Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Белямины Михаил Яковлевич и Михаил Михайлович - члены правления Тов-ва бр.

Михаил Яковлевич Белянин. Фото из архива В.Г.Праксина.


Михаил Яковлевич Белямин

1831-1908


Михаил Яковлевич Белямин, инженер-технолог, петербургский купец.

Михаил Яковлевич родился 16 января 1831г. в Санкт-Петербурге. Он был незаконнорожденным сыном чиновника Якова Александровича Дружинина, служившего секретарём у Екатерины II, Павла I, затем в различных комиссиях и департаментах, достигнув чина тайного советника.

Мать Михаила Белямина Татьяна Борисовна – дочь костромского помещика, офицера, погибшего в войну 1812 года. По окончании Смольного института она поступила гувернанткой в дом Я.А.Дружинина.

Фамилия шестерых незаконнорожденных детей от их союза образована от французского «belle amie» (по-русски звучит «бель ами»), т.е. «милый друг».

Дружинин, по словам современников, был человек до чрезвычайности добрый, снисходительный и услужливый, заботился обо всех своих законных и незаконных детях, но их было так много, что умер в нищете.


В 1849 году Михаил Белямин окончил Петербургский Технологический институт со званием кондуктора 1 класса, золотой медалью и занесением имени на мраморную доску института.

Его обучение оплачивала Николаевская железная дорога, поэтому Михаил Яковлевич поступил на обязательную 12-летнюю службу, занимая должности помощника машиниста, машиниста и механика ремонтного депо.

По окончании её он пытался начать своё дело, но все начинания не имели успеха.

Вскоре он получает должность директора Сампсоньевского завода, а спустя некоторое время знакомится с конкурентом – крупным заводчиком Людвигом Эммануиловичем Нобелем и соглашается перейти работать к нему. Россия готовилась к войне с Турцией, и заводы были завалены казёнными заказами.

По окончании войны Л.Э.Нобель начинает заниматься нефтью, добыча которой в Баку в ту пору носила характер кустарного промысла.

В 1879 году он создаёт акционерное общество «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» («Бранобель»). Все ключевые посты занимали шведы, норвежцы, финны или датчане.

Исключением были: председатель совета Товарищества финляндский россиянин П.А.Бильдерлинг и член правления М.Я.Белямин.

Белямин стал одним из десяти учредителей «Товарищества», внеся паевой взнос 25 тысяч рублей (менее 1% капитала компании). Нобель поручает Белямину составление Устава Товарищества, а затем и осуществление своего грандиозного плана.

При содействии Михаила Яковлевича был широко организован сбыт нефтепродуктов. По всей Волге устроены наливные станции для снабжения топливом волжского пароходства и отпуска продуктов по железным дорогам.

По всей империи оборудована сеть складов с железными хранилищами для продажи керосина. Население российских городов, употреблявшее до тех пор американский керосин или свечи, получает из Баку дешёвое осветительное масло, керосин проникает в деревню, вытесняя традиционную лучину.

Железные дороги, пароходства и фабрики переходят с угля и дров на жидкое топливо, как наиболее выгодное и удобное, заводы применяют смазочные материалы Бакинского производства взамен заграничных.

Российская нефть заняла видное место на мировом рынке, существенно потеснив продукцию Ротшильдов и Рокфеллеров.

Помимо этого инженер-технолог М.Я.Белямин участвовал в усовершенствовании конструкции нефтеналивных вагонов и резервуаров для хранения нефти и керосина.

По его проекту и расчётам был построен трубопровод для перекачки керосина через перевал между Баку и портом Батум протяжённостью 60 вёрст. К общественным заслугам Михаила Яковлевича следует отнести его горячую борьбу против распространившейся одно время идеи сооружения нефтепровода из Баку в Батум с целью вывоза за границу сырой нефти. Результатом этого неминуемо стал бы упадок бакинской нефтеперерабатывающей промышленности и вздорожание в России осветительных продуктов и жидкого топлива.

Бедный Михаил Яковлевич… Знал бы он, что через 100 лет, в XXI веке, Россия будет сидеть исключительно на «нефтяной игле», не развивая нефтепереработку и почти полностью свернув своё машиностроение, а бензин в добывающей нефть России будет дороже, чем в покупающей её Америке.

Достигнув своими трудами крупного состояния и видного положения, Михаил Яковлевич оставался простым и доступным человеком, обладавшим особенной мягкостью души и скромностью. Всякий из его сотрудников мог зайти в его рабочую комнату за советом.

Если перед ним оказывался посетитель, не имеющий непосредственного делового отношения к Председателю, например, переписчик или чертёжник, то Михаил Яковлевич, предупреждая просьбу вошедшего, вынимал бумажник и своим мягким голосом спрашивал: «Сколько Вам нужно?» Бывало, что такой посетитель приходил не с просьбой, а чтобы вернуть занятую сумму. В таких случаях Михаил Яковлевич всегда уговаривал не торопиться: «Хорошо ли Вы обошлись, не стеснены ли ещё?»

Таким он был не только к концу жизни, когда уже обладал состоянием, а и во времена, когда сам не имел никаких средств. Одному из его близких друзей довелось быть свидетелем такой сцены, когда он с большой семьёй ещё теснился в скромном домике на Петербургской стороне.

Приходит кто-то из технологов, без места, просит помочь. Помочь нечем, денег нет. Михаил Яковлевич снимает со своих часов цепочку и отдаёт. В другой раз при таких же обстоятельствах отдал кому-то свою шубу.

После смерти Л.Э.Нобеля в 1888 году Михаил Яковлевич Белямин стал председателем правления Товарищества.

В ведомствах, соприкасающихся с промышленностью, Михаила Яковлевича хорошо знали и уважали. За труды на пользу отечественной промышленности Михаил Яковлевич имел ордена Св.Владимира 4 и 3 степени и Св.Станислава 3 степени.

В день 50-летия со дня окончания Технологического института он был назначен почётным членом Совета Торговли и Мануфактур.

Более 20 лет изо дня в день (в буквальном смысле слова, так как не признавал отпусков) Михаил Яковлевич жил заботами и интересами Товарищества.

В 1899 году Белямин отказался от звания Председателя Правления. Его избрали на пост Председателя Совета, не требовавший активной повседневной работы.

До 1918 года «Бранобель» была крупнейшей в России нефтепромышленной фирмой. Товариществу принадлежало 35% сбыта мазута и 50% сбыта керосина, выработанных из Бакинской нефти, что приносило хороший доход.

В Петербурге Михаил Яковлевич Белямин имел особняк на Литейном проспекте, дом 15, в котором вместе с ним жили его дети с семьями. Ещё у Беляминых была квартира (третий этаж дома) на Спасской 9, где жили дочери Ольга, Юлия и Анна. Помимо этого Белямины владели дачей в Царском Селе и усадьбой в Межутоках.

Умер Михаил Яковлевич Белямин 30 марта 1908 года.


С его дворянским званием вышла любопытная история. Всю жизнь, до самой смерти, Михаил Яковлевич прожил, не имея такового. Помимо дома на Литейном 15, купленного в 1884 году у дворянина Зеленского, Михаил Яковлевич с 1886 года являлся владельцем Сергиевского гвоздильного завода на Малой Охте.

Петербургское дворянское депутатское собрание пыталось взыскать с него сбор с дворянских недвижимых имуществ: в 1888 году за особняк 22 рубля 38 копеек, а в 1902 году за Сергиевский завод 1 рубль 33 копейки. Белямин от уплаты отказался, мотивируя отказ непринадлежностью к дворянскому сословию.

С 1893 по 1908 гг. за ним числилось 3804 рубля 48 копеек недоимок дворянской повинности, а в 1911 году Петербургское дворянское депутатское собрание обязало его детей заплатить недоимку уже в размере 5539 рублей 33 копеек.

На том основании, что, поскольку М.Я.Белямин был признан происходившим из обер-офицерских детей и ему был пожалован орден Св.Владимира, то он считался личным дворянином (личное дворянство, введённое Петром I, отличалось от потомственного тем, что не переходило детям).

У Михаила Яковлевича и Анны Яковлевны Беляминых было восемь детей: Лидия, Ольга, Михаил, Юлия, Мария, Александр, Анна и Евгения. После смерти Михаила Яковлевича наследство было поделено между детьми. Межутоки получил старший из сыновей, Михаил, хотя усадьба по-прежнему оставалось любимым местом летнего отдыха всей семьи.

Михаилу перешла и доля в «Товариществе Братьев Нобель» с условием справедливо делить доходы между всеми братьями и сёстрами.


Михаил Михайлович Белянин

1864-1926

Михаил родился в 1864 году, окончил полный курс реального училища Св.Анны, затем дополнительный класс Петербургской гимназии Гуревича. Окончив Горный институт, Михаил Белямин становится помощником и партнёром своего отца.

С 1895 года работает у Нобелей, с 1902 года - директор Правления «Товарищества братьев Нобель».

С 1910 года – член правления Восточно-Азиатского нефтяного и торгового товарищества.

С 1912 года – директор правлений Акционерного общества нефтяного производства «Эмба» и Общества содействия русской нефтяной промышленности.

С 1914 года действительный статский советник. С 1916 года работал при Главном горном управлении.

Был женат на Зинаиде Диомидовне, в девичестве Кущ. Михаил много читал, имел прекрасную библиотеку, одним из любимых его увлечений были шахматы. В своей жизни он много путешествовал по странам Европы, Азии и Африки.

Собранная им коллекция картин русских художников после революции 1917 года вошла в фонд Русского музея.

Дом, построенный им в Межутоках, отличался изысканными архитектурными формами и изящно обставленным интерьером. В период первой мировой войны он на собственные средства устроил в двух смежных квартирах дома Беляминых на Литейном лазарет для раненых солдат.


Александр Михайлович Белянин

Младший из двух братьев, Александр, родился в 1869 году, окончил юридический факультет Петербургского университета.

Служил в судебном ведомстве, мировым судьёй, произведён в коллежские советники, пожалован орденом Св.Владимира 4 степени.

Александр был личностью творческой, увлекался литературой, искусством, философией, астрономией, писал стихи, прекрасно ездил верхом, хорошо плавал, любил природу.

За способность с головой уходить в новые увлечения сёстры любовно называли Александра «неугасимой лампадой». Был женат на Маргарите Васильевне, в девичестве Малышевой.

Семья много путешествовала по Европе, а лето обычно проводила на даче в Тарховке или в Межутоках.

В своих политических убеждениях А.М.Белямин придерживался скорее консервативного направления, что, однако, не мешало ему во время революции 1905 года скрывать в своих верхних апартаментах золовку своей сестры Анны, Елену Дмитриевну Стасову – известную революционерку и сподвижницу Владимира Ульянова-Ленина.


Анна Михайловна Белянина

Сестра Анна, закончив математический факультет Высших женских курсов, вышла замуж за Сергея Дмитриевича Стасова, чиновника по особым поручениям, вице-губернатора Баку.

Его сестра, Елена Дмитриевна Стасова, уже тогда была активным деятелем революционного движения, соратником Крупской, неоднократно подвергалась арестам, летом 1917 года укрывала Ленина в доме своего отца.

Сергей Стасов был пьяница и балагур. Однажды во время какого-то весёлого мероприятия в Ленкорани ему подарили живого тигрёнка размером больше собаки, которого он, под утро вернувшись домой, подсунул в постель жене.

Анна Михайловна достаточно настрадалась от выходок мужа.

В результате хлопот Михаила Яковлевича Белямина Святейший Синод дал ей разрешение на развод, что в то время было исключительной редкостью.

Примерно через год Анна Михайловна вышла замуж за коллежского советника Владимира Флавиановича Симоновича, экстраординарного профессора Петербургской Военно-медицинской академии, участника русско-японской войны.

Анна Михайловна всерьёз увлекалась новым тогда занятием – фотографией. Благодаря этому семья хранит богатый фотоархив.


Межутоки

Каменный остров и Межутоки с высоты птичьего полета. Фото В.Козлова (2008)


В период между 1788 и 1870 годами кто-то из Аничковых, владевших этой землёй, заложил здесь усадьбу, назвав её «Мое удовольствие».

Затем она принадлежала сыну живописца Федора Славянского - Крониду Федоровичу (1847 - 1898) - выдающемуся акушеру-гинекологу.

В «Списке населенных мест Новгородской губернии» по Валдайскому уезду за 1909г. говорится, что усадьба Межутоки («Мое удовольствие») при озерах Островитое и Немега принадлежит М.Белямину.

Это первое упоминание Межутоков. Видимо, новым хозяевам исконное название места пришлось больше по душе, нежели «Мое удовольствие». С тех пор усадьба называется так.

Михаил Михайлович Белямин, как человек деловой, использовал усадьбу не только для летнего отдыха, а и в практических целях.

Несмотря на начало автомобилизации, Россия была аграрной страной. Основным средством перевозок в городе и главной тягловой силой на селе оставалась лошадь.

Их в стране по данным на 1914г. насчитывалось более 32 миллионов - почти треть всех работающих лошадей планеты. В усадьбе Беляминых имелся конезавод - на пригорке за ручьем располагалась конюшня с кузницей.


Октябрьский переворот

После Октябрьской революции 1917 года в Петрограде не стало дров, в печках сожгли все деревянные заборы. Начался голод, затем – тиф, туберкулёз.

Население Петрограда уменьшилось в несколько раз. Шла война с Германией, в феврале 1918 года немцы заняли Псков и Нарву. Дезорганизованная революцией русская армия бежала от наступавших. В марте советское правительство было вынуждено заключить с Германией позорный для России Брестский договор.

В 1918 году умерла сестра Юлия, а затем и старшая Лидия вместе с мужем Луи Арно, французским инженером.

Сестра Мария уехала во Францию. Ехать напрямик через Европу не представлялось возможным из-за войны, поэтому уезжали через Крым, морем в Турцию, а уже оттуда во Францию. Муж Марии Михайловны умер в дороге, в Константинополе.

В 1919-м тем же кружным путём, через турецкий Константинополь, покинул Россию и Михаил Михайлович с женой.

С ними эмигрировала младшая сестра Евгения, а в январе 1922 года - брат Александр.

В России остались две сестры – Ольга и Анна. Ольга Михайловна с детьми жила на маленькой даче в Павловске под Петроградом. Анна Михайловна с семьёй оставалась в Петрограде.

В одну из ночей 1918 года к ним в дом ворвались чекисты, перевернули всю квартиру, Анну Михайловну арестовали. Спасло лишь обращение к сестре её первого мужа – Е.Д.Стасовой, члену Президиума Петроградского ЧК.

Михаил Михайлович Белямин с женой поселился в Париже. Состояние удалось сохранить, поскольку деньги Беляминых хранились в голландском и английском банках.

Первой на чужбине 5 июня 1925 года умерла младшая сестра Евгения.
Белямины похоронили её на парижском кладбище Батиньоль (основном месте захоронения русской эмиграции до Сент-Женевьев-де-Буа).

Михаил Михайлович велел выбить на надгробном камне слова:

«Да вниду въ Царствiе Твое
Где правды вечныя скрижали
Где безконечно бытiе
Безъ страха смерти и печали
На Судъ Твой совесть преднесу
Для милосердного глагола
Чтобъ зреть нетленную красу
Непостижимого Престола»…

Через год, 27 октября 1926 года, скончался и Михаил Михайлович Белямин.


Вопреки воле покойного главы семьи, Михаила Яковлевича Белямина, оставившего состояние старшему сыну с условием содержать всё остальное семейство, вдова Михаила Михайловича после смерти мужа распорядилась наследством по-своему.

Своих детей у Зинаиды Диомидовны не было, но в эмиграции находились её родственники, включая любимого племянника Володю Клотенбурга, кутилу и игрока. Он-то и спустил большую часть наследства Беляминых. Зинаида Диомидовна ушла из жизни 25 января 1944 года.

17 марта 1945 года умерла сестра М.М.Белямина - Мария Михайловна. Все четверо похоронены в одной могиле на кладбище Батиньоль. Концессия на могилу вечная.

Фамилию Белямин сегодня не носит никто из потомков М.Я.Белямина.


ЗДЕСЬ


comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница