Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск



Визиты эмира бухарского Сеид Абдул-Ахад-хана в Баку (1892, 1893гг.)

Предисловие

Буха́рский эмират — государство, существовавшее с 1785 по 1920 год на территории современных государств Таджикистана, Узбекистана и части Туркменистана. В 1868 году попал в вассальную зависимость к Российской империи и получил статус её протектората.

Эмир бухарский.jpg
Эмир бухарский Сеид-Абдул-Ахад-хан (1857 - 1910)

Из статьи в журнале «Нива», 1893, №1[1]

Посетивший ныне Россию, давно ожидаемый гость,– эмир Бухарский, Сеид-Абдул-Ахад-хан – четвертый сын умершего 31 октября 1885 года эмира Мозафар-Эддина.
Он родился в 1857 году в Керминэ, где его отец, в то время наследник бухарского престола, управлял этим бекством. Мать нынешнего эмира Шамшам, родом персиянка, был любимою женою Мозафар-Эддина.
Скудное образование, какое получают на Востоке даже мусульманские принцы, не послужило однако препятствием для любознательного Ахада приняться за занятие науками по собственному почину и широко пополнить впоследствии свои знания. Он постоянно и до сих пор продолжает заниматься научными предметами; таким образом Бухара, в лице Ахад-хана, имеет правителя просвещенного, имеющего вполне европейское образование.

Двенадцати лет Мозафар-Эддин женил своего сына, а чрез 5 лет назначил окружным начальником в Керминэ, где принц Ахад прожил до смерти отца. Управляя бекством, молодой принц сумел снискать всеобщее расположение, за милостивое и справедливое управление краем.
В 1868 г. старший сын Мозафара, Абдул-Малик, подстрекаемый англичанами, возмутился против своего отца, но был разбит при содействии русских войск и бежал в Индию, где и проживает поныне, получая пенсию от английского правительства.
В 1883 году, по смерти двух других братьев, принц Ахад был послан своим отцом для присутствования при Священном короновании в Москве. Во время пребывания его в этом городе, было исходатайствовано Мозафаром официальное признание Сеид-Абдул-Ахада наследником Бухарского ханства, которым он благополучно управляет ныне, по смерти своего отца.

Из Бухары эмир выехал 7 декабря. 14-го он был уже в Чарджуе. Посетив Асхабад, где виделся с начальником области, генералом Куропаткиным, эмир из порта Узун-ада отправился в Баку на военном пароходе каспийской флотилии «Баку».
Свое путешествие эмир совершает со всею восточною пышностью. Он везет одного багажа до 2,000 пудов и сверх того 30 лошадей в подарок. Часть груза (500 пуд.) отправлена еще в конце лета, а 1,500 пуд. и лошади идут теперь отдельным караваном.
Из Баку эмир 18 декабря выехал в Тифлис, откуда чрез Военно-грузинскую дорогу отправился в Москву, и затем в Петербург. Со времени въезда эмира в Россию при нем состоят: чиновник канцелярии Туркестанского генерал-губернатора старший советник Федоров, врач г. Писаренко и переводчик ротмистр Султан-Асфендиаров.

Малолетний сын эмира, Тюря-Джан-Мир-Алим также прибыл в Россию вместе с отцом, который предполагает оставить его на воспитание в Петербурге, поместив его в Пажеский Его Императорского Величества корпус.

Для высокого гостя отведены роскошные покои в так называемой запасной половине Зимнего дворца. радушный прием, оказанный нашему гостю, и те искренние чувства, которые питают к нему русские люди, вполне соответствуют лестным для нас симпатиям к России самого Эмира, всегда относившегося к нашему отечеству с самою преданною дружбою.

Пребывание эмира Ахад-хана в Петербурге продолжится около двух недель. В общем же эмир в России проведет около двух месяцев.

Эмир Ахад-хан любил путешествовать. Впервые посетив Россию в 1883 году, он затем неоднократно бывал в Москве и Санкт-Петербурге: в 1893 г он привозил в столицу Российской империи своего сына Алим-хана, в 1896 приезжал на торжества по случаю коронации императора Николая II, а последний раз был в Санкт-Петербурге незадолго до своей смерти и торжественно отмечал там двадцатипятилетие своего пребывания на бухарском троне. Кроме этого он бывал в Киеве, Одессе, Екатеринославе, Баку, Тифлисе, Батуме, Севастополе, Бахчисарае. Почти каждое лето Абдул-Ахад отдыхал на Кавказе, на Минеральных водах, или в Крыму, в Ялте, где он построил себе дворец (в советское время там находился санаторий "Узбекистан").

На пути в Петербург (17 – 18 декабря 1892 г.)

В декабре 1892 г. бакинская пресса много писала о предстоящем 17 декабря визите в Баку эмира бухарского, по пути его следования в Петербург.
Для переезда эмира и его сына были назначены военные пароходы «Геок-Тепе» и «Баку», которые для этого вышли из Баку в Узун-Ада.
В составе 23-х сопровождающих эмира лиц были не только высокие сановники, но и его собственный повар, готовящий кушания по особому ритуалу, молла и слуги.

10 декабря на пароходе общества «Кавказ и Меркурий» - «Великий князь Константин» - в Баку прибыли для дальнейшего путешествия в Петербург квартирьеры эмира со слугами, общим числом 12 человек. При них было 250 пудов багажа, халатов и пр.

14 декабря из Петербурга прибыл полковник Генерального штаба Путята, командированный для встречи его высокостепенства и сопровождения эмира во время путешествия по России.

15 декабря в Баку прибыл экстренный поезд для путешествия эмира. В поезде прибыли также начальник Закавказской казенной железной дороги инженер Фриде, начальники движения, ремонта и пр. лица.
В этот же день прибыл военный пароход «Геюк-Тепе» с 48 местами багажа, 45 слугами эмира и 30 роскошными лошадями юмудской и туркменской породы, которые должны были после переезда сразу же по железной дороге отправлены в Батум.

Эмир должен был остановиться в квартире шемахинского помещика Гасан-бека Набибекова в доме Меликова на Воронцовской улице, к квартире был прикомандирован ежедневный полицейский наряд.
В конвой к эмиру были назначены кубанские казаки, а у дома поставлен почетный караул от Сальянского батальона.

17 декабря 1892 г. с самого раннего утра город, разукрашенный флагами, ожидал приезда высокого гостя. Приезд был назначен на 10 часов утра, но пароход «Баку» появился только около 11 часов.

На таможенной пристани, к которой должен был пристать пароход, эмира ожидали исправляющий должность вице-губернатора с.с. Райченко, полковник Генштаба Путята и др. лица.

Пароход подошел к пристани под звуки бухарского марша. На пароходной рубке стояли командир Каспийского флота контр-адмирал Назимов, командир парохода капитан 2-го ранга Фон-Веймарн и несколько офицеров. Все они на мундирах имели пожалованные им бухарские звезды: штабс-офицеры – золотые, а обер-офицеры – серебряные.

Визит эмира Бухарского. Год предположительно 1901.

По трапу, устланному большим ковром, эмир, сопровождаемый сыном и окруженный своими сановниками, спустился на пристань, по всей ее длине устланной красным сукном. Под звуки того же бухарского марша он прошел до набережной, где сел в ландо и, окруженный конвоем казаков, отправился к дому Меликова, в приготовленное для него помещение в квартире Гасан-бека Набибекова.
На протяжении всей набережной, на всем пути и у дома везде толпы народа встречали высокого гостя. На балконах и в окнах стояли группы дам.

Эмир Сеид-Аблул-Ахад-хан - «красивый брюнет, 33 лет, высокого роста, весьма плотный на вид, в золотистом полосатом халате. Бледный и как бы утомленный, он флегматично, но весьма любезно кланялся всем по военному русскому уставу, т.е. делал рукой под чалму, как бы под козырек.» Его сын, девятилетний Мир-Алим - «довольно плотный» мальчик, имеющий болезный вид, т.к. его укачало во время морского путешествия.

В свите эмира находились главные сановники:

  • кушбеги (первый министр) Дурбин-Кул
  • перванечи-занятчи (министр финансов) Астан-Кул, самое приближенное к эмиру лицо
  • перванечи-серкердэ (советник) Тураб-Кул
  • убойчи (церемониймейстер) Хазрет-Кул
  • мирахур баши (шталмейстер) Магомет-Юнус
  • мирза (секретарь) Ахмед Мушриф
  • духовное лицо Абуль-Фещ-Ходжа-Урах

а также

  • статский советник Г.П.Федоров
  • врач кол. сов. Писаренко
  • переводчик ротмистр Султан Асфендиаров.

В доме Гасан-бека эмира встретили по восточной традиции «дастарханом». Приехал с визитом губернатор Бакинской губернии д.с.с. В.П. Рогге и городской голова д.с.с. Деспот-Зенович с одним из членов управы. Последовала короткая беседа, все предложения об осмотре города и нефтяных промыслов эмир отклонил вследствие усталости.
Часа через два (по словам газеты «Каспий»), несколько отдохнув, эмир нанес губернатору Рогге ответный визит.
Оставшуюся часть дня эмир провел в молитвах и отдыхе.

18 декабря с 10 часов утра эмир стал принимать посетителей.
Фотограф, снявший его въезд в Баку, преподнес ему моментальную фотографию в золотой раме. Капельмейстер Сальянского батальона преподнес «Бухарский марш» своего сочинения и т.п. Здесь же были желающие принести подношения и прошения эмиру.

Перед самым отъездом эмира, в 2 часа дня к нему на квартиру явились Бакинский губернатор и городской голова, сопровождавшие его на вокзал, где его ожидали начальствующие лица и большая масса народа.
Вокзал был украшен флагами и украшен по карнизам и колоннам свежей зеленью. С прибытием эмира все время играл оркестр военной музыки Сальянского батальона, сыгравший и «Бухарский марш» сочинения капельмейстера оркестра.
Эмир, прощаясь с Баку, выразил свое удовольствие бакинским приемом.

В половине четвертого дня экстренный поезд с эмиром, его сыном, свитой и сопровождающими его лицами покинул Баку.

В день отъезда бухарского эмира им были пожалованы награды бакинскому начальству, а после проезда по Закавказской железной дороге были пожалованы также высокие бухарские награды железнодорожным служащим.

Ордена Бухарской звезды, золотой и серебряной различных степеней получили:

Орден золотой Бухары 1 степени.jpg Орден Бухарской золотой звезды

  • Золотые звезды 1-ой степени:
    • Бакинский губернатор д.с.с. Рогге
    • городской голова д.с.с. Деспот-Зенович
    • начальник Закавказской железной дороги инженер Фриде
    • полковник Генерального штаба Путята
  • Золотые звезды 2-ой степени:
    • полицмейстер подполковник Адлерберг
    • помощник начальника ремонтного пути Греве
  • Золотые звезды 3-ой степени:
    • Гасан-бек Набибеков, хозяин квартиры, где квартировал эмир

Серебряная Бухара-1.JPG Орден Бухарской серебряной звезды

  • Серебряные звезды 1-ой степени:
    • ревизор движения Максимовский, сопровождавший поезд
    • начальник бакинской станции Никифоров
  • Серебряные звезды 2-ой степени :
    • помощник полицмейстера ротмистр Измаильский
  • Серебряные звезды 3-ей степени:
    • городской комиссар Селимханов.

Всех служащих, часовых, казаков, военный оркестр Сальяского батальона, морской оркестр, игравший на пароходе, эмир щедро одарил деньгами.

Из дневника Сеид Абдул-Ахад-хана, эмира бухарского, за 1892 г.[2]

"11-го числа, в пятницу, благополучно прибыли в г. Баку, где на пристани были встречены, командированным по высочайшей воле полковником Путята. Такое внимание Его Величества нас во многом ободрило и обрадовало.
Побеседовав недолго с названным полковником и другими должностными лицами г. Баку в числе 10-ти человек приветствовавшими нас, мы оставили пароход и вместе с полковником Путята, статским советником Федоровым в переводчиком Асфендияровым сели в коляску и отправились в приготовленный для нас дом Хасан бека, где были встречены хозяином дома и городскими властями, которые поздравляя нас с благополучным приездом, пожелали нам доброго пути.

Затем посетил нас Бакинский губернатор г-н Рогге, человек весьма симпатичный. В короткое время нашего разговора завязалось между нами истинно-дружеское отношение. От него мы узнали, что свита наша поместилась в приготовленном для них отдельном помещении.

Чрез полчаса после ухода г. Рогге, мы сделали ему визит и когда вернулись обратно, получили из Бухары телеграмму о благополучии нашего владения, чему очень обрадовались, – одним словом день этот прошел для нас приятным образом. Ночь провели мы в приятности и спокойствии.

Выпавший маленький снег не служил нам помехою к продолжению нашего путешествия, а напротив очистил воздух.

12 Джемадиэл-сани[3], в субботу, по распоряжению статского советника Федорова, все наши вещи были перенесены из парохода в вагоны.
Затем, пожаловав губернатору Рогге, полковнику Путята ордена Бухарской звезды золотой 1-й степени, хозяину дома Хасан-беку таковой 3-й степени, а также 4 другим лицам золотой и серебряной разных степеней, в половине 3-го дня, в сопровождении названного губернатора и многих других лиц, выехали мы из дома Хасан бека и при звуке музыки, игравшей Бухарский марш, прибыли на вокзал железной дороги, где была многочисленная публика обоего пола, приветливо глядевшая на нашу процессию; когда же вся наша свита и спутники поместились в вагонах, мы простилась с провожавшими нас лицами и поезд наш двинулся по направлению к Тифлису, – это было в половине четвертого пополудни.

Проехав затем станции: Баладжары, Пута, Хвалынскую, Сангачал, Алят, Ат-булак, Наваги, останавливаясь в каждой из них от 2 до 30 минут, в 8 часов пополудни прибыли на станцию Аджи Кабул, которая была роскошно иллюминована и где было много зрителей обоего пола.
Пробыв на этой станции полчаса времени, мы отправились далее и проехав станции: Карасу, Сагиры, Кюрдемир, Урджары, Ляки, Евлах, Миничаур, Геран, Кюрак-чай, Дальмаметлы, Зазали, Елисаветополь, Алабашлы, Шамхор, Дали-яр, Дзегам, Ковляр, Тауз, Татлу, Акстафа, Пойлы, Салогли, Согут булак, Беюк-кесак, Караязы, Аг-тагля, Новтлуг, останавливаясь в каждой из них от 5-30 минут."

На обратном пути (18-19 февраля 1893 г.)

Пробыв в России около двух месяцев, эмир бухарский в феврале 1893 г. возвращался обратно в Бухару.

18 февраля 1893 г. бухарский эмир приехал поездом в Баку, чтобы проследовать на пароходе в Узун-Ада, и далее по железной дороге в Бухару.
С эмиром следовала его свита, состоящая из 10 человек, и прислуга, 15 человек. Багаж на обратном пути составил около 800 пудов.

В экстренном поезде из Тифлиса эмир прибыл в Баку в 9:45 утра.
На протяжении всей линии поезд сопровождало железнодорожное начальство во главе с начальником службы движения. Тем же поездом прибыл и бакинский губернатор д.с.с. В.И. Рогге.

Визит эмира Бухарского в Баку. Год неизвестен.

К приезду эмира бакинский вокзал был празднично украшен флагами. Вся половина дебаркадера, прилегающая к «царским» комнатам, была декорирована материями национальных цветов. Несмотря на неизвестность точного времени прихода поезда, собралась масса публики на перроне и вокруг вокзала.

Когда подошел поезд, оркестр Сальянского батальона заиграл бухарский марш. Вагон высокого гостя остановился напротив «царских» комнат. Вышедший из своего вагона губернатор Рогге тут же представлял встречавших эмиру.
Первым эмира приветствовал вице-губернатор д.с.с. И.А. Бениславский, затем начальники гражданских и военных учреждений города.
От имени городского управления эмира приветствовал замещающий городского голову Х.С. Антонов и член управы Мелик-Мамед Микаилов.
Эмир узнал многих из встречающих, как старых знакомых, и приветствовал их рукопожатием.

Назад эмира сопровождали его 4 сановника: кушбеги (первый министр) Дурбин-Кул, перванечи (министр финансов) Астан-Кул, перванечи (советник) Туран-Кул и убойчи (церемониймейстер), а также секретарь и два военных врача.
Так же как на пути от Баку до Петербурга, на обратном пути из Петербурга в Баку эмира сопровождал полковник Генштаба Путята. Из Бухары и обратно с эмиром едут состоящий при туркестанском генерал-губернаторе с.с. Г.П. Федоров и два переводчика – поручик Асфендиаров и Заман-бек Шихалибеков.

Так как отъезд эмира из Баку был назначен уже на следующий день, то прямо с вокзала багаж гостей был переправлен на пароход, на котором они должны были уехать на родину.

Немного отдохнув в «царских» комнатах, пока составлялся экстренный поезд в Балаханы, эмир с частью свиты поехал туда для осмотра буровой с фонтаном.
У балаханского вокзала для почетных гостей были приготовлены экипажи и фаэтоны. Везде, где было возможно, за ночь подправили дорогу и привели всё в порядок. Так что, как заметил журналист «Каспия», «Балаханы приняли даже опрятный вид...». И здесь гостей встречало множество народа.

Владельцы буровой, которую прибыли осмотреть бухарцы, Муса Нагиев и Шамси Асадуллаев, устроили для почетных гостей перед фонтаном небольшую эстакаду, застланную красным сукном и коврами, поднесли его светлости на богатом серебряном блюде хлеб-соль. С фонтана сняли заслонку – и «пошел он хлестать поверх вышки сажень на десять. Редкое, не встречаемое нигде в другом месте зрелище!»

На обратном пути к балаханскому вокзалу эмир посмотрел также процесс бурения на одном из промыслов «Каспийского товарищества», объяснения давал (через переводчиков) управляющий промыслами А.О. Гукасов.

Назад в Баку поезд с эмиром прибыл в 12:30. Утомленный дорогой и увиденным, прямо из «царских» комнат эмир проследовал к коляске и вместе с губернатором Рогге направился в дом Гасан-бека Набибекова.

У Михайловского училища шпалерой выстроены были ученики училища с оркестром и педагогический персонал. Когда показалась коляска с эмиром, то ученики заиграли встречный марш. Эмир остановил экипаж, по-военному поздоровался с учениками и получил в ответ тоже военное приветствие «Здравия желаем вашей светлости».

В доме Гасан-бека, полностью предоставленном к услугам эмира и его свиты, Ахад-хан принял нескольких лиц, в том числе представителя Товарищества бр. Нобель г. Николаева, пригласившего его светлость посетить их завод, но приглашение было отклонено за усталостью.

Обедал эмир дома, здесь же провел и весь вечер.

19 февраля в 11 часов утра эмир бухарский Сеид Абдул-Ахад Богодур-хан отбыл из Баку на пароходе общества «Кавказ и Меркурий» «Адмирал Корнилов» в Узун-Аза.
Вся пристань была прекрасно декорирована. Его светлость провожали городские власти и масса публики.

Перед отъездом из Баку эмир послал три пуда конфет ученикам Михайловского городского училища, игравшим ему встречный марш.
Золотая звезда была пожалована инспектору училища Григорашвили.

Командир терских казаков капитан Кулин получил Золотую звезду, офицер конвоя - Серебряную звезду. Казакам почетного эскорта эмир дал в награду 100 рублей.

Старосте над фаэтонами была пожалована серебряная звезда 2-ой степени.

Х.С. Антонов, поднесший эмиру в память о посещении Баку от имени граждан города альбом фотографий с видами Баку и его окрестностей, с гербом города на световой стороне, получил в подарок 4 халата (бархатный, парчовый и 2 простых).

Золотые звезды получили также:

  • Муса Нагиев и Шамси Асадуллаев, фонтан которых осматривал эмир в Балаханах.
  • Николаев, управляющий Товарищества бр. Нобель
  • Лебедев, комендант бакинской таможни
  • Гурдов В.И., управляющий общества «Кавказ и Меркурий»
  • Жиглов В.В., агент общества «Кавказ и Меркурий»
  • Пирадов К.Б., пристав 1-ой части г. Баку

Серебряные звезды получили:

  • командир парохода «Адмирал Корнилов» и два его помощника
  • Никифоров, начальник железнодорожной станции Баку

Также награды получили управляющий и агент общества «Кавказ и Меркурий» .

Из дневника эмира бухарского Сеид Абдул-Ахад-хана[4]

На другой день, т.е. 14 Шебана[5], в четверг, в половине 7-го утра прибыли на станцию Алят, где была назначена 5 минут остановка.
Здесь представились нам прибывшие из Бухары с разного рода донесениями Мирза Сеид, Мехра-акаси и Кербалай Махмуд. Содержание полученной нами корреспонденции нас успокоило и обрадовало.
Затем, продолжая наш путь, в половине девятого прибыли на ст. Баладжары. На этой станции на 20 минут была остановка и тут же Бакинский губернатор, ехавший из Тифлиса в нашем поезде, посетил нас.

В 10-ть часов мы прибыли в город Баку. На вокзале этого города, хор музыкантов встретил нас национальным гимном, чем мы в высшей степени были довольны и благодарны. Около 10-ти человек служащих на высших должностях приветствовали нас с благополучным приездом. А так как отсюда мы должны были продолжать наше путешествие по морю на пароходе, то выйдя в приготовленную для нас на вокзале комнату, распорядились отправить наше имущество с частию сановников и прислуг на назначенный в наше распоряжение пароход.
Мы же с 4-мя сановниками, Мехмандар-башами и губернатором области, обратно сев в вагоны, поехали осматривать месторождение нефти и способ приготовления из нея керосина, который заменяет свечи и ныне распространен по всему земному шару.

По прибытии на станцию, мы пересели в коляску и отправились в один из замечательных керосиновых заводов, где хозяин завода на серебряном блюде приподнес нам хлеб-соль.
Затем, осмотрев завод и более интересные и дорогия его приспособления, вернулись обратно и поместившись в вагоны, прибыли на прежнюю станцию, а оттуда в коляске поехали в приготовленное для нас в доме Хасан-бека помещение.

От вокзала до дома Хасан-бека конвоировала нас земская стража в числе 30-ти человек, а по дороге приветствовали нас малолетние ученики городской школы, основанной Великим Князем Михаилом Николаевичем. Дети эти стояли по правую сторону дороги и играли Бухарский гимн.
Поблагодарив детей и их наставника, поехали далее и прибыли в дом Хасан-бека.

Здесь губернатор, простившись с нами, уехал, а мы остались в нашем помещении.
Кстати, считаем нравственною нашею обязанностию выразить наше удовольствие и сердечную благодарность генерального штаба полковнику Рутковскому, провожавшему нас из Батума до Баку.
Офицер этот в продолжении всей дороги, своею внимательностию и предупредительностию заслужил полную нашу симпатию и дружбу. В этот день мы должны были с ним разстаться и простились с большим сожалением.

Затем в благодарность за оказанные нам воспитанниками городской школы радушие и приветствие, мы послали воспитателю их золотой Бухарский орден 3-й степени. После этого остальную часть дня и ночи провели в отдыхе и приятных воспоминаниях счастливого нашего путешествия.

15-го Шебана, в пятницу, утром, прочитав полученную из Бухары, о благополучии наших владений телеграмму и послав таковую же генералу Шереметеву, в благодарность за оказанное нам гостеприимство, отправили двум нефтепромышленникам два золотые Бухарские ордена 3-й степени и затем написали два письма для отправления с полковником Путята в Петербург, одно – свету наших очей Сеид-Мир-Алим тюре, другое – Его Высокопревосходительству г. Военному Министру с выражением искренней и душевной нашей благодарности по поводу командирования для встречи и провода нас полковника Путята.
Действительно полковник этот выполнял свое поручение все время в высшей степени аккуратно, был весьма приветлив и предупредителен и никогда нас не оставлял. Находясь безотлучно при нас, исполнял всегда всякое наше малейшее желание. За все это мы его очень полюбили и ныне разстаемся с ним с большим сожалением.

Затем, в знак памяти подарив хозяину дома Хасан-беку золотые часы с таковою же цепочкою и двум должностным лицам г. Баку два серебряных ордена восходящей звезды 1-й степени, отправились с визитом в дом Губернатора, а оттуда в сопровождении самого губернатора и 8 других офицеров и чиновников поехали на пароход «Корнилов», принадлежащий обществу «Кавказ и Меркурий».
Здесь простившись со всеми провожавшими нас господами и полковником Путята, которые пожелали нам счастливого и благополучного пути, в половине второго пополудни, мы отправились на пароходе по направлению к Узун-Ада.
День и наступившую ночь провели покойно, ибо благодаря Божьей милости, море было тихое и не было никакого шторма или ветра.


Примечания:

  1. сайт “Zerrspiegel“
  2. «Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарского». Перевод И. Гаспринского. Казань, 1894)
  3. Пятый месяц Лунного календаря
  4. «Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарского». Перевод И. Гаспринского. Казань, 1894
  5. Восьмой месяц лунного календаря

Источники:
«Каспий» №№ 265, 267, 269, 270, 271, 272, 273, 274, 275, 276 за 1892г.
«Каспий» №№ 31, 33, 34, 35, 37, 38, 39, 40, 42, 46 за 1893г.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница