Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Bulgakov - Copy.JPG
Булгаков Антон Викторович
От инженер-механика
До строителя первых советских нефтепроводов


Испытания жизнью:
Моряк, Инженер-Строитель, Репрессии, Реабилитация...

1879 - 1918

Bulgakov5a.png

Родился 2 августа (22 июля) 1879 г. в с. Сабовка Славяносербского уезда Екатеринославской губернии в небогатой дворянской семье.

Получил начальное образование в 2-х классной сельской школе. [1]

С 14-ти лет уже сам зарабатывал на жизнь уроками в Житомире, а затем в Кронштадте во время учебы на механическом отделении Морского инженерного училища Императора Николая I.

В службе с 1898 года.

Высочайшим приказом по Морскому Ведомству за № 187 от 06.05.1901 г. Антон Булгаков произведен в младшие инженер-механики с назначением на Черноморский флот.
Начал службу в Лазаревском адмиралтействе (судоремонтный завод) в Севастополе.

1901-1902 г.г. - Гидравлический механик эскадренного броненосца "Синопъ", с одновременным исполнением обязанностей судового механика транспортного судна "Гонецъ".

1902 г. - Судовой механик миноносцев № 259 и № 260.

Помощник заведующего механизмами миноносцев 28-го (до 05.11.1902), затем 29-го (до 26.04.1903) флотских экипажей ЧФ.

Продолжил службу механиком на номерных миноносцах, с 11.06.1905 г. — помощник заведующего механизмами миноносцев 29-го флотского экипажа.

ВЫСОЧАЙШИЕ ПРИКАЗЫ ПО МОРСКОМУ ВЕДОМСТВУ О ЧИНАХ ВОЕННЫХ
№ 587. Царское Село, 1-го января 1905 года.
Производятся в поручики: младшие инженер-механики: …, Булгаков, ...

№ 605. Царское Село, 17-го апреля 1905 года.
Призводятся в штабс-капитаны: поручики: …, Булгаков, …

Параллельно с военной службой активно интересовался политикой.

В 1896 г. - первый арест.

В 1902 г. вступил в партию социалистов-революционеров.

После разгрома восстания моряков под предводительством лейтенанта Шмидта судовой механик Булгаков в январе 1906 г. оставил службу и стал гражданским специалистом.

ВЫСОЧАЙШИЕ ПРИКАЗЫ ПО МОРСКОМУ ВЕДОМСТВУ О ЧИНАХ ВОЕННЫХ
№ 657. Царское Село, 9-го января 1906 года.
Зачисляются в запас флота: … корпуса инженер-механиков флота: штабс-капитан Булгаков – по Ялтинскому уезду; … с 1-го сего января.

Некоторое время работал на брикетном заводе в Донбассе, затем проектировал и устанавливал отопительные системы собственной конструкции на заводах Москвы, Петербурга и Сормово.

В 1907–1908 г.г. был портовым механиком в г. Красноводске Закаспийской области.

В 1908 г. Булгаков поступил на службу в «Челекенское нефтепромышленное общество». [2]

В 1907 г. на острове Челекен в Каспийском море из скважины бр. Нобель с глубины 85 м был получен фонтан нефти суточным дебитом 573 тонн.
Челекен объявлен нефтеносным районом.

На Челекенских нефтепромыслах Булгаков проработал до начала Первой мировой войны. Инициативный инженер быстро завоевал авторитет у опытных нефтяников и стал главным управляющим промыслов.

Bulgakov1).jpg

С 28.08.1914 г. “по обстоятельствам войны” А.В. Булгаков вновь определён в службу с переименованием в инженер-механики лейтенанты.

ВЫСОЧАЙШИЕ ПРИКАЗЫ ПО МОРСКОМУ ВЕДОМСТВУ О ЧИНАХ ВОЕННЫХ
№ 1301. Царское Село, 8-го сентября 1914 года.
Определяются в службу: состоящие в отставке: … корпуса инженер-механиков флота, штабс-капитан Антон Булгаков, с переименованием в инженер-механики лейтенанты, с 28-го августа сего года.

ЦИРКУЛЯРЫ ГЛАВНОГО МОРСКОГО ШТАБА
№ 289. 15-го сентября 1914 года.
Зачисляются: инженер-механик лейтенант Антон Булгаков… в Черноморский флотский экипаж.

Назначен главным механиком военного порта в Батуме.

«За усиленные и успешные труды» в годы Первой мировой войны награждён орденом Св. Станислава 2-й степени (01.06.1915).

ВЫСОЧАЙШИЕ ПРИКАЗЫ ПО МОРСКОМУ ВЕДОМСТВУ О ЧИНАХ ВОЕННЫХ
№ 1503. Царская Ставка, 6-го декабря 1915 года.
Производятся: … в инженер-механики старшие лейтенанты: … за отличие по службе: … Булгаков…

Был избран депутатом Батумской городской думы (есть сведения, что исполнял обязанности её председателя).

После Февральской революции, вплоть до захвата города турецкими войсками в апреле 1918 г., - депутат Совета рабочих депутатов г. Батума.

По Указу Временного Правительства от 28.07.1917 г. Булгаков произведен в инженер - механики капитаны 2-го ранга "за отличие по службе".

1918 - 1972

После эвакуации из Батума работал в учреждениях Закавказской Демократической Федеративной Республики (апрель-май 1918 г.) и Грузинской Демократической Республики (26 мая 1918 г. - 25 февраля 1921 г.).
В частности, был главным инженером Союза городов Закавказья в г. Тифлисе, затем некоторое время – заместителем председателя Государственного Научного Совета Грузии (создан в 1921 г.) и заведующим лесопромышленным отделом "Центросоюза" Федеративного Союза Социалистических Советских Республик Закавказья (до апреля 1922 г.).

В феврале 1922 г. А.В. Булгаков, как видный эсер Закавказья, принял участие в особом совещании закавказских эсеров.

7 апреля его арестовали. Но 29 сентября 1922 г. следствие прекратили и за отсутствием улик для обвинения из-под стражи освободили.

После освобождения Булгаков переехал в Баку.

5 октября 1922 г. был принят на работу в «Азнефть» и вскоре был назначен управляющим Техническим бюро - исполнительным органом Промыслового отдела треста «Азнефть».

Суд над группой закавказских эсеров, обвиненных в апрельских поджогах на Сураханских промыслах «Азнефти», проходил с 1 по 10 декабря 1922 г. в Верховном ревтрибунале АзССР.

Это была генеральная репетиция перед большим террором.

«Вся тяжесть обвинений, здесь к нам предъявленных, - сказал А.В. Булгаков, выступая на суде, - сводится, в конце концов, к нелепому и отвратительному обвинению в поджоге промыслов, с которым организацию пытаются связать через моего товарища по этим скамьям О.С. Самородову.
И поскольку признание этого обвинения при отсутствии всяких улик зиждется только на доверии или недоверии к Самородовой, я считаю долгом своей революционной совести заявить следующее.
Я знаю Самородову несколько лет...
И я со всей силой непоколебимого убеждения, со всем сознанием принимаемой на себя ответственности заявляю здесь перед лицом трибунала, что никогда, ни при каких обстоятельствах не допускаю возможности участия Самородовой в том гнусном преступлении, в котором её пытаются теперь обвинить».

Суд отказался признать вину О.С. Самородовой, а сам А.В. Булгаков остался на свободе.

К 1923 г. трест «Азнефть» закончил ремонт основных нефтеперегонных заводов.
Это было «разношерстное», трудноуправляемое хозяйство.
Поэтому А.В. Булгаков и сотрудники Техбюро разработали трестовские стандарты.

В это же время «Азнефть» активно переводила свои скважины на глубиннонасосную эксплуатацию. Управляющий Техбюро «Азнефти» А.В. Булгаков был одним из руководителей этого дела.
Он провел исследования на основании обобщения работы одиночных насосов и насосов, работающих от группового привода, вывел расчетные формулы и практические рекомендации по их применению.

Результаты этой работы изложил в статье «Основы рационального оборудования нефтяных промыслов для эксплоатации глубокими насосами».
Статья появилась на страницах журнала «Нефтяное хозяйство» в июльском номере 1924 г.

Летом 1924 г. А.В. Булгакова временно перевели на должность консультанта в Московское представительство «Азнефти», которое сдавало помещения журналу «Нефтяное хозяйство» Совета нефтяной промышленности.
Здесь Булгаков познакомился с И.М. Губкиным и В.Н. Якубовым (первый редактор журнала с 1920 г.), которые были заинтересованы в человеке, находящемся в центре технической жизни «Азнефти».

Вернувшись в конце года в Баку, А.В. Булгаков стал официальным представителем редакции журнала «Нефтяное и сланцевое хозяйство»..
“...Вы являетесь представителем в г. Баку редакции «Нефтяного и сланцевого хозяйства» и <...> берете на себя заботу о ежемесячном доставлении редакции текущей информации <...> и статей, в первую очередь технически-промыслового характера», - писал ему в Баку заместитель заведующего Научно-издательского бюро Совета нефтяной промышленности.

В 1924 г. шло активное обсуждение строительства нефтепровода от Грозного к Черному морю.
На заседании Бакинского отделения Русского технического общества А.В. Булгаков сказал, что гораздо выгоднее усилить экспортную мощность «Азнефти», которая производила основные экспортные нефтепродукты того времени – керосин и мазут, но высокие железнодорожные тарифы существенно снижали их конкурентоспособность.
«Только прокладка нефтепроводов может сделать экспорт прибыльным», – поддержал его директор Бакинской нефтяной промышленности И.Н. Стрижов.

В конце 1924 г. в «Азнефти» было создано Бюро по проектированию нефтепровода Баку – Батум.
Старшим инженером Бюро назначили А.В. Булгакова.

В январе 1925 г. начались изыскания и изучение основных параметров перекачки бакинских нефтей по местным нефтепроводам.

В апреле 1925 г. А.В. Булгаков в составе московско-тифлисской комиссии обследовал возможные трассы будущего нефтепровода и порты.
12 мая он участвовал в заседании Президиума Госплана СССР, на котором было утверждено решение о строительстве нефтепроводов: от Грозного до Туапсе и от Баку до Батума.

26 мая в «Азнефти» была создана контора по строительству нефтепровода.
Ее главным инженером, также как и созданного позже на ее базе управления «Азнефтестрой», был назначен А.В. Булгаков.

При проектировании он пользовался консультациями выдающегося российского инженера В.Г. Шухова, новейшей литературой, привезенной из США А.П. Серебровским, а также переводными техническими материалами (рефератами и статьями) в журнале «Нефтяное хозяйство» или в отдельных изданиях.

В основе проекта лежала идея последующего объединения строящегося 10-дюймового нефтепровода и построенного в 1907 г., а затем переделанного под перекачку нефти 8-дюймового керосинопровода, в едином эксплуатационном хозяйстве.
По этой причине первый вариант трассы полностью совпадал с трассой керосинопровода, т.е. вдоль Закавказской железной дороги.

В ходе проектирования А.В. Булгаков предложил несколько поистине революционных идей.
Например:

  • ...сократить трассу нефтепровода, «рабски привязанного к железной дороге», между Баку и ст. Евлах по кратчайшему расстоянию, т.к. железная дорога делала значительный крюк между этими пунктами.
    До этого немногочисленные магистральные трубопроводы в России строились только вдоль линий железных дорог.
    Смелое предложение Булгакова позволяло сократить число насосных станций и миновать коррозионно-активные солончаки.
  • ... «впервые в мировой практике», как он писал позднее, предложил перекачку нефти «из насоса в насос», минуя промежуточные резервуары.

Параллельно А.В. Булгаков принял участие в проектировании батумских заводов.

1925-1926 годы были сложными, как для «Азнефти», так и для самого А.В. Булгакова - нехватка средств, борьба с транспортным монополистом – Наркоматом путей сообщения, который перевозил и перекачивал нефтепродукты, задержки поставок и некачественная продукция отечественных металлургов и машиностроителей.

Строительство затягивалось. Решение спорных экономических и технических вопросов требовало бесконечных заседаний всевозможных комиссий.
А.В. Булгакову приходилось быть их активным участником.

Напряженный ритм работы привел к тому, что в апреле 1926 г. он серьезно заболел и более чем на полгода, до декабря, отошел от работ.

После выздоровления А.В. Булгаков с 15 мая 1927 г. по 29 января 1928 г. находился за границей – в Англии, Франции и Германии.
Им и другими специалистами было заказано оборудование для керосиновой батареи, 51 тыс.т труб, 9 дизелей и насосов для трех станций, водотрубные котлы, турбогенераторы для заводов и специальные дизели для выработки электроэнергии, а также экскаваторы, подъемные краны и бульдозеры.
Остальное оборудование было решено сделать в СССР.

Торгово-Промышленная газета в номере от 6-7 ноября 1927 г. сообщала:
"7 ноября 1927 г. состоится закладка нового нефтепровода Баку — Батум.
В связи с этим, председатель ВСНХ СССР В.В. Куйбышев направил правлению Азнефти телеграмму следующего содержания:
“Приветствую закладку нефтепровода, долженствующего сыграть огромную роль в развитии нефтепромышленности и народного хозяйства.
Привет строителям, закладывающим новый камень в фундамент социализма”. [3]

Весь нефтепровод был разбит на части: западную (головную) – от Батума до Хашури, среднюю – вдоль линии Закавказской железной дороги до ст. Евлах и самую сложную, восточную – от Евлаха до Баку (всего 11 строительных участков).

Первую очередь трубопровода и керосиновую батарею нужно было построить к 1 октября 1928 г., остальное – к 1 октября 1929 г.

Быстрым темпом была организована развозка труб и началась их сварка, в том числе советско-американским предприятием «Рагаз».

Булгаков разработал и осуществлил на практике приемы сварки и укладки труб, которые вошли позднее в технические условия на производство подобных работ, – способ сварки арматуры и вставок со снятием температурных напряжений, способ соединения длинных уложенных участков, методы нахождения мест установки компенсаторов и мертвых точек с учетом профиля и д.р.

Но, к сожалению, с большим опозданием изготавливалось оборудование на отечественных заводах, из-за отсутствия судов готовые импортные изделия дожидались своей очереди в портах.

Пуск головного участка передвинули на 1 января 1929 г., а фактически сдали 13 января, керосиновую батарею – 6 мая 1929 г.
Наиболее сложным оказалось строительство восточного участка Баку - Евлах, который пролегал по необжитой местности.

Тем не менее, 13 февраля 1930 г. нефтепровод был пущен в эксплуатацию по всей длине.

В тот же день А.В. Булгакова представили к награждению орденом Трудового Красного Знамени.

Таким образом, Булгаков и коллектив «Азнефтестроя» сделали первый шаг в организации советского трубопроводного строительства.

На этом пути были трудности и ошибки, но и получен бесценный опыт проектирования и строительства, изучено и применено новое оборудование (например, впервые в СССР – четырехтактные бескомпрессорные дизели), подготовлены кадры.

Заместитель начальника недавно организованного объединения «Союзнефть» Н.И. Соловьев даже выразил желание перевести «товарища Булгакова» на работу в Москву в новое управление «Нефтестрой»

Но праздник этот длился недолго.

На следующий день после пуска нефтепровода в Баку возобновились аресты, начатые еще в 1929 г.

Была арестована группа инженеров и служащих «Азнефти», занимавшихся строительством нефтепровода Баку – Батум. Выявившиеся при проектировании и постройке нефтепровода ошибки и финансовые злоупотребления объявили вредительством – умышленным разбазариванием «народных средств».

14 и 15 февраля 1930 г. были арестованы: технический директор «Азнефти» Ф.А. Рустамбеков, его заместитель В.Н. Делов, финансовый директор Я.П. Рыскин, инженер по рационализации нефтепереработки Г.И. Эминов, управляющий проектным отделом Д.Л. Ландау.

16 февраля арестовали А.В. Булгакова.

В ходе следствия «оказалось», что в «Азнефтестрое» был создан филиал вредительской организации «Азнефти», который «действовал» автономно и «подчинялся» напрямую некоему Московскому центру.
Руководителем филиала «являлся» А.В. Булгаков.
Его обвинили в том, что он якобы «в своей деятельности на протяжении ряда лет проводил в жизнь вредительские мероприятия, направленные к срыву и удорожанию строительства».

Bulgakov2.JPG

18 марта 1931 г. коллегия ОГПУ приговорила А.В. Булгакова к расстрелу, который вскоре был заменен 10-летним заключением в концлагерь.

Но уже действовало совместное постановление ВСНХ и ОГПУ от 15 мая 1930 г. «Об использовании на производствах специалистов, осужденных за вредительство».

Поэтому постановлением коллегии ОГПУ от 28 ноября 1931 г. А.В. Булгаков был освобожден из-под стражи и выслан в Казахстан на строительство нефтепровода Гурьев - Орск.

«Что касается общих условий сооружения нефтепровода Гурьев – Орск,– писал инженер Булгаков, – то они отличаются исключительной трудностью. Нефтепровод проходит от Гурьева по совершенно пустынной, безлюдной солончаковой степи, лишенной пресной воды и не имеющей дорог. <...>
В описанных условиях нужен совершенно особый подход к методу производства работ».

В июне 1932 г. во время пуска в эксплуатацию первого советского крекинг-завода «Советский крекинг» А.В. Булгаков был в Баку и встречался с В.Г. Шуховым, о чем есть записи в дневнике Шухова.

Затем Булгаков был на строительстве нефтепровода в Гурьеве.

А статью «Нефтепровод Гурьев – Орск” для журнала «Нефтяное хозяйство” (1932. – No 6. – С. 314–315) писал в Баку.

4 марта 1934 г. Булгакова назначили главным инженером и заместителем начальника Управления строительства Воронежского НПЗ – «Воронефть».
Но стоимость этой «ударной» стройки оказалась непомерно высокой, и от строительства Воронежского НПЗ отказались.

Направлен для работы в трест «Нефтепроект» Наркомата тяжелой промышленности СССР, был главным инженером строительства Одесского крекинг-завода.

6 февраля 1938 г. А.В.Булгаков в очередной раз был арестован.
Это произошло в г. Сланцы Ленинградской области, где разрабатывалось месторождение горючих сланцев и проектировался Гдовский сланце-перегонный и битумный завод для снабжения Ленинграда газом и искусственным жидким топливом.

Бывший офицер, бывший видный эсер, бывший подследственный, участник «ударных» строек, активно боровшийся с «болезнями» роста советской системы планирования и растущей советской бюрократией, “неожиданно” превратился в «руководителя» военной группы «мифической» шпионско-диверсионной организации.

«Признаю свою вину в том, что являлся участником шпионско-вредительской группы, возглавляемой Булгаковым.
Мною даны сведения Булгакову о расположении в Гдовском районе 32 пехотного полка и политико-моральном состоянии этого полка.
Кроме того, по указанию Булгакова задержано производство работ по основным объектам, что являлось вредительским актом», - писал в своем заявлении арестованный начальник строительного отдела Гдовского сланцеперегонного завода.

К заключенным по делу Булгакова применялись меры физического воздействия, угрозы, лишения пищи и сна.
Многие не выдерживали и давали признательные показания против Булгакова.

В результате подобного ведения дела следствием «было установлено», что А.В. Булгаков и его коллеги являлись участниками «шпионско-диверсионной группы белогвардейской фашистской организации «Российских Объединенных Националистов-Демократов (РОНД)» и поддерживали связь с центром РОНДа в Берлине и Германском консульстве в Ленинграде.

29 октября 1939 г. «за участие в шпионско-диверсионной организации» А.В. Булгакова приговорили к 5 годам исправительно-трудовых лагерей с последующей ссылкой.

"БУЛГАКОВ АНТОН ВИКТОРОВИЧ
Номер в БД:2609
Род.: 21.07.1879, УКРАИНСКАЯ ССР, ДНЕПРОПЕТРОВСКАЯ обл., ДНЕПРОПЕТРОВСК (??? - Sibor)
Дата смерти: 02.02.1972, МОСКВА
Работа: АЗНЕФТЬ ГЛ. ИНЖЕНЕР
АРЕСТ - 17.02.30, АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ССР, БАКУ
Приговор: СЕНТ. 1931, ОСВОБОЖДЕН
АРЕСТ - 06.02.38, РСФСР, ЛЕНИНГРАДСКАЯ обл., СЛАНЦЫ
Приговор: 15.10.39, 5 ИТЛ + ССЫЛКА" [4]

Но А.В. Булгаков не стал обычным заключенным на лесоповале, его инженерные знания и опыт были востребованы в ГУЛАГе на пользу Родине.

До 1941 г. он занимался проектно-сметным делом в Управлении Красноярского лагеря в г. Канске, а затем возглавил проектно-техническую часть Крекингстроя Ухтижемлага (Ухтнефтекомбината) НКВД, а потом полностью переключился на проектирование и строительство газопроводов.

В 1941 году приступили к разработке газового месторождения в Верхнеижемском районе Коми АССР.
На Седьельском месторождении строился первый на Севере газовый промысел, в тяжелых климатических условиях прокладывались первые северные магистрали.
По сути, там закладывалась будущая слава Уренгоя и Ямбурга.

Тяжелые климатические и почвенные условия, с которыми пришлось столкнуться с первых же шагов строительства, привели Булгакова к проекту наземного магистрального газопровода.

Позднее А.В. Булгаков писал: «Как показал наш опыт, работа трубопровода, окруженного слоем промерзшего грунта, является наиболее неблагоприятной.
Утечки газа из газопровода происходили там где трубопровод был зарыт в землю.
В то же время на остальных участках, уложенных на поверхности, под снеговым покровом, не было обнаружено никаких утечек газа».

Труд заключенного Булгакова был вознагражден – 19 декабря 1942 г. его «условно-досрочно» освободили, а 6 июня 1945 г. наградили медалью «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Между этими наградами лежали три года трудной, но творческой инженерной работы.

Газовая промышленность Коми края набирала темпы, строились новые объекты, и труд проектировщика был очень востребован.

22 декабря 1942 г. Антона Булгакова назначили на должность инженера по технике безопасности Верхижемстроя.

20 апреля 1943 г. он возглавил проектно-техническую часть лагерного пункта No 17 – Газопромысла Ухтижемлага.

9 августа 1945 г. утвердили главным инженером проекта газопровода Крутая – Ухта, 1 июля 1946 г. – газопровода Войвож – Ухта.
Этот очередной трубопровод в карьере инженера также оставил след в истории отечественного трубопроводного транспорта нефти и газа.
Его особенность заключалась в способе прокладки – он подвешивался на деревянных А-образных опорах и получил название «самокомпенсирующийся».
Такая конструкция значительно экономила средства, облегчала условия строительства, эксплуатации и ремонта.
10 июля 1948 г. был подписан акт приемки газопровода, который стал прототипом еще нескольких подобных магистралей.

Перед этим бывший заключенный Булгаков был награжден медалью «За трудовую доблесть»,
а 7 июля 1949 г. Коми обком ВКП (б) подал ходатайство Л.П. Берии о снятии судимости с группы осужденных специалистов, в том числе и с А.В. Булгакова. [5]

В 1951 г. Булгаков Антон Викторович и его соавторы, С.И. Новопавловский и К.А. Веревкин, получили авторское свидетельство на конструкцию самокомпенсирующегося газопровода.

После завершения строительства магистрального газопровода Войвож – Ухта Антон Булгаков возглавил газовую инспекцию Ухтнефтекомбината, работал ГИПом, а затем старшим инженером в Проектно-изыскательской конторе.
В 1953 г. вместе с комбинатом он перешел в структуру Министерства нефтяной промышленности СССР.

В феврале 1957 г. Главгаз СССР принял постановление:
«Распространить метод прокладки магистральных газопроводов с самокомпенсацией, принятый в северных районах, для использования его на строительстве газовых магистралей в других районах и особенно в Сибири и на Дальнем Востоке»

В 1959 г. ВНИИСТ выпустил небольшую книжку 80-летнего инженера, где обобщался опыт строительства и эксплуатации таких газопроводов.
Еще и сегодня старожилы института помнят, что на рубеже 50х – 60х годов А.В. Булгаков участвовал в испытаниях, проводимых лабораторией прочности ВНИИСТ'а.

А.В. Булгаков был реабилитирован заключением Главной военной прокуратуры, но дальнейшая судьба пионера советского трубопроводного строительства неизвестна.

Есть сведения, что Антон Викторович прожил долгую жизнь и умер 2 февраля 1972 года в Москве.

Основные Источники :


Примечания:

  1. В такие школы принимались дети с 8-ми лет и оставались в них до тринадцатилетнего возраста.
  2. “Для разработки нефтяных залежей на острове Челекене Закаспийской области и в других местностях империи, для переработки добываемой нефти и торговли нефтью и нефтепродуктами учреждается акционерное общество под наименованием "Челекенское нефтепромышленное общество".
    Учредители общества: губернский секретарь А. Якоб и сотник запаса А. Иванков. Основной капитал - 400 000 рублей.” [1]
  3. [2]
  4. [3]
  5. "1949, 7 июля – Коми обком ВКП(б) направил Л.П. Берия ходатайство о снятии судимости с группы инженерно-технических работников Ухтинского комбината МВД СССР в связи с 20-летием комбината.
    В списке значилось 29 человек, из них 26 были осуждены по политическим мотивам:
    Бернштейн Михаил Александрович – главный инженер треста «Войвожнефть»; Богословский Николай Евгеньевич – главный технолог завода термосажи; Барабанов Петр Алексеевич – начальник цеха шахты № 1; Булгаков Антон Викторович – главный инженер проектной конторы Ухтижемлага; Быков Михаил Иванович – зам.начальника ОТК нефтепергонного завода; Воронин Валентин Иванович – главный инженер Ижемского завода; Деснер Гедалия Рувимович – гавный инженер строймонтажконторы; Добрынин Иван Григорьевич – нач. геолого-разведочного отряда; Еднерал Михаил Прокопьевич – нач.технической инспекции; Евстафьев Павел Владимирович – нач.отдела проектной конторы; Зенкевич Георгий Константинович – начальник отдела главного механика; Каплун-Владимирский Владимир Михайлович – главный дирижер Центрального дома культуры; Коновалов Иван Семенович – главный инженер ОЛП-16; Крыжановский Сергей Давыдович – ст.инженер-электрик ТЭС; Каминский Яков Иосифович – зав.больницей; Левченко Всеволод Андреевич – главный геолог газопромысла; Машкович Константин Андреевич – главный геолог треста «Войвожнефть»; Мальков Александр Макарович – главный инженер проектной конторы; Некрасов Александр Евдокимович – начальник горно-технической инспекции; Нестеренко Алексей Пантелеевич – нач.отдела проектной конторы; Никитин Михаил Аристархович – главный инженер нефтешахты; Ольшванг Семен Евгеньевич – зам.начальника отдела капстроительства; Саморай Анатолий Маркович – зам.начальника автотехотдела; Саркисьянц Владимир Аркадьевич – главный энергетик; Федоров Алексей Георгиевич – главный инженер ОЛП-7; Кострин Константин Васильевич – начальник цеха нефтеперегонного завода."
    КРГАОПДФ, ф.1, оп.4, д.538, лл.48–51об.


Информация - материалы из открытых источников в Internet'е.


Пользуетесь сведениями данной публикации ? Дайте обязательно ссылку на сайт "Наш Баку" !



--Sibor 20:47, 18 сентября 2013 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница