Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Гаврилов Александр Иванович - шофер, репрессирован

1927 -

Gavrilov.jpg
Родился в 1927 году в селе Арбузовка Саратовской области. Отец – Иван Федотович Гаврилов, крестьянин с тремя классами образования, член ВКП(б). Мать – Анастасия Захаровна Гаврилова (урожденная Оганина), крестьянка.

Зимой 1931 года семья сбежала от голода в Баку, где построили для жилья землянку. Отец начал работать на городской свалке, в 1934 году перешел экспедитором на хлебозавод, был избран секретарем партийной ячейки.

В 1936 году отец отказался подписать клевету на коллегу по работе и и был арестован, провел 2 месяца в Баиловской тюрьме г.Баку. Приговор: 5 лет ИТЛ за участие в деятельности контрреволюционной троцкистской организации. Этап в Магадан, на золотые прииски. Операция на сухожилиях рук, чтобы руки не могли выпрямляться, сделана медработником НКВД. Семья была выселена из землянки, а дети исключены из школы.Семья скиталась по родственникам. Мать устроилась работать в пекарне.

В 1937 году Александр вернулся в школу, но учиться сыну "врага народа" было трудно, неоднократно били одноклассники. В 1938–1939 годах умерли младший брат и младшей сестры.

В 1941 году Александр окончмл шесть классов и послупил в ремесленное училище, которое окончил в 1942 году и поступил на работу электриком в АЗЭНЕРГО.

В октябре 1944 года добровольно вступил в армию, служил шофером на турецкой границе. Затем осенью 1945 года был переведен в Монголию. В 1950 году демобилизовался и вернулся в Баку. Работал шофером.

В 1951 году Александр был арестован и обвинен в участии в контрреволюционной троцкистской организации, приговор: 10 лет ИТЛ. Этапом был отправлен в Красноармейский район Сталинградской области на строительство Волго-Донского канала. Работал в бригаде плотников, затем в бригаде механизаторов.

Освобожден летом 1953 года и вернулся в Баку; был освобожден и вернулся в Баку и отец, отбывавший срок на Магаданских золотых приисках.

В 50-х годах Александр работал слесарем на заводе имени Октябрьской революции. Женился, родились трое детей. А в 1969 году семья перехала в Тольятти, где Александр работал на ВАЗе.

И только в 1999 году был реабилитирован.

Воспоминания Александра Гаврилова "Судьба-злодейка"

Из книги: зап. М. Муравьевой // Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920–1950-е годы : Чтобы помнили… – Тольятти : Центр информ. технологий, 2005. – С. 224–230 : портр.

На фоне «сплошной коллективизации» в начале тридцатых годов разразился страшный голод. Весь урожай, всю скотину забирало государство, обрекая людей на верную смерть. Не избежало злой участи и село Арбузовка Саратовской области. Тут-то и провел свое не слишком радостное и отнюдь не беззаботное детство Александр Иванович Гаврилов, ему тогда было всего четыре года.

У Саши Гаврилова были две сестры и брат, а сколько еще детей страдало! Да и взрослым не легче было. Каково матери видеть исхудавшего, без кровинки в лице ребенка, вяло теребящего ее подол и просящего есть. В такие минуты женщина готова на все, но помочь не в силах. Питались травой - варили суп из крапивы, из ботвы картофеля.

Село Арбузовка, в котором было 100 -150 дворов, на глазах пустело, точнее, вымирало. Кто мог, уезжали, в основном, на Кавказ. Другие... Другие оставались на Родине навечно.

Иван Федотович Гаврилов, видя, что творится в деревне, решил, пока не поздно, покинуть ее и отправиться в г. Баку, где у них были родственники.

На улице свирепствовала зима, когда Гавриловы тронулись в путь. В Саратове им удалось сесть в воинский эшелон. Все пассажирские поезда были переполнены нахлынувшими отовсюду людьми. И вот они в Баку. Что их ждало в этом чужом и неприветливом, на первый взгляд, городе? Станут ли его объятия теплыми и дружескими? А может, из огня да в полымя? Время покажет. А пока надо было решать насущные проблемы - где-то жить, работать, чтобы кормить семью - да мало ли их было! Новый горизонт манил и страшил, но отступать было поздно.

Первым делом принялись за строительство землянки, которая вскоре была готова, и семья Гавриловых переехала от родственников. Иван Федотович сначала работал на свалке, а в 1934 году устроился на хлебозавод экспедитором. Имея три класса образования, он считался достаточно образованным человеком, поэтому стал председателем партийной ячейки.

Саша Гаврилов и его старшая сестра Маша пошли в школу. Мать не работала, занималась хозяйством, воспитывала детей. Жизнь, вроде, стала налаживаться. По крайней мере, была не хуже, чем у других. Но от судьбы, говорят, не уйдешь. И как бы изощренно ни скрывалось несчастье, рано или поздно оно обрушится на тебя в самый неожиданный момент, нанеся удар тогда, когда тебе и в голову не приходит его ждать. Именно так и случилось с Гавриловыми. В 1936 году Ивана Федотовича, а также еще 10 человек с хлебозавода (причем это были люди, занимающие высокие служебные посты) вызвали в НКВД и потребовали подписать бумаги, обвиняющие Арутюняна, члена партии и их коллегу, в контрреволюционной деятельности. Они отказались, за что поплатились свободой.

  • * *

...Было около двух часов ночи. Город спокойно и безмятежно спал. К дому Гавриловых почти бесшумно, словно боясь нарушить умиротворяющую тишину, подъехал «черный ворон». В землянку вошли четыре человека. Связали руки Иван Федотовичу. Обыскали все, хотя что там было обыскивать в убогой хижинке.

Проснувшиеся дети и жена рыдали. А он только и делал, что растерянно повторял: «Я ни в чем не виноват. Это какая-то ошибка. Я не виноват».

Ивана Федотовича посадили в машину и увезли, его семью выгнали на улицу, а дом заколотили. С того момента и начались злоключения семьи Гавриловых. Жена Ивана Федотовича Анастасия Захаровна осталась одна посреди ночи с тремя детьми на руках. Куда податься? Перед кем преклонить смиренную голову? Есть родственники, друзья, близкие. Да, они есть, пока у тебя все хорошо... Так и скитались они от одних добрых людей к другим, жили где придется. Родственники, конечно, не выгоняли, но по всему было видно, что это далеко не самые приятные гости.

Анастасия Захаровна устроилась на работу в пекарню: грузила хлеб и развозила по магазинам. Дети сидели дома: им запретили появляться в школе.

Иван Федотович просидел два месяца в Баиловской тюрьме в г. Баку. Свидания не разрешали. Когда родственников стали вызывать на допрос, многие из них, испугавшись, стали отказываться от Ивана Федотовича. Первым из них был брат жены Кузьма Захарович Оганин, который написал в газету, публично отказавшись от сестры, жены врага народа. Не буду говорить, что это подло, низко, бесчеловечно, жестоко и несправедливо по отношению к ней (хотя это и так). Это лишь одна сторона медали - он предатель. Но есть и другая.

Во-первых, мы не знаем, по своей ли воле он написал.
Во-вторых, надо осуждать поступки, а не людей. Возможно, как человеку, ему цены не было. Не исключено, что он был добрым, милосердным, отзывчивым, горячо любящим свою сестру. Но, к сожалению, все эти замечательные качества не способны предотвратить скверный поступок. Чтобы жить благородно, надо, ко всему прочему, быть достаточно сильным и смелым человеком. А кто сказал, что Оганин не был таким? Вероятно, он перенес бы все испытания, ниспосланные ему свыше, но вот подвергнуть им своих детей у него не хватило духа. И кто в таком случае осмелится назвать его предателем? Впрочем, вряд ли такие найдутся. Делая свои поспешные выводы и приговор пожестче и посуровее, они не учитывают одного маленького «но»: как мы, такие же люди, как и он, подверженные тем же слабостям и наделенные теми же недостатками, только в большей или меньшей степени, можем осуждать его? Кто нам дал это право? Ведь самое главное в жизни не осудить, а понять человека.

Что касается Анастасии Захаровны, то для нее это был сильнейший удар. А еще большие страдания и муки ей доставляла та неизвестность, в которой она находилась до вынесения приговора мужу. Тяжело быть вдали от близкого человека, не зная, что с ним, да еще при этом сознавать свое полнейшее бессилие.

Спустя два месяца после ареста Ивану Федотовичу был вынесен приговор: за участие в деятельности контрреволюционной троцкистской организации его приговорили к пяти годам лишения свободы. Однако он провел там не пять лет, а семнадцать, вплоть до 1953-го.

Отправили его в Магадан, на золотые прииски. Чтобы заключенные не могли убежать, им делали операцию, подрезая на руках сухожилия таким образом, что руки сами по себе не могли выпрямиться. Те же меры применили и к Ивану Федотовичу.

А семья продолжала жить, вернее, существовать. В 1938 году умер младший брат Саши Гаврилова, а в 1939-м - его младшая сестра. Но, несмотря на все горести, обрушившиеся на этих людей, чаша несчастий и страданий была испита далеко не вся.

После вынесения приговора Ивану Федотовичу, Саше, которому тогда было десять лет, разрешили вернуться в школу. Но там ничего хорошего его не ожидало. Сколько обидных и несправедливых слов суждено было выслушать ему, как больно они ранили душу мальчика! Сколько раз его избивали! Учителя же, часто бывшие этому свидетелями, не только не удосуживались прекратить побои, а, наоборот, обвиняли во всем Сашу.

Анастасия Захаровна, видя оборванного и избитого сына, тихонько плакала, но ее горькие слезы не могли облегчить те испытания, которым он подвергался. И, увы, не он один. Отношение к Саше Гаврилову не менялось вплоть до 1939 года, до финской войны, когда о нем будто забыли, но это продолжалось недолго.

В 1941 году Александр, закончив шесть классов, поступил в ремесленное училище. Через год окончил его и устроился в АЗЭНЕРГО электриком.

Анастасию Захаровну в конце 1941 года направили на оборонительные сооружения, в 1946 году она получила медаль за оборону Кавказа.

Сестра Маша во время войны работала телефонисткой в военизированной пожарной части. Весь 1943 год Александр Гаврилов провел в совхозе им. Чкалова, куда его направили прессовать сено для подсобного хозяйства АЗЭНЭРГО. В октябре 1944 года он уехал в Баку и добровольно пошел в армию. В авиационной части на турецкой границе он работал шофером.

После войны в 1946 году часть расформировали и Александра направили в штаб армии Закавказского округа, оттуда он был направлен в Тбилиси. В 1947-м он оказался в г.Вольске в авиационно-технической школе, чтобы повысить квалификацию. Проучился год и был отправлен во Владивосток. Там формировалась авиационно-техническая дивизия, которую направили в Монголию, где Александр прослужил два года. В 1950 году демобилизовался и вернулся в Баку. Наконец-то оказался в родном доме, казалось, жизнь теперь должна более или менее наладиться. Но увы... Новое испытание надвигалось лавиной, и уже ничто не могло его предотвратить.

Александр устроился работать шофером, возил вахту энергетиков на остров Артема (нефтяной Брест). Дед главного энергетика Таирова был репрессирован, его дважды арестовывали. Александр особо с ним не общался, однако судьбе было угодно распорядиться так, чтобы этот человек оставил в его жизни неизгладимый отпечаток, явившись поводом для всех его последующих невзгод.

Был обычный поздний вечер, вахта энергетиков возвращалась с острова Артема домой. Многие спали. Таиров, как никогда, был особенно печален и, казалось, чем-то озабочен. Никто не придал этому никакого значения: человек весь день работал, устал. На самом деле его мучило страшное предчувствие неизбежного. Недалеко от острова расположилось несколько энкавэдэшников, которые уже давно поджидали машину. В ночной темноте их смог заметить только Таиров, и реакция его была незамедлительной - он выпрыгнул из машины, предпочтя тюрьме (а, возможно, и расстрелу) добровольный уход из жизни. Александра схватили, стали выяснять совсем не то, что ему думалось. Он был обвинен за участие в деятельности контрреволюционной троцкистской организации (как и отец) и приговорен к 10-ти годам лишения свободы.

Все происходящее совершенно не укладывалось в голове, он никак не мог понять, что же случилось, в чем его обвиняют. Действительно, какая-то нелепая случайность может повлечь за собой трагедию, которая сломает всю жизнь человека. Но, возможно, не надо слишком драматизировать. И из всего, что на нас обрушивается, стоит извлекать какой-то урок, вместо того чтобы проклинать горькую долю и плакаться о своих несчастьях. Ведь наверняка, мы всему этому подвергаемся неспроста, и в этом есть высший смысл. И если кому-то из нас удается его постичь рано или поздно, то его можно вполне назвать самым счастливым человеком в мире.

После вынесения приговора Александра посадили в товарный поезд и отправили в Волгоградскую область на строительство Волго-Донского канала. Лагерь находился в Красноармейском районе, в нем содержали сто тысяч мужчин. Рядом был женский лагерь из сорока тысяч человек.

Александр сначала работал в плотницкой бригаде. Вставали в 4 часа утра, в барак возвращались в час-два ночи. За работу вместо денег получали продукты. Затем его перевели в бригаду механизаторов, где ремонтировали машины.

Так в бесконечной работе и пролетели два года семь месяцев, которые Александр провел в лагере. После смерти Сталина Александра освободили. Когда ему сообщили об этом, он не мог поверить. До последнего сомневался. Но счастливый миг был уже не за горами. И вот он на свободе! Кто знает, как бы сложилась его жизнь, если бы не это знаменательное событие 53-го года. Александр Иванович вернулся домой, а вскоре из лагеря пришел его отец Иван Федорович.

После долгих лет семья воссоединилась. Александр устроился слесарем на завод имени Октябрьской революции, обзавелся семьей и тремя детьми. Все шло хорошо, казалось, судьба решила больше не преподносить неприятных сюрпризов. Но в 1959 году Александра Ивановича и его родителей постиг очередной удар. Им открылось предательство старшей сестры, Марии Ивановны. В 1946 году, чтобы вступить в партию, она отреклась от своей семьи.

Александр Иванович хотел порвать с сестрой все отношения, но родители не позволили. Чтобы не осложнять друг другу жизнь, решили об этом никогда не вспоминать. Так по этому безмолвному договору и поддерживали единство семьи.

В 1969 году Александр Иванович переехал с семьей в Тольятти, устроился на ВАЗ. Реабилитирован лишь в 1999 году.

Источник: Сайт фонда Сахарова

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница