Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Коновалов. Протеннис

С этой фотографии все и началось. Кто из нас не помнит динамовского корта, в свое время одного из лучших в городе. Но можно ли говорить только о нем, когда сразу вспоминаются все спортивные площадки, на которых каждый из нас проводил так много времени. И мы наперебой перечисляем, уже и не только старые теннисные, а и баскетбольные и волейбольные, куда бегали школьниками и студентами. Нужен только повод, только толчок, и не остановить поток воспоминаний.


До чего же хорошо…
Вышел из автобусной давки и теперь пешочком до завода. Всего-то полтора километра будет. Почти утренняя зарядка.

Правда, ещё надо заглянуть на хлебозавод. Там очередь стоит за хлебом. Но я-то уже знаю, что за углом хлеб продает одна из работниц заводских. С ними за работу буханками хлеба вместо денег расплачиваются.
Но до неё дойти надо. Иду и мечтаю, и мечтаю. Хорошо!
Осталось дорогу к вагоноремонтному перейти, под мост нырнуть и направо. Вот тебе и проходная завода. Но сначала надо за хлебом забежать.

Вдруг передо мной как в кино с визгом «волжак» тормозит. Передняя дверь распахивается и вываливается нечто пузатое и круглое.
Явно «новый». И ко мне
- Где здесь мячик через сетку бросают?
- Волейбол?
– Нет эээ…. Лопаткой бросают.

Медленно, но всё же соображаю: "Теннис что ли?"

-Да, да … Теннис… Где здесь?

И хоть время у меня расписано, иду вместе с будущим теннисистом в переулочек. Там в конце его сетчатые ворота входа на корт.
К этому времени возвели на корте двухэтажное здание, с верандой на крыше. Там, наверное, можно чаёк потягивать и за игрой наблюдать.

Я «товарища» оставил и на хлебозавод кинулся. Успел. Не оставил семью без хлеба.

Для меня лично теннис начался с непонятных развалин напротив «Интуриста».

Когда дома начал расспрашивать о том, что это такое, то сначала получил маленькую взбучку, а потом мне объяснили, что там до войны был корт, на котором иностранцы в теннис играли.

Пытались объяснить, что такое теннис, но плохо получилось. Уже потом, это когда читать научился, прочёл название лаун-теннис. Игра английских аристократов. Через некоторое время прочёл – теннис. Просто, кратко и понятно – теннис.

К тому времени понимать что-то начал, во двор, где мы жили фронтовики возвращаться начали. Прямо напротив нашей квартиры жили мать и трое сыновей. Все мужики на фронтах были. Первым вернулся Боюук–ага. С рукой искалеченной. Поступил в АЗИИ. Геологом стал.

Второй вернулся с женой. В Белоруссии женился.

А третий (имя вспомнить не могу) без ног и мать отказалась от него. Поселился он на улице, которая параллельна нашему переулку, во дворике с выходом прямо на проезжую часть. Выдали ему коляску инвалидную, а сам себе он смастерил ещё и колясочку на подшипниках.

Когда наступали тёплые погоды он выезжал на бульвар.
И всегда ездил к площадкам «Наука». К этому времени площадки затянули сетками, посадили какие-то вьющиеся растения. По вечерам студенточки в волейбол и баскетбол играть начинали. Вот и ездил туда сосед посмотреть. В прошлом он спортсменом, говорят был. А скорее всего он просто ездил посмотреть на девочек.

Бывали дни, когда он разрешал нам катить его коляску до самой площадки. Тогда справа и слева от него мотались рычаги с рукоятями, в этот момент ему не нужные.
Сидел у самой сетки до самого заката и возвращался домой затемно.

Каждый год тренер баскетбольный обходил школы и набирал команду пацанов, которых потом тренировать начинал. Вот в один такой сентябрь он пришёл и в нашу школу и даже мне предложил приходить на тренировки. Но, честно говоря, не интересно мне были эти тренировки, и я перестал ходить.

Были тогда на «Науке» два поля - баскетбольное и волейбольное. То, что выходило длинной стороной на бульвар было баскетбольным, а которое на море смотрело – волейбольным.

А площадка, через некоторое время, имя поменяла стала она теперь «Буревестник».
Чуть позже между площадкой и морем летний кинотеатр построили, а саму площадку чуть-чуть увеличили. Вдоль тротуара вкопали стойки-трубы, сетку навесили.
Добавленный участок неправильной такой формы получился и по одной стороне стенку построили.

Рядом родился стадион ручных игр. Шестая школа принимала самое горячее участие. Ребята рабочими работали на субботниках. Красавец стадион получился.
А мой путь на работу мимо этих площадок и стадиона проходил.
На трамвае проезжал, а ещё лучше пешком. Утром, вечером ночью. Работа трёхсменная была.

Вот когда мимо «Буревестника» вечером проходил, тогда и увидел её.
Как истинная теннисистка она была одета классически, во всём белом и в такой коротенькой юбочке. И кроссовки, хотя у неё были не кроссовки, а правдышние теннисные туфли.
Одним словом, настоящая теннисистка.

Это было непривычно, ведь мои друзья легкоатлеты – мокрые майки с подтёком до самых трусов, мокрые волосы, и мощное дыхание…

А теннисистка прыгала у стеночки и била мячиком в стенку и совсем не была мокренькой.

Как-то всё простенько. Только вот мячик не слишком слушался теннисистку, он всё время куда-то ускакивал. Старался ускакать подальше и всегда куда-то в заросли. Теннисистка ходила и искала свой прыгучий инвентарь.

Вот и остановился я однажды у сетки. Как же мне стало жалко её. Ну сколько можно по кустам лазить.

- Девушка, – это я ей, – вы в каком виде тренируетесь. В марафоне…. Сколько можно бегать. А может вы в прятки играете?

Так повторялось каждый раз через день, а точнее через вечер. В итоге познакомились.
Наши встречи напоминали кадры из итальянского фильма, встречи через сетку. Так и вижу - он с одной стороны, она с ракеткой с другой. И недолгие беседы. На работу надо было, а ей тренироваться.

А на моём любимом бульваре, на площадке, куда водили наш детский садик на прогулку, построили корты теннисные. Там были, оставшиеся от первоначальной планировки две круглые площадки, соединённые коротенькой аллеей.

Сначала приходили поиграть в волейбол после работы мужики. Вкопали две трубы, а сетку волейбольную с собой приносили. И так упоенно играли, что многие приходили поглазеть на них.
А позже… одним словом доигрались – на месте этой площадки построили корты. Только никогда не интересовался чьи они.

Через некоторое время я стал внештатным корреспондентом «Физкультурника».

Интерееесно аж жуть.
С утра в воскресенье сумку на плечо и вперёд в поисках интересного.
Редко, когда мне давали задание на съёмку. Своему штатному отдавали. Одним словом, я всегда был в свободном поиске.

В одной из своих прогулок заглянул на базу «Динамо». Легкоатлеты не бегали, не прыгали, ядра не толкали, зато на корте мячик цокал.

Пошёл посмотреть. На корте старички прыгают. В свой выходной отдыхают они.

Сел в сторонке и никого не предупредив снимать начал.
Много кадров отснял, а когда старички до дома собираться начали подошёл к парню, который сопровождал их. Сразу видно было, что старички не простые были. Вот и подошёл я к парню этому, ведь мне надо «текстовку» к моему репортажу писать. Спрашиваю кто они, где работают. Уже в голове складывается подпись под фотографией. Интересно может получиться.

А сопровождающий в ответ мне: "Не надо ничего писать." - "Почему?" - "Ну не надо и всё."
Понял я и этим закончил этот съёмочный день. Хоть и обидно было за съёмку.

Был в Баку знаменитый теннисист. Сергей Лихачёв.
Чемпион СССР, в паре с Метревели дошедший до четвертьфинала Уимблдона. Тогда в городе был всплеск интереса к теннису. Многие ходили с ракетками. А Сергей тогда работал на радиозаводе. Все предприятия брали шефство над знаменитостями. И построил радиозавод теннисный стадион.

Что за чудо был тот стадион. Говорили тогда знатоки, что он по международным правилам построен.
Всё было на том стадионе: трибуны небольшие, два корта, судейские вышки, электронные табло у каждого корта и конечно очень хорошие раздевалки. И даже, несмотря на проблемы с водой, были очень неплохие душевые.

И начали появляться мамы с ребятишками, а ребятишки были с ракетками в чехлах. Работал стадион по полной, с утра до самого вечера.
А автобусы от метро уходили заполненные спортсменами и музыкантами. Рядом с теннисным стадионом была музыкальная школа.

Заполнялся автобус весёлыми мальчиками и девочками с громоздкими музыкальными инструментами и ракетками. Но потом пришли не самые весёлые дни для нашего города. И стало как-то не до тенниса, Раздевалки стадионовские стали жильём для беженцев. И раздевалки были не самым ужасным жильём. Были места и похлеще.

А стадион тихо и незаметно начал умирать. Первыми исчезли судейские вышки и табло, затем стойки для сеток, позже стали разбирать сетку ограждения. Кому-то для огорода или голубятни понадобилась. И стал стадион развалюхой, зато в футбол можно было играть.

В конце концов освободилось место, которое стало ничьим. Зато теперь на месте стадиона выросла многоэтажка.

Сейчас в городе много мест где можно попрыгать с ракеткой. Меняется город.

А в какую сторону не мне решать.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница