" наступила пора традиционной еврейской тематики: "Стемпеню" и "Тевье молочник" по Шолом Алейхему, "Миреле Эфрос" Гордина, потом "Семья Овадис" Переца Маркиша. Затем последовала русская классика – "Без вины виноватые" Островского.

1938 год был урожайным на премьеры: "Блуждающие звезды" Шолом Алейхема, "Гершеле Острополер" Гершензона, "Уриэль Акоста" Гуцкова, "1916"("Накануне") Шильмана,"Суламифь" Гольдфадена.

В 1938 году состоялись первые гастроли – сначала в Тбилиси, затем в Батуми. Повезли «Семью Овадис», «Суламифь» по А. Гольдфадену, «Уриеля Акосту», «Гершеле Острополера» М.Гершензона, «Овечий источник», «Тевье – молочник» и «Стемпеню» Шолом-Алейхема.

Как пишет внук Иосифа Миндлина Фауст, роль Гершеле Острополера была одной из любимых ролей деда. В спектакле он партнерствовал с мужем Софьи Иоффе, прекрасным характерным актером Иосифом Копельманом. ::"Низенький, шустрый, верткий Острополер – Миндлин, и длинный, худой, меланхоличный ко всему, кроме денег, Калмен – Копельман представляли собой прекрасный комедийный дуэт. Обладая неиссякаемым даром импровизации, Копельман играл каждый спектакль по-новому, и порой создавал на сцене такие неожиданные комедийные ситуации, что не только публика, но и партнёры разражались неудержимым смехом…».

Вернувшись в Баку, ещё активней принялись за работу. В 1939 году в Государственном Краснознамённом театре армянской драмы состоялся торжественный вечер, посвящённый 80-летию со дня рождения Шолом-Алейхема. Чествовали классика силами азербайджанских и еврейских артистов. Бакинский ГОСЕТ представил пьесу «Менчн» (Люди) и «Стемпеню». Кроме того Иосиф Миндлин сам выступил на вечере с рассказами Шалом Алейхема. В этом же году состоялись гастроли по Украине (в Кировоград) с "Тевье молочником" и "Миреле Эфрос".

После гастролей было снова обращение к местной тематике – пьеса "Хаят" народного поэта Мирзы Ибрагимова. Спектакль ставил молодой режиссер Маггерам Ашумов, к тому времени окончивший ГИТИС и работавший режиссером в бакинском ТЮЗе. В этом спектакле Миндлин сыграл роль рабочего корреспондента Пардон Курбан Али.

И, наконец, была еще одна постановка по Шолом Алейхему – "Кровавая шутка". Этот роман Шолом-Алейхема со времен октябрьского переворота советской цензурой не популизировался. Считалось, что в нем нашли отражение сионистские и националистические настроения писателя. Инсценировку романа делал Миндлин. Хотя «Кровавая шутка» и была положительно оценена официальной критикой, она произвела нежелательное впечатление на партийное руководство республики.

Вообще, 1939 год был очень тревожным – всё чаще доносились слухи о ликвидации театра «в связи с отсутствием финансовой и зрительской базы».

Спектакль «1916 год. Накануне» по пьесе П. Шильмана стал последней работой театра. Слухи подтвердились. Вышел приказ о закрытии театра. Миндлин и некоторые актеры получили направление на работу в только что открывшийся еврейский театр в Белостоке. Этот городок на северо-востоке Польши в сентябре 1939 года был захвачен немцами, но тотчас в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа передан СССР.

Оставшиеся не у дел бакинские актеры устроились на работу в театр русской драмы или в ТЮЗ (например, Криштул многие годы работал заведующим музыкальной частью театра русской драмы, а Жаботинский – помощником режиссера). Софья Иоффе была приглашена в Одессу. Многие разъехались по стране, а некоторые остались в городе и занялись другим видом деятельности, до конца своих дней продолжая вспоминать о любимом театре.

Приказ об открытии еврейского театра в Белостоке на базе бакинского еврейского театра появился в конце 1939 года, но по некоторым сведениям бакинцы еще гастролировали по Украине и Белоруссии весной 1941 года. Видимо, согласование вопросов перебазирования бакинского театра в Белосток заняло некоторое время. Кстати, аналогичная ситуация сложилась и в других еврейских театрах, реальное исчезновение которых происходило не сразу, а спустя некоторое время после подписания приказа об их закрытии.

Что же послужило причиной закрытия театра? Ведь была достойная режиссура, талантливые актеры, интересный репертуар, в целом положительные рецензии критиков. Аналогичная судьба была и у ташкентского еврейского театра, и у целого ряда городских еврейских театров Украины – все они были закрыты почти одновременно. Из-за нерентабельности. Было ли это причиной или только поводом?

Для разгона всей культуры на идиш, перед войной время еще не пришло, более того, во время второй мировой войны все существовавшие на тот момент еврейские театры были заботливо эвакуированы глубоко в тыл (в Среднюю Азию) и лишь затем, через пять лет после завершения эвакуации, расформированы полностью и окончательно. Так какова же была истинная причина закрытия театров перед войной?

Сама по себе нерентабельность не могла быть серьезным основанием для такого шага, ибо в то же самое время были увеличены субсидии коллективам театров других национальных меньшинств. Низкая посещаемость тоже была только предлогом. Главное, на наш взгляд, было то, что установка на пропаганду среди еврейского населения себя исчерпала. К тому же, публика, посещавшая еврейские театры мало интересовалась тематикой социалистической действительности, а постановка спектаклей по пьесам дореволюционных авторов никак не способствовала выполнению задачи властей. Вообще, хотя до войны и было закрыто несколько еврейских театров, бушевавший в то время сталинский террор не уничтожил работников этих театров, как например, произошло с актерами финского театра. Возможно потому, что во многих из них советская власть еще нуждалась - для работы с еврейским населением занятых перед войной территорий. На присоединенных перед войной территориях Прибалтики, Белоруссии, Украины и Молдавии открывались новые еврейские театры. Многие из тех, кто работал в закрывшихся театрах, получили направления в эти регионы.

Конечно, еврейский театр в Баку был обречен, как и все остальные еврейские театры Советского Союза. Но сохранились свидетельства того, что в Баку еврейские артисты выступали со спектаклями в помещении клуба медсантруда по ул. Крупской еще в 1952-53 годах. Репетиции проходили в разных местах - в клубе медсантруда и в клубе табачной фабрики. Если это так, то еврейский театр в Баку продолжал существовать дольше, чем в других городах страны.

Попытки воссоздать еврейский театр в Баку начались вскоре после войны. Одним из энтузиастов был Осип Акимович Зискинд. Образовалась группа из 12 актеров, которая называлась еврейским драматическим ансамблем. Готовились спектакли и вечера. Один из таких вечеров был проведен 25 января 1948 года в зале Дворца Моряков по улице Хагани под эгидой Союза советских писателей Азербайджана.

Вечер посвящался 30-летию со дня смерти одного из классиков еврейской литературы Менделя Мойхер Сфорима. После рассказа о жизни и творчестве писателя, силами еврейского драматического ансамбля был сыгран спектакль по пьесе Менделе Мохер Сфорим "Дер призыв" ( "Призыв"). Этот вечер перекликался с вечером, состоявшимся за месяц до этого, в последние дни декабря 1947 года в Политехническом Музее Москвы, когда Михоэлс в роли Вениамина Третьего (персонажа Менделя Мохер Сфорима), связал сюжет сцены с решением о создании Государства Израиль, принятого в ООН за месяц до этого.

Бурные аплодисменты собравшейся в зале публики, имели губительные последствия для Михоэлса – он был убит две недели спустя, на окраине Минска. Сам факт проведения такого вечера в Баку через две недели после убийства Михоэлса можно считать подвигом бакинских артистов.

Убийство Михоэлса было предупреждением советским евреям. Восемь месяцев спустя, когда на еврейский новый год в главную синагогу Москвы прибыла первый посол нового еврейского государства Голда Меир, десятки тысяч евреев без официального объявления заполнили улицу и окружающие синагогу дворы. Известная всему миру фотография огромной толпы людей, пришедших приветствовать первого посла еврейского государства, много лет красовалась на банкноте израильской купюры.

Такое спонтанное проявление любви советских евреев к новорожденному государству Израиль дорого обошлась советским евреям. Жребий был брошен. Сначала была уничтожена еврейская культура: закрыты театры, газеты, убиты писатели, актеры. Потом пришел черед "дела врачей". По задуманному сценарию кульминацией должна была стать высылка советских евреев на восток, где они бы погибли от жестоких морозов. Но сценарий был отредактирован на небесах, и он завершился смертью Сталина. Еврейская культура, в частности, еврейские театры Советского Союза были уничтожены. Но советским евреям в целом чудом удалось спастись.

опубликован на сайте канала города Реховот. Израиль

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница