Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Большой террор в Азербайджане

В память жертв Большого террора.jpg


Несмотря на то, что с приходом большевиков к власти в 1917 году репрессии по политическим обвинениям стали обычным делом в стране, такого, что связано с датой “1937 год”, не знала, быть может, даже мировая история. Следует оговориться, что, говоря о массовых репрессиях 1937 года, мы вправе присовокупить к ним и 1938 год. Как бы то ни было, оба эти года можно назвать кульминацией политических репрессий, унесших по всей стране сотни тысяч жизней. Согласно архивным данным Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ФСБ), за 1937-1938 годы по политическим мотивам в стране было арестовано 1.575.259 человек. Значительная часть их была расстреляна.

Долгие годы в Азербайджане упорно культивировалось мнение, что главным виновником разыгравшейся у нас трагедии был тогдашний руководитель республики Мир Джафар Багиров. Это вполне устраивало общесоюзное руководство, которое, организовав в 1956 году судебный процесс над опальным бывшим первым секретарем ЦК Компартии Азербайджана, предъявив ему главным образом обвинения в участии в массовых репрессиях 1937-1938 гг., приговорило его к высшей мере наказания. Эта версия причин массовых репрессий в Азербайджане заняла прочное, устойчивое место в сознании людей. Хотя и не единственная, она, как и все другие версии, основана на поиске причин лишь в пределах самой республики. Как правило, не учитывалось то, что Азербайджанская ССР была составной частью единого, по сути унитарного, государства, где “суверенное” право какой-либо республики на развертывание массовых, пусть даже политических, репрессий отсутствовало.

Для большинства современников массовые репрессии - это гибель плеяды видных руководящих партийных и советских работников, деятелей литературы и искусства. На деле же речь идет о десятках тысяч людей, в плановом порядке уничтоженных беспощадной, созданной специально применительно к этому времени репрессивной системой.

В отличие от того, как обстоит это дело в Азербайджане, в России давно уже ведется большая и плодотворная работа по изучению всего механизма массовых репрессий 1937-1938 гг.

Конкретным примером этого может служить изданный в 2004 году в Москве сборник документов под общим названием “Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937-1938 гг.” В сборнике помещены сотни документов, извлеченных из различных московских архивов, большинство из которых опубликовано впервые. Знакомство с этими документами дает основание для более глубокого, чем прежде, осмысления технологии осуществления Большого террора. Сборник содержит ряд документов, свидетельствующих о том, как ЦК ВКП(б) осуществлял контроль за развертыванием репрессивной кампании в Азербайджане.

С начала 1937 года по команде из Москвы в Азербайджане, впрочем, как и по всей стране, начались массовые аресты людей, причисленных к кулакам, антисоветским, контрреволюционным, националистическим элементам. Число арестованных было столь велико, что осуждение их путем быстрого применения обычных норм отправления правосудия через суды стало невозможным. Не справлялось с этим и Особое совещание, действующее при Наркомате внутренних дел СССР. В этой связи с июля 1937 года на местах стали создаваться “тройки”, в составе представителей НКВД, прокуратуры и партийных органов.

Такая “тройка” 10 июля 1937 года была создана постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) и в Азербайджане в составе Ю.Сумбатова, Т.Кулиева и Д.Ахундзаде. В этом же постановлении утверждается количество людей, подлежавших конкретным видам наказания: расстрелять - 1500 человек, направить на поселение в восточные районы страны - 3750 человек, заключить в лагеря НКВД членов 150 семейств.

30 июля 1937 года нарком внутренних дел СССР Николай Ежов издает оперативный приказ, в котором устанавливает норму на репрессии по политическим мотивам для всей страны с разбивкой по республикам, краям и областям.

Всего в ближайшие месяцы подлежало аресту и осуждению “тройками” 275 000 человек. В приказе отмечалось, что по первой категории, иными словами, к расстрелу должны быть приговорены 82700 человек, к длительным срокам заключения - 193000 человек. Норма для Азербайджана устанавливалась в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) от 10 июля 1937 года.

Другой документ представляет собой “Записка” Л.Берия, работавшего тогда секретарем ЦК Компартии Грузии, на имя Сталина, датированная 20 июля 1937 года, в которой он, в частности, сообщает о существовании созданного бывшим председателем Совнаркома СССР А.Рыковым Закавказского центра правых, куда якобы от Азербайджана входили Мирза Давуд Гусейнов и Алигейдар Караев. Оба они тогда работали в Москве. И будто бы создали азербайджанский центр непосредственно в республике в составе Бунятзаде, Ага Султанова, Султан Меджида Эфендиева, Довлатова, Бабаева и себя. Этот центр, как и центры грузинский и армянский, по информации Берия, “вели работу по сколачиванию контрреволюционных кадров для вредительства, шпионажа, диверсий, готовили вооруженное восстание “в момент начала войны”. Нетрудно понять, почему вскоре все перечисленные Берия лица были арестованы и уничтожены.

Примечательна шифрограмма Сталина в адрес ЦК Компартии Азербайджана от 26 сентября 1937 года, в которой дается указание о развертывании массовых репрессий в одной из конкретных частей Азербайджана - Нахичеванской АССР.

Санкционировав арест двух братьев - председателя Совнаркома Азербайджанской ССР Усейна Рахманова и первого секретаря Нахичеванского областного комитета партии Гасана Рахманова, Сталин далее пишет: “Просим вас очистить Нахичеванскую республику, загаженную Гасаном Рахмановым, от всякой нечисти. Имейте в виду, что Нахичеванская республика является наиболее опасным пунктом во всем Закавказье. Нужно поставить там настоящее большевистское проверенное руководство. Юсуф Касимов будет направлен к вам”. Интересно, что, рекомендуя Юсифа Касимова как проверенного большевика, Сталин вскоре дал добро на арест и осуждение Касимова, который провел в заключении 17 лет.

У Сталина и советского руководства, как об этом свидетельствуют материалы сборника, было однозначно негативное отношение к проживающим на территории СССР лицам иностранного происхождения.

Чего стоит, например, постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 года с характерным названием “О продлении репрессий среди населения по признаку национальной принадлежности”. В этом документе прямо указывается на продолжение арестов “поляков, латышей, немцев, эстонцев, финнов, греков, иранцев, китайцев и румын, как иностранноподданных, так и советских граждан”.

Или другое постановление Политбюро от 23 марта 1938 года, где прямо сказано: “Признать ненормальным, что на предприятиях, в главных управлениях и центральном аппарате Наркомата Обороны, Промышленности работает большое количество немцев, поляков, латышей, эстонцев. Поручить т.т. Ежову и Маленкову совместно с тов. Когановичем очистить оборонную промышленность от лиц указанных национальностей”.

Можно предположить, что включение в число самых неблагонадежных национальных групп азербайджанцев иранского происхождения было связано именно с позицией Сталина. Это подтверждает и одна из записок Сталина Ежову в начале 1938 года. В записке, безотносительно к ее основному содержанию, Сталин вдруг неожиданно вопрошает: “Что сделано по выявлению и аресту всех иранцев в Баку и Азербайджане?”

И уже через два дня последовало соответствующее постановление Политбюро. Трагично звучат его строки. Приводим их полностью: “1.Предложить ЦК КП (б) с СНК Азербайджана немедля поставить в известность всех граждан приграничных с Ираном районов об оформлении подданства в течение 10 дней в том случае, если эти граждане считают себя подданными Ирана. 2. Всех тех граждан, которые оформят советское подданство, переселить в месячный срок в Казахстан… 3. Все те граждане иранцы, которые откажутся от перехода в советское подданство и пожелают остаться подданными Ирана, подлежат немедленному выселению в Иран и в случае отказа - аресту”. В результате этого 15000 человек, имевших иранское гражданство, оказались перед выбором: оформить свой выезд в Иран, принять советское гражданство и оказаться выселенными в Казахстан, или быть арестованными с последующим осуждением.

31 января 1938 года Политбюро ЦК ВКП(б) устанавливает новую норму “дополнительного количества подлежавших репрессиям” по отдельным республикам, областям и краям. На этот раз в ближайшие три месяца в Азербайджане надлежало расстрелять 2000, приговорить к длительным срокам заключения 1000 человек.

Материалы сборника документов свидетельствуют, что очень часто Сталин, определяя направление и масштабы репрессий, оказывался в плену прежних, даже дореволюционных представлений. Известно, что до революции Сталин часто бывал в Баку, активно участвовал в деятельности большевистской партии и, тем самым, у него складывалось свое представление о раскладе политических сил в Азербайджане в те годы.

Обладая незаурядной памятью, он часто проецировал свои представления на современную ему ситуацию. Так, например, он полагал, что сильное влияние эсеров на людей в начале века не могло бесследно исчезнуть. С этим связано его письмо Ежову, датированное 17 января 1938 года. В этом письме Сталин вспоминает, в частности, что “в свое время эсеры были очень сильны в Саратове, в Тамбове, на Украине, в армии (комсостав), в Ташкенте и вообще в Средней Азии, на Бакинских электростанциях, где они и теперь сидят и вредят в нефтепромышленности”.

Уже 10 февраля 1938 года Ежов информирует Сталина, что “в связи с вашими указаниями о разгроме эсеровской организации”, по Союзу ССР установлено “существование широко разветвленной объединенной эсеровской организации в значительной части районов Советского Союза”, в том числе в Архангельской, Уральской областях, Москве, Алма-Ате, Саратове, в армии. Ежов докладывал, что еще в 1937 году было арестовано 25218 эсеров, а уже только с 18 по 25 января 1938 года, то есть после письма Сталина, еще 11349 эсеров. При этом за указанную неделю в Азербайджане арестовано 15 человек.

Сборник содержит немало документов, косвенно свидетельствующих об истоках невиданной трагедии, разыгравшейся в Азербайджане в 1937-1938 годах. Собственно говоря, знакомство со всем сборником раскрывает смысл массового террора тех лет, механизм его осуществления. Документы доказывают, что это была глубоко продуманная, целенаправленно осуществленная террористическая операция.

Сборник ясно удостоверяет, кому принадлежит авторство сценария разыгранного кровавого, страшного детектива, в котором четко были расписаны роли, определены карательные функции и объекты преследований. При этом в каждом отдельном случае были учтены особенности регионального, республиканского, национального и даже этнического факторов.

Объем информации о взаимоотношениях центральной союзной и республиканской властей в процессе осуществления массовых репрессий явно недостаточен. Но, тем не менее, очевидно, что инициатива, стимулирующая и регулирующая роль во всех случаях, принадлежала Москве.

И, все же, осмысление в комплексе происшедшей трагедии возможно лишь путем извлечения на поверхность все новых и новых документов. Тем более это имеет особое значение для нас - азербайджанских историков, поскольку нам важно иметь научное, а не дилетантское освещение прошлого, если мы желаем, чтобы широкая читательская аудитория приобщилась к подлинному историческому знанию, а не к отрывочным, неправдоподобным, основанным на слухах сведениям. Это более всего относится к советскому периоду нашей истории.

(дано в сокращении) Эльдар ИСМАИЛОВ, профессор

Источник: Здесь

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница