Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Гауптман Ефим Исаакович – шахтостроитель, начальник строительства шахт комбината «Беларуськалий»

1916 - 1992

Hauptman-2.jpg
Родился Ефим Исаакович Гауптман в Баку 6 октября 1916 года.

Его младший брат Аркадий, в последствии учитель математики в 23-й школе, родился в 1918 году.

Отец его, Исаак Нафтальевич, краснодеревщик, приехал в Баку из Польши в 1910 году. О его искусстве говорит одна деталь: он делал биллиардные шары – это считается высшей степенью мастерства. Был он человек активный, увлекающийся, играл в Бакинском еврейском самодеятельном театре: был ведущим в нем. И когда тяжело заболел, вся труппа приходила к нему домой репетировать спектакли.
Мать – Зина (Зельда Берковна) Колбосова – родилась в Брянской области, деревне Дубровка, в многодетной семье, где росло девять детей. Она не смогла выучиться, но была человеком грамотным. Отец ее – переплетчик, и она читала подряд все книги, которые он переплетал. Любила классическую музыку и напевала многие арии из опер.

Когда Исаак Нафтальевич женился на Зиночке, он помог переехать в Баку всей ее большой семье. Один из секретарей ЦК компартии Азербайджана Али Амиров до самой смерти был верным и надежным другом их сына Ефима. Они с Алешей, так звали Али Амирова в их семье, начали свою трудовую деятельность в пятнадцать лет, окончили индустриальный институт и прошли трудовой путь до высоких постов.

Hauptman-1924.jpg

Ефим Исаакович после окончания института в 1939 году был назначен главным инженером: профиль его работ – проходка шахтных стволов в сложных гидрогеологических условиях.
Во время войны Ефима Исааковича направляют в прифронтовую зону Щекино Тульской области строить шахты. Он живет с шахтерами на шахтных площадках во времянках и землянках и работает по три смены, формирует проходческие бригады из числа демобилизованных с фронта солдат.
За участие в восстановлении и строительстве 70 шахтных стволов подмосковного бассейна Ефим Исаакович был награжден орденами и медалями.

В 1958 году на Старобинское месторождение калийных солей была приглашена межведомственная комиссия для ознакомления на месте и выдачи рекомендаций по освоению месторождения. В ее состав вошел и начальник Московского управления Всесоюзного треста “Шахтспецстроя” Е. И. Гауптман. Когда выводы комиссии доложили руководству республики, Первый секретарь ЦК компартии Белоруссии К. Т. Мазуров предложил Ефиму Исааковичу возглавить строительные работы калийного комбината в Солегорске.

Hauptman-3.jpg

За успешное строительство Гауптмана дважды награждают Почетной грамотой Верховного Совета БССР, за достигнутые высокие темпы проходческих работ награждают Большой золотой медалью ВДНХ.

В 1962 году он был назначен заместителем начальника управления капитального строительства Госплана СССР. Но подорванное здоровье (перенес три инфаркта, язвенная болезнь) вынудило уйти с работы. Ему назначают персональную пенсию республиканского значения и дают пожизненно инвалидность 2 группы.

Энергичный и деловой специалист, у которого на счету много изобретений, он не мог жить без любимой работы. Его приглашают на Белорусский участок калужского СМУ “Союзшахтоосушений”, он работает в различных районах Белоруссии, участвует в строительстве метро и прокладке канала, который ныне является одним из украшений Минска.

Приходит приглашение из Баку стать консультантом при разработке новых видов шахт – срывается с места и работает там несколько лет. Как обычно, делится в письмах своими планами с детьми: “Все проясняется. Дело очень сложное. Шахта будет строиться в совершенно необыкновенных условиях по сложности геологического разреза. Главная опасность: газовая и токсичная. Аналогов нет ни в одном горнодобывающем районе. В условиях Азербайджана, неразвитой горнодобывающей провинции, все обретает исключительно сложный характер. Это понимают пока немногие. Уйти от решения не позволяет совесть. На меня иногда косятся: возмутитель спокойствия. Меня облекли большими полномочиями – многие втихую выражают недовольство. Я не тщеславен, просто считаю, что вам будет это интересно знать”.

Его шестидесятилетие отмечали в Баку, во Дворце нефтяников. Он пишет детям: “Было много людей. Поздравляли, дарили подарки. Нужны мне были вы в этот день. Ой, как были нужны! Тогда точно бы не пропало, осталось для вас, для внуков – на душе было пустовато от этого. Может, это и делается ради самых близких”.

К этому времени его сын Борис оканчивает институт нефти и газа им. Губкина и уезжает работать на Сахалин инженером. И Исаак Ефимович, которому пошел уже седьмой десяток лет, заслуживший отдых, вместе с женой отправляется следом за ним, чтобы увидеть сына и помочь ему овладеть на практике уже ставшей семейной профессией. Вместе с ним он совершает поездку вахтовым методом на места добычи нефти, делится своими знаниями с рабочими. Жена, врач Раиса Григорьевна Кандель, всегда рядом с ним, и часто они пишут письма совместно, попеременно через предложение.

Беда пришла и в семью Ефима Исааковича Гауптмана. Его вызывают в “органы” и предъявляют обвинение в том, что он получает слишком большую пенсию и, вообще, никакой он не шахтер, а обычный “зажравшийся” начальник. Начинается долголетний процесс обвинения “врага трудового народа”: следователи разъезжают по всему Советскому Союзу (шахтостроители – профессия подвижная: сегодня шахтер может работать на Кавказе, а через год – в северной Сибири) в поисках тех, кто работал с Гауптманом – усиленно ищут компрометирующие доказательства. Ни один человек из сотен опрошенных не сказал против своего руководителя ни одного плохого слова. Люди возмущаются, пишут в его защиту письма. Но его лишают льгот персонального пенсионера по коммунальным услугам и медицинскому обслуживанию, являются в дом и описывают имущество.
Друг Ефима Исааковича Алеша, Али Амиров, уже выбитый из седла, смертельно больной пишет: “Я знаю Е. И. Гауптмана 45 лет и готов за него где угодно и перед кем угодно поручиться. Он столь же чист и честен, как новорожденный младенец”. Он шлет деньги, чтобы материально поддержать его семью, и пишет: “Ты должен обязательно пробиться к Мазурову, и при всех случаях не терять разума, рассудка, самообладания, терпения, спокойствия, веры в справедливость и свою честность”. К Мазурову Гауптман не пробился, дело было замято само собой, как это было принято. От него отступили – и даже не извинились.

Здоровье Раисы Григорьевны было окончательно подорвано – и сердце ее остановилось.

В 1992 году Е.И.Гауптман умер, сгорел он быстро, за несколько дней . В год его смерти исполнилось тридцать лет, как он оставил по болезни свое любимое детище – Солигорск. На похороны из Солигорска приехало два, полных людьми, автобуса.


Источник - материалы статьи Б. Роланда "...ХОТЕНИЕ В СЕРДЦЕ"

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница