Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Балаханы (Баку)

Balaxani promisla.jpg
Карта Балаханской площади


К основным месторождениям Баку относились Балаханы, Сабунчи, Раманы, Биби-Эйбат и Сураханы. Надпись на камне, обнаруженном в одной из нефтяных скважин в Балахане (в глубине 35 метров) свидетельствует о том, что эта скважина была пробурена еще в 1594 году мастером Аллахьяром Мамед Нур-оглы.

По проекту и чертежам Н. И. Воскобойникова в 1837 году в Балаханах был возведен первый на Кавказе небольшой нефтеперегонный завод, где по новой для того времени технологии в железных кубах осуществлялась перегонка нефти с целью получения осветительного керосина и в течение двух лет было получено 19,2 тонны керосина.

Впервые нефть из скважин, пробуренных механическим способом, была получена в 1847-1848 годах, на Биби-Эйбате, но с очень малым дебетом. Поэтому и далее нефть продолжали искать и добывать старым дедовским способом - рытьем колодцев. Первая промышленная скважина была пробурена позже, в 1871 г. в Балаханах, откупщиком бакинских нефтяных промыслов Мирзоевым, и с этого года начинается развитие нефтяной промышленности в Азербайджане.

В 1869 году в Балаханах монопольным откупщиком нефтяных промыслов Мирзоевым закладывается первая буровая скважина. Но это начинание не увенчалось успехом: на глубине 10—15 метров мастер услышал сильный подземный гул. Испугавшись, мастер и рабочие забросали скважину камнями и песком, и даже пригласили священника, чтобы он отслужил молебен и отпугнул "нечистую силу". Только три года спустя — в 1871 году — пробурили наконец первую реальную промышленную скважину. Она стала давать по 700 пудов, а затем и по 2000 пудов нефти в сутки.


В 1871 году по поручению комиссии при управлении горной частью сведения обо всех нефтяных источниках Бакинского района собрал горный инженер К.В. Гилев.

В 1872 году с целью урегулирования отношений в нефтяной промышленности принимается два закона: "Об акцизном налоге с нефтяных промыслов и нефтепродуктов" и "Об аукционной продаже физическим лицам нефтеносных участков, имеющихся в руках арендаторов". 31 декабря 1872 года в первых торгах по продаже нефтеносных участков были выставлены на торги 48 участков на казенных землях, из них 15 участков в Балаханах и два участка на Биби-Эйбате.

1 февраля 1872 года была произведена опись всех казенных нефтеносных земель Абшерона, по которой они были разделены на 48 участков, по 10 десятин в каждом: 15 - на Балаханской площади, 2- на Биби-Эйбатской, 2 - на Бинагадинской, остальные - па дачах селений Дыгя, Хурдалан, Сураханы и другие.

Все нефтяные колодцы и скважины были нанесены на топографический план, были определена производительность и свойства нефти каждого источника, описаны имеющиеся сооружения. Все источники были разделены на группы, удобные для эксплуатации. Горное Управление опубликовало эти материалы.

На основании этих сведений комиссия разделила все казенные нефтяные участки на 48 групп по 10 десятин каждая. В Балаханах, где были сосредоточены главнейшие нефтяные месторождения, 125 колодцев, из которых добывалась зеленовато-черная нефть, были расположены на 312 десятинах. Из них были выделены 170 десятин, составляющих 17 групп.

142 десятины предполагалось выделить населению Балахан, так как у них не было выгонов для скота. Но вскоре эти земли зарезервировали для раздачи чиновникам и военным, отличившимся на службе. Так, в 1878 году генерал-адъютант Лазарев получил участок в 10 десятин.


7, 14, 21 и 28 декабря 1872 были проведены закрытые торги. Представленные к продаже участки были оценены в 552.221 рублей серебром.


Вот как описывает исследователь и предприниматель Виктор Иванович Рагозин самое богатое бакинское месторождение.

«Прежде чем перейти к очерку развития нефтяной промышленности в Закавказье после уничтожения откупной системы, не излишне будет бросить взгляд на ту картину, которую представляла Балаханская площадь перед уничтожением откупа. Влево от большой дороги, ведущей из Баку, против деревни Балаханы, разбросано несколько неглубоких колодцев, нигде по всей площади не слышно свиста паровой машины, не видно никакой работы, никакого оживления и вообще ничего такого, что показывало бы знакомство обитателей или владельцев этой местности с усовершенствованными техническими приемами работы, а напротив, на всем лежит какая-то печать примитивности.
Нефть вычерпывается из колодцев кожаными мешками – бурдюками – с помощью веревок, перекинутых через блок и привязанных к лошади. Перевозится она в кожаных же мешках на двухколесных арбах туземной конструкции, с высокими трехаршинными колесами, приспособленными к езде по песчаной местности. Только на окраине местности, как бы случайно попавшей не на свое место одиноко торчат две высокие буровые вышки, да и в тех, словно для полной гармонии с окружающею тишиною и монотонностью, приостановлены все работы. Что же касается до самых нефтяных колодцев, то они находится на этой площади в том же виде, как завещали их потомству персидские владыки и Бакинские ханы. Научное знание не прикасалось к ним и не нарушало их девственной неприкосновенности вплоть до 31 декабря 1872 года, когда кончилось продолжительное и тяжелое для промышленности царство откупа».


В.И.Рагозин описывал страсти, разгоревшиеся на торгах:

«Кокорев в компании с Губониным старался на торгах предлагать такие цены на все более или менее выдающиеся группы, чтобы бывший откупщик Мирзоев не мог приобрести ни одной из них и остался бы без нефти. И действительно, на первых двух торгах все цены Мирзоева были значительно ниже кокоревских, и группа за группой отходила к его счастливым соперникам. Мирзоев, имея два громадных фотогенных завода и обширную фотогеновую торговлю, действительно рисковал остаться без нефти, и потому на третьих торгах за одну группу, на которой перед тем им была заложена буровая скважина, давшая значительное количество нефти (первоначальная цена которой была 114.562 рубля), предложил 925000 рублей, а Кокорев только 600000. Группа осталась за Мирзоевым, но дорого ему обошлась. Борьба Мирзоева и Кокорева увлекла и других. Они тоже надбавляли значительно цены, увеличили затраты на покупку групп и тем ослабили свои средства для предстоявшей разработки источников. Это увлечение не могло не отразиться гибельно на промышленном фотогеновом кризисе 1874 года».

Казна получила в шесть раз больше, чем предполагалось – около 3 млн рублей серебром. Участки на Балаханской площади разделили шесть владельцев, затратившие:

  • Мирзоев – 1221550 рублей,
  • Кокорев и Губонин – 1323328 рублей,
  • А. и М. Бенкендорф с П.П.Муромцевым - 103749 рублей,
  • Лианозов – 24910 рублей,
  • товарищество «Халафи (Вермишев и Кº)» - 11722 рублей,
  • товарищество «Соучастников» - 18581 рубль.

Участки в других местностях были проданы за небольшие деньги вразбивку.

13 июня 1873г. в Балаханах скважина нефтепромышленника Вермишева извергала в течение 4 месяцев фонтан, который выбросил 90 000 000 пудов нефти. В результате цена упала до 1,5-2 копеек за пуд.

В 1877 году Нобели обратились к властям за разрешением построить за свой счет нефтепровод, остальные же заводчики, встретив с недоверием проект нефтепровода и потому не пожелав примкнуть к нему, стали ходатайствовать о постройке железной дороги от промыслов до нефтеперерабатывающих заводов. Центральная власть не торопилась с одобрением, несмотря на поддержку местной власти, но на следующий год строительство дороги было начато, и она открылась в апреле 1880-го. Конечная станция находилась на озере Сабунчи, оттуда одна линия вела в Сураханы, вторая – через 12-й участок – в Балаханы.


Balaxany vokzal.jpg


В последующие после 1878-го два года бр. Нобель приобрели новые нефтяные участки в Балаханах, заложили еще 7 скважин и построили новый нефтеперегонный завод.

В 1877 году нефтедобыча достигла 327,6 тыс. тонн, а на ее перевозке было занято более 10 тыс. человек. Добыча одного пуда нефти стоила три копейки, а доставка от Балаханских промыслов в Черный город — двадцать копеек.

Посетив в 1863 году нефтеперерабатывающий завод Кокорева - по приглашению его владельца - в Баку и досконально изучив организацию дела, Д. И. Менделеев предложил использовать трубопровод для перекачки нефти от завода Кокорева в Сураханах до пристани на Зыхе, которая в то время доставлялась в бурдюках и бочках, перевозимых на арбах и вьючным способом. При этом перевозка нефти обходилась дороже ее добычи. Однако это предложение ученого не было принято, поскольку годовая добыча нефти была незначительной — 5572 тонны в 1863 году.

Со временем нефтепромышленники признали выгоду перекачки нефти по трубопроводам. В 1878 году Нобелем строится первый в России нефтепровод протяженностью в 12 км, соединяющий Балаханское месторождение с Бакинским нефтеперерабатывающим заводом в Черном городе.

«Строительная контора А. В. Бари», в которой главным инженером работал В. Г. Шухов, получила от «Товарищества братьев Нобель» подряд на строительство трубопровода от Балаханов до нефтеперегонного завода Л. Нобеля в Баку с подачей 1280 тонн в сутки.


“..Братья Нобель предложили заводчикам сообща устроить нефтепровод. Но заводчики к мысли братьев Нобель отнеслись с полным недоверием и даже смеялись над ними. Нобель начал в 1877 году строить нефтепровод на свой счет.
В Балаханах рядом с группой нефтяных источников построена главная нефтепроводная станция с железным резервуаром, вмещающим 108000 пудов сырой нефти.
С этой станции насос, приводимый в действие 37-сильной паровой машиной, проталкивает нефть по трубам, связывающим станцию с заводом Нобеля в Черном городе на 9,5 верст.
Для питания главного резервуара в Балаханах на промыслах, откуда собирается нефть, поставлены небольшие насосы, которые гонят нефть от промыслов к главной станции. Затем на приемной станции нефть поступает в большие железные резервуары, и уже из них она распределяется на все нужды.
От главного нефтепровода были проведены особые ветви к нескольким фотогеновым заводам, потому что заводчики, увидав текущую нефть, опомнились, и нефть поступает туда действием того же главного балаханского насоса.

В 1879 году вступил в строй второй нефтепровод протяженностью 12,9 км того же диаметра и на том же направлении. Затем строятся еще три: Балаханы — Черный город (Баку), Балаханы — Сураханский завод, Сураханский завод — Зыхская коса. Автором проектов выступил В. Г. Шухов, он же руководил строительством.

В 1884 году на Балаханских промыслах в эксплуатации находились уже пять нефтепроводов с суммарной подачей нефти 3200 тонн в сутки.

В 1881 году в Балаханах забил фонтан на скважине № 9 седьмой группы (братьев Лианозовых, которой в 1896 году завладела Русская нефтяная компания). Фонтан нефти поднялся на высоту 329 футов и бил три месяца, выбросив миллион восемьсот тысяч пудов, большей частью поступивших в резервуары.


В июле 1900-го Р.Э. Классон составил смету на первоначальное оборудование электрических сооружений в Баку, которая предусматривала раздельную электрификацию Балахано-Сабунчинского и Биби-Эйбатского районов нефтедобычи и возведение:

  • центральной станции «Белый город» (мощностью 4 500 киловатт),
  • воздушной линии из Белого города в Балаханы-Сабунчи,
  • электрических устройств в Балаханах.


Вот какие впечатления остались у П. Огородникова от посещения Балаханов во время его путешествия "На пути в Персию и прикаспийские провинции ее. СПб. 1878."

Ранним утром отправился я на нефтяные источники в Балахане, в сопровождении молодого технолога, хорошо знакомого с местными делами.

— У нас — говорил он — господствуют недобросовестность и рутина; с рабочего перса берут все что возможно, а платят ему в месяц каких-нибудь 10 рублей! Дела завода идут скверно; К[окорев] устанавливает в городе цены на керосин, продавая в убыток себе с намерением подорвать своих многочисленных мелких конкурентов; напр., за пуд керосина он берет теперь 3 п. нефти и 1 р. 10 к. деньгами, следовательно, всего 1 р. 22 к. (считая нефть по 4 к.), между тем как самому заводу керосин обходится дороже. Далее: в Баку пуд керосина стоит 1 р. 45 к., провоз в Москву — 65 к., а К. продает его там по 2 р. 10 к., т. е. без всякой пользы, или даже в убыток!... с понятною целью забить мелких заводчиков, большею частью невежественных персов и армян, действующих врознь; более развитые из них только что еще подумывают сплотиться и удержать за собой промысел.

Ухабистая, усыпанная камнями дорога с завода в Балахане проходит по пустынной, слегка волнующейся местности каспийской формации с преобладающею известковою почвою, пригодною для злаков, винограда и фруктов, но отсутствие воды, бездождие и зной наложили на нее печать мертвенности: реденькая травка выжжена солнцем; тощая пшеница и ячмень, убираемые здесь в урожайные годы обыкновенно между 20-м маем и 1-м июлем, так и брошены на корню — не стоит возиться с ними.

По голой глине изредка мелькают большие ящерицы, вон ползет сухопутная черепаха... Там и сям, в высушенных вместилищах дождевой воды, блестят полоски поваренной соли с примесью глауберовой; в отдалении — синеет озеро, и манит оно усталый глаз, но — по словам моего спутника — где нефть, там и соль, следовательно вода в нем непригодна. Вправо, на горизонте зеленеет оазис — персидская деревушка в садах.

Проезжая по узкой, извилистой улице ее (где снаружи домов, обнесенных каждый особо стенами из грубо сложенного на глине камня, не видно ни окон, ни дверей), мы были остановлены несколькими персами с убедительною просьбою посетить их сады.

Едем дальше. Вон разбросанная группа узеньких досчатых башенок, напоминающих своею фигурою высокие мельницы без крыльев; это и есть Балахане (по персидски — вышка), место нефтяных источников, доставившее правительству, кажется, 3 миллиона рублей.

Здесь находится до 20 нефтяных скважин, из коих 6, ежедневно дающих до 13 тысяч пудов нефти, принадлежат Кокореву, 3 — Мирзоеву, кажется 4 — Бурмейстеру, 1 или 2 — Бенкендорфу, остальные — Вермишеву и другим. Затем еще буравится несколько новых скважин; у одной из них, кажется, кокоревской, мы остановились; приказчик, как видно знакомый моему спутнику, недоверчиво взглянув на меня, что-то таинственно шепнул ему, но тот, вероятно, успокоил его на мой счет и беседа пошла вслух. По словам приказчика (из русских), углубившись буравом на 39 сажен, они достигли теперь саженного слоя песку, сильно пропитанного нефтью, что служит хорошим признаком; далее пойдет глина, после чего вычерпается грязь и откроется чистая нефть. Здесь работают 5 засусленных в масле персов по 12 часов в день.

Из действующих нефтяных источников самый замечательный, бесспорно, фонтан Вермишева, бьющий сильною струею нефти до 40 раз в сутки, очередуясь с газом, ищущим выхода на простор, и бесследно пропадающим в пространстве. Мой спутник говорит, что за Байловым мысом, в недальнем расстоянии от порта, этот газ выходит из моря в большом количестве; иногда, в тихие вечера, обыватели катаясь на лодках, зажигают его, и тогда представляется волшебный вид объятого огнём водного пространства.

Из 6 — 7 тысяч пудов ежедневно получающейся с вермишевского источника нефти, продается на месте около 4—5 тысяч п. в сутки, по 4—5 копеек за п. Нельзя умолчать о жалком виде досчатой постройки, прикрывающей этот фонтан, и маленьком резервуаре, куда падает нефтяная струя; все это состряпано на скорую руку и носит печать временного; но замечательнее всего, что в Балахане вовсе нет заводов, а между тем газ, как горючий и осветительный материал, под руками, да и возить отсюда в Баку готовый продукт (керосин) было бы удобнее сырья (нефти).

При открытии вермишевского источника хлынувшая струя нефти наполнила соседнюю впадину и образовала озеро грязной нефти, продаваемой по 2 к. за пуд. Мой спутник хотел было покататься по нем в лодочке, да уж больно тяжел воздух тут.


Материал взят из различных источников.


Балахано-Сабунчинское полицмейстерство[1]

Балаханский кружок и клуб

  • Предс. - А. Ж. Прокофьев
  • Бухг. – С. В. Белянинов
  • Вице-предс. – А. Т. Дмитриенко
  • Секр. – А. Макогонов
  • Казн. – И. И. Рябинин

Общество вспомоществования учащимся в Балаханском частном реальном училище и Балаханской женской прогимназии.

  • Предс. – В. А. Карпинский
  • Тов. – М. Г. Котовская
  • Секр. – А. Т. Баяндурова

Балахано-Сабунчинский промысловый центральный комитет вспомоществования семьям воинов, призванных на защиту нашего отечества

  • Предс. – казначей – Е. К. Петр------
  • Тов. – Б. И. Богод

Общество благоустройства Мардакянских и Шувелянских дач «Новый курорт»

  • Предс. – КСк. И. Б. Махмудбеков
  • Тов. – С.-б. Гаджинский
  • Секр. – Джалобек Гаджинский

«Литературно-драматический кружок кружок в Сураханах»

  • Предс. – А. Ф. Семенов
  • Секр. – Н. Е. Айвазов

Клуб общества благоустройства Мардакянских и Шувелянских дач «Новый курорт»

  • Предс. – КСк Габиб-б. Махмудов
  • Казн. – Садых-б. Гаджинский
  • Секр. – Джалобек Гаджинский
  1. По данным Кавказского календаря 1916г.





Фотоальбом Балаханы



comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница