Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Борис Добин "Мое детство. Бульвар"

С тех пор как я помню себя, столько же я помню бульвар. Лет с пяти я был самостоятельный ребенок и шёл гулять по городу, благо в то время в городе ещё не было большого автомобильного движения. Я доходил до бульвара и часами гулял по нему, смотрел, как пацаны удочками ловят рыбу, смотрел на волны.

Бульвар в то время кончался в районе парашютной вышки в одну сторону, а в другую, заканчивался в районе площади Азнефть. Его разделяло красивое ограждение, а вход украшали две статуи спортсмена и спортсменки, ограждение до сих пор стоит на том же самом месте.

Каспий был полноводнее и подходил прямо к ограде, и при сильном волнении волны перехлёстывали через ограду, оставляя большие лужи.

Над бульваром разносилась песня из репродуктора купальни "О, голубка моя" в исполнении К. Шульженко, модная в то время, её сменяла другая песня "Домино".

Купальня. Эти детские воспоминания ярче других врезались в мою память, потому что большую часть моего детства мы с пацанами улицы проводили там. Прямо с кромки бульвара начинался деревяный настил, точно такой как на "Брайтон Бич" в Нью-Йорке.

Он шёл до самой купальни, и после шторма от мокрых досок поднимался пар, запах йода и распаренной древесины, ударял нам в нос, босиком вприпрыжку мы шли купаться.
Здание из дерева, у входа две башенки, слева находилось женское отделение, а справа мужское. Не помню сколько стоил вход в купальню, но мы любыми путями туда заходили.

В раздевалке, при сдаче одежды, мы получали номерки, и много ли было у нас одежды - лишь майка да рубашка. Номерки мы привязывали к руке или к ноге и шли купаться в детское отделение, где воды было по пояс. По скользким ступенькам, покрытыми водорослями, скользя, спускались к воде и ныряли.

Взрослые шли в своё отделение, где воды было с ручками, а ещё было и открытое море, где купались те, кто хорошо плавал. Особо крутые и смелые залезали на самый верх купальни, которая называлась "загоралка" и сигали в море, кто ласточкой, кто солдатиком, в общем, выпендривались перед девчонками, которые за этим наблюдали.

Слева в «загоралке» женщины нагишом загорали под бакинским солнцем, а мужики с интересом смотрели, если удавалось.

В конце сороковых и в начале пятидесятых в купальне появилась нефть, волны пригоняли её из открытого моря, после купания мы все были в пятнах нефти, и матери нас отмывали керосином. Нефть на поверхности моря в Каспии появилась 1949 году. Открыли морское месторождение под названием Нефтяные камни. И с тех пор купальня стала умирать, канализационные стоки и нефть выживали нас из купальни.

Море стало уходить, а вместе с ней и рыба. Нефть была на всех пляжах Апшерона, куда мы ездили после того, как не стало купальни.

На электричке, куда мы попадали за 20 копеек, которые мы давали контролёру и проходили человек десять. Вагоны были набиты до отказа, но мы этого не замечали, и каждый норовил занять место у окна, там было прохладнее. Наконец пляж, море блестит и манит, мы наперегонки бежим, на ходу раздеваясь.

Пляжи были не оборудованы, заполнены людьми от края до края, местные пацаны делали свой бизнес, продавая солоноватую колодезную воду за пять копеек стакан, продавали варёную кукурузу и семечки.

Тут же шныряли воришки, высматривая, что плохо лежит, и тырили, частенько оставляя отдыхающих в одних плавках и купальниках. Отдыхающие приезжали на весь день и тут же начинали готовить еду на керосинках и примусах. Возвращались мы затемно в переполненных электричках. Кстати, это первая в СССР электрическая железная дорога построена 1926 году.

Несколько лет тому назад я был в Баку и мне пришлось ехать в электричке, в каком состоянии я её увидел - не поддаётся описанию, что-то страшное - в полу дыры, видны рельсы, грязь, окон нет, а какие есть – сломанные. И с каким грохотом вагоны двигались по рельсам, не хочется вспоминать. Такие вот воспоминания детства.






comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница