Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Коновалов. Три адреса одного «Дома»

Konovalov arch house.jpg

Институт большой и занимает аж два этажа в старом здании. Первый этаж выходит на две улицы – на Хагани и на проспект Кирова. А у пятого этажа занято только два блока. Один блок с окнами во двор и на Хагани, а другой – во двор и на проспект Кирова. И конечно же подвал.

Мне досталось место в узком коридорчике соединяющим сметный отдел и холл. Это уж попозже меня перевели в самую большую комнату. Рядом со столом начальника стоял и мой стол. И это совсем не было плюсом.

Комната, где мы сидели с начальником, напоминала помещение в фильме «Служебный роман» - один в один. Такая же большая и такая же «лабиринтоподобная» расстановка столов. Чтоб пробраться от дверей до угла нужна была смекалка и умение ориентироваться.
В этой комнате проходили все многозначащие мероприятия институтского масштаба. Это профсоюзные, комсомольские и партийные собрания.

А вечера обычно проходили в «Доме архитекторов». Это по-простому, а всерьёз в помещении «Союза архитекторов Азербайджана». Он располагался в доме «где дядька стоит на крыше».

Первый раз пришёл я туда вместе с моим покровителем Гаджи. Он ходил в молодых и очень перспективных архитекторах.

Лестница, гигантское зеркало, высоченнейшие потолки, огромные окна. Одним словом, красота. Отмечали в самом большом зале все праздники. Конечно самый главный Новый год, а также Первомай, Октябрьские. Ну и недавно рожденный день строителя. И собирался там по вечерам весь бомонд институтский. Приходили и «бакгипрогоровцы». В основном шары покатать. Там стоял прекрасный бильярдный стол. И, конечно, споры архитектурные.

Так было до тех пор, пока не закончили строительство здания на Басина. Тогда у нас появился свой актовый зал и даже с радиоузлом и кинопроекционной. Кино стали в перерыв показывать. На концерты звёзд приглашали. Муслим Магомаев пел. На нас испытывал свой талант ансамбль «Гая».

Киномехаником был мой товарищ Толян. Приходил к нему в проекционную и фильмы смотрел через окошечко. Удовольствие! Помогал Толику фильмы для перерыва заказывать, тексты читал. Диктором был. Попеременно с девочкой по имени Рена.

А потом вдруг «Дом архитекторов» вежливо попросили покинуть помещение. Турнули из великолепия на Полухина. И переместился «союз» в особняк на Хагани. Тоже, надо честно, сказать очень даже ничего. Только в разы меньше, да и в помещениях темновато было. Но это по моим восприятиям. И стол бильярдный с собой перенесли. Правда уже в тесном помещении стоял. Не было того простора как бывало.

Зато летом на веранде крутили кино. Вешали на стенку экран, ставили проектор «Украина» и было кино. И выбирали мы с Толиком фильмы и для вечернего показа. Только с разницей – для института на широкой плёнке, это в смысле на 35-ти миллиметровой, а для вечера - на шестнадцати. Выбор фильмов на узкой был куда шире, чем для показа в институте.

Начинался сеанс обычно, когда уже темнеть начинало. По улице машины бегали с зажжёнными фарам. Бибикали отвлекая от фильма. А в соседней комнате на столике стояли маленький чайник с заваркой и большой с кипятком. Хочешь наливай и смотри себе киношку и чаёк попивай.

Подошёл день, когда надо было заполнять требование на получение фильмов и в списке увидел фильм «Удивительное рядом». Я уже видел его и причем уже раза два, но упросил Толика и включили мы этот фильм в список. Заодно попросил разрешения у киномеханика прийти на сеанс с супругой. Хоть можно было и не спрашивать, но положено.

Фильм восторг! Хотя пересказать его невозможно, но он просто чудо. Всё-таки мастер делал. Но как говорится у блатных: "Недолго музыка играла…" Турнули «союз» и оттуда. Особняк понадобился МИДу. Стало там располагаться консульство Ирака.

А где обретался в это время сам «союз» не ведаю. У меня были уже другие интересы, другая работа.

Но однажды пришёл Гаджи к нам в Крепость. Это был праздник для моей тёти. Усадила она его за стол выставила всё, что было в доме. Любила она гостей. Посидели по-бакински, а уж потом и к делу перешли. Гаджи рассказал мне, что вступает в «Союз архитекторов», а для вступления нужны фотографии всех объектов, которые были созданы им. Вот он и попросил меня погулять с ним по городу. Договорились на ближайший воскресный день.

И мы пошли как когда-то. Два–три здания (немного у него сооружений зато памятников в городе четыре), а потом гуляли по алее Почётного захоронения. Вот здесь пришлось поработать. Много оказывается памятников создал мой друг. А ещё две фотографии, с которых надо было сделать репродукции. Это были фотографии памятников, которые были расположены в городах далёких. Аж где-то за Каспием были воздвигнуты памятники по его проектам. Много кадров отсняли мы тогда в тот день. И много пришлось мне печатать фотографий для Гаджи. Вступил Гаджи таки в «союз». Телефон зазвонил среди ночи. Ненавижу, когда он звонит ночью, разбивая сон. Всегда тревогу обещает. Так и в тот раз тоже. Звонила моя сослуживица. Она работала копировщицей в том же отделе что и я. Только сидели в разных комнатах.
- Гаджи умер.

И это было для меня ударом. Всё-таки с ним друзьями были, хоть и встречались не часто. Я всегда знал, что он где-то рядом, и что я всегда могу обратиться к нему.
- Завтра хоронят. Из "Дома архитекторов».

Отпросился у начальства и через город, короткими путями, на Полухина. Она теперь Муртузы Мухтарова называется. И в само здание не с главного входа попал, а почему-то с бокового. Это скорее всего «чёрный» был. Постоял у гроба друга, сочувствие его супруге выразил. А потом пошёл искать знакомые лица. Нашёл «азгопроектовцев» стоящих у окна, выходящего во двор дома. До чего же приятно было увидеть их.
Поговорили, повспоминали.

А гроб Гаджи вынесли всё-таки через парадный вход. И больше меня ничего не связывало с «Домом архитекторов».

Это была большая точка.

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница