Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Вирап Вирап Вирапович - общественный деятель, троцкист, репрессирован

1895 – 1938

(варианты фамилии и имени: Вирап Николай, Вираб, Вираб Вираб Вирабович)

Родился в 1895 г. в г. Баку. Троцкист. Образование — незаконченное высшее, экономист. Бывший председатель ВСНХ Грузии и редактор газет. Член ВКП(б) в 1915–1928. Жена — Зельцер Евгения Григорьевна.

В период гражданской войны политработник. В 1919 году секретарь подпольного комитета РКП(б) в Тифлисе. Из ВКП(б) исключен за принадлежность к нелегальной контрреволюционной троцкистской организации. Вел руководящую троцкистскую работу на Кавказе. Был лично связан с Троцким. В 1928 году по постановлению ОСО сослан в Крым на 3 года. Затем в Среднюю Азию, где стал организатором и руководителем всего троцкистского подполья.

В 1932 году для дальнейшего отбывания ссылки отправлен в Северный край в Архангельск. Работал экономистом в Севлеспромстрое. Жил по адресу: Вологодская, 21–5.

В Архангельске Вирап связался с местной троцкистской колонией: Заславский, Фридлянд, Гошбаридзе и др. Вел переписку с Раковским. Посылал ему местную газету «Правда Севера».

20 сентября 1933 года был арестован. Приговорен: Коллегией ОГПУ Северного края 29 декабря 1933 г., Приговор: лишен свободы сроком на 3 года. 29 декабря 1933 года Коллегией ОГПУ Севкрая обв.: по ст. 58-10 УК РСФСР и приговорен к трем годам лишения свободы в концлагере[1]

22 июля 1936 года особым совещанием НКВД по Архангельской области обв.: за «троцкистскую деятельность» приговорен и лишен свободы сроком на 5 лет. В 1936 году ОСО НКВД по АО приговорен к 5 годам. Заключенный Ухтпечлага НКВД СССР. Проживал: п. Мадмас[2].

12 сентября 1937 г. арестован и приговорен: тройка при УНКВД Архангельской обл. 27 декабря 1937 г., обв.: по ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР. Приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 1 марта 1938 г. (АУД. П-13525 «По обвинению Вирап…») Место захоронения - Рудник Воркута[3].

Реабилитирован 31 июля 1989 г.


Из воспоминаний: «Изгнание из ада»

Шумели только троцкисты — не капитулировавшие, называвшие себя большевиками-ленинцами. Им было море по колено, и нас они не раз упрекали в трусости, глупости, беспринципности, но вступать с ними в спор мало кто решался. Особенно впечатался Вирап Вирапович Вирап, напоминавший своим видом Дон Кихота. С 1927 года Вирап непрерывно пребывал в ссылке или в политизоляторе. Член партии с 1915 года, он был редактором "Звезды Востока" (так, кажется) в Тбилиси, бывал в гостях у Сталина, рекомендовал в партию Берию и рассказывал, что тот по заданию партии сотрудничал с "Интеллидженс сервис". Что тут истинного и что мифического — трудно сказать. Но хорошо запомнились его слова: "Троцкий бы расправлялся еще чище, чем Сталин".

Через два года в приказе по лагерю Вирап был первым в списке подлежавших расстрелу на кирпичном заводе. Насколько мне известно, он не работал все эти годы и на нас, работяг, смотрел с презрением. Доходили слухи, что на самой Воркуте таких много и что они объявили голодовку, требуя специального режима для политзаключенных. Более ста дней их кормили насильно, а куда они делись потом, неизвестно. Кто говорил, что их расстреляли, кто — что увезли в тюрьму в Обдорск (Салехард). Но однажды к нам на перевалбазу приехали на лошадях уголовники, и я с товарищами грузил аммонал. По их словам, он предназначался для взрывов, чтобы в воронках похоронить расстрелянных. До этого на санях привезли лагерную одежду, и от возчиков-урок мы узнали, будто не желавшим работать велели сдать лагерную одежду и переодеться в свою. Но по дороге в Обдорск этап в 1300 человек был с обеих сторон расстрелян из пулеметов.

Боярчиков А. И. Воспоминания / предисл. В. В. Соловьева. – М. : АСТ, 2003. – 320 с. : портр., ил. – (Мемуары).

Истреблением коммунистов-оппозиционеров руководил специально присланный из Москвы уполномоченный НКВД СССР некий КАШКЕТИН. Он уже имел опыт палача, приобретенный на Колыме, где до приезда на Воркуту уничтожил более 15 тысяч коммунистов. После того как он выполнил свою кровавую миссию палача, его вызвали в Москву и расстреляли. По лагерю распространился слух, что его расстреляли якобы зато, что в списках расстрелянных первым оказался Вирап Вирапович Виралов (Вирапов). Это был светловолосый, долговязый, мефистофельского вида человек, участвовавший в политической голодовке «ортодоксов» — так называли себя коммунисты-оппозиционеры в противовес тем коммунистам-оппозиционерам, которые в 1929—1930 годах отошли от оппозиции, и кого также не миновала сталинская кара в 1936—1938 годах.


  1. Источник: Поморский мемориал: Книга памяти Архангельской обл.
  2. Источник: Поморский мемориал: Книга памяти Архангельской обл.
  3. Источник: Книга памяти Республики Коми

————————————————————————————————————————————————————————————— О ЗЕЛЬЦЕР Е. Г. — ПЕШКОВОЙ Е. П.

ЗЕЛЬЦЕР Евгения Григорьевна родилась в 1899г. Получила среднее образование. Проживала в Тбилиси, служила в учреждении. Вышла замуж за троцкиста Вирапа, с 1927 — после высылки мужа с ним не встречалась. 19 мая 1935 — арестована, приговорена «за антисоветскую агитацию» к 3 годам ссылки в Красноярский край. 12 января 1936 — отправлена в Баку для следования в ссылку.

В мае 1936 — в Помполит обратилась за помощью ее мать, Софья Григорьевна Зельцер.

<16 мая 1936>

«Председателю Комитета Помощи Политическим Заключенным

Софьи Григорьевны ЗЕЛЬЦЕР,
проживающей в Тифлисе, Музейный пер<еулок>№3
З А Я В Л Е Н И Е

Приговором Особого Совещания при НКВД СССР дочь моя Евгения Григорьевна Зельцер по ст<атье> 58-10 УК осуждена на свободную высылку в Красноярск на 3 года с зачетом предварительного заключения с 10-го мая 1935 г<ода>.

Дочь моя обвиняется в троцкистских идеях. Не входя в обсуждение вынесенного приговора, я, как мать, хорошо знающая всю жизнь и взгляды своей дочери, глубоко убеждена, что, если она когда-либо и находилась под влиянием этих идей, то лишь в период, когда ее муж, оппозиционер Вирап, жил в Тифлисе, т<о> е<сть> в 1926-27 г<оду>. В 1927 году он был выслан, и дочь моя, хотя и поддерживала с ним письменную связь, то только из жалости и из чисто женской привязанности. Но бесспорно, никакой политической почвы эта связь не имела и иметь не могла, так как дочь моя всегда была аполитична, ни в каких партиях не состояла и лишь с 1936 г<ода> начала интересоваться политической жизнью страны, много читала произведения Ленина и Сталина, принимала участие в кружках по изучению истории партии ВКП (б). По службе она всегда считалась одной из самых добросовестных и культурных работниц, ее везде любили и очень дорожили ею.

Муж ее с момента высылки больше не возвращался, а она в продолжение 7 лет его не видала. Впрочем, даже в период его пребывания здесь они всегда жили раздельно, т<ак> к<ак> муж, зная ее аполитичность, старался изолировать ее от своей полит<ической> работы и единомышленников. По сообщению мне приговора я возбудила ходатайство перед ЦИКом и НКВД Грузии об отсрочке ей момента высылки до весны и о замене ей Красноярска другим местом, более подходящим для ее здоровья, так как ей, южанке, с болезненным, хрупким организмом не справиться с тяжелым суровым климатом Сибири. Кроме того, я ходатайствовала о разрешении ей ехать за свой счет, поскольку она едет на вольную высылку. Я глубоко убеждена, что при больном сердце, слабых легких и отмороженных конечностях, она не выдержит тяжелых условий длительного этапа.

Я бы надеялась, что это мое ходатайство, хотя бы в последней части его будет удовлетворено, но 12-го января совершенно неожиданно для меня ее этапом отправили в Баку для дальнейшего следования в Красноярск.

Арест и высылка дочери поставили меня в безвыходное положение. Мне 62 года, я совершенно одинока и больна. Дочь являлась для меня единственной опорой, и теперь я совершенно потеряла почву под ногами. Глубоко страдая за свою дочь, я не знаю, как ей помочь.

Я подала в ЦИК СССР просьбу об ее помиловании, но не знаю, каковы будут результаты.
Зная Вашу большую сердечность и отзывчивость, я позволяю себе обратиться к Вам с просьбой прийти на помощь моей дочери, возбудив ходатайство перед соответствующими органами о помиловании ее или хотя бы о смягчении ее участи в смысле перемены ей места ссылки и разрешении ей ехать дальше за свой счет, а также помочь ей на месте ссылки, где она очутится совершенно одинокой, беспомощной и без всяких средств к существованию.

подпись С. Зельцер

16/V – 36 г<ода>» .

ЗЕЛЬЦЕР Евгения Григорьевна - г.р.1899, родилась в Тифлисе, арестована в Тифлисе.
Дата ареста:1936; Кем осужден - Тройка УНКВД по Дальстрою; Дата осуждения - 01.10.1937; Статья - КРД; Дата растрела - 17.11.1937; Дата реабил. - 12.04.1965; Арх.номер: Р13959


Евреи,расстрелянные в Магаданских лагерях

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница