Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск


Люблю книги. Они моя слабость и любовь. Каждая из них это целый мир. Это цепочки воспоминаний.

Вот эта, например. Мягкий переплёт. На обложке, ярко красного цвета, по диагонали - перо со штыком и факсимиле «В.Маяковский». На титуле год - 1942. А как она попала в дом, помнишь? Конечно. (Хотелось написать «конешно»).

Лето. Нагорный парк. Выставка трофейного оружия. Побывать на ней днем с родителем, оно, конечно, было бы лучше. Вечером народу много. Все норовят руками потрогать, по «тигру» поползать (это танк который). Но всё это, для меня, пройденный этап.

Днём на выставке был, с детским садом. Героини, всё-таки наши воспитательницы были. Ну, кто из нынешних, «продвинутых», полезет в жару, да по этим лестницам, по ступенькам (а их было…. Забыл. А ведь помнил, считали мы тогда мы коллективно - вслух).

Да и потерять им никого нельзя. Пересчитывали нас постоянно.

Зато наверху свобода. Посидеть в кресле наводчика, пожалуйста, залезть на «тигр» или «пантеру», тоже не возбраняется. Ну и святое дело потрогать, тот самый, знаменитый «хейнкель» - да кто запрещает, только не достанешь, на козлах стоит высоко. Сбили его, и все тогда это знали, во время второго прилёта в Баку.

Выли сирены, мы со своего второго этажа спускались в первый, полуподвальный (защита!!!), и слушали, как бухают зенитки. Они стояли, недалеко, на отгороженной части бульвара. Пилот «хейнкеля» за первый пролёт над Баку получил «рыцарский крест с дубовыми листьями», лично из рук самого фюрера. Во время второго был сбит и попал в плен, где, кстати, стал коммунистом. А самолёт, вот он, стоит без крыльев. Но это днём.

Вечером строже. Короткий поводок и «рядом». В случае чего - «к ноге». Свободы ноль. Зато играет музыка, можно попить «газировку» отдающую резиной, с сиропом на сахарине. И отец, именно там, купил этот томик. И он дорог мне.

А вот разрисованная мною книжечка «Севастопольские рассказы» Льва Николаевича. Тоже издание 1942 года.

Вот, ещё два интереснейших тома. Это книги имеют, хоть и разделяет их четверть века, одно название «День мира».

Немного истории, кто не знает. Первая книга была издана по предложению А.М.Горького. Предложение было таково. Описать один день мира, что произошло в этот день, где какая погода была, где что ели, кто воевал, а кто мирился.

Выбран был день – 27 сентября 1935 года. И всё-всё, что произошло в этот день и документально подтверждено, было опубликовано.

Самое активное участие в создании этой книги, принимал Михаил Кольцов. Тираж, по тем временам, гигантский, аж 20 250 экземпляров. В предисловие вынесено письмо Горького к Кольцову с идеей создания подобной книги. И книга вышла, но уже после смерти А.М.Г.

Персоне И.В.Сталина отведено немного внимания. Есть, конечно, официальный портрет, которым открывался раздел СССР и не более.

Могу привести несколько газетных статей посвящённых Азербайджану, не целиком, а просто заголовков, которые были опубликованы в книге: «Радиомитинг стахановцев», «По-новому расставить силы в буровой», «Пионерская газета в Баку» (25.09.1935), «Дайте нам клубную комнату», «Дайте хорошие краски и карандаши», «Деревня меняет своё лицо».

Фотографии – конечно нефтяные вышки, дома для нефтяников, улица Чкалова, с новым сквером.

Книга напечатана на простой бумаге, но была интересно оформлена. Тисненая эмблема книги на обложке, такая же эмблема повторялась на титуле, на последней странице, на суперобложке, на футляре.

А вот новая. Интересно оформлена. Прекрасно издана. Переплёт из ткани имитирующую холст, интересная суперобложка, футляр. Но… Книга начинается с посвящения ХХII съезду КПСС. На первой странице портрет Н.С.Хрущёва. А дальше вообще всё «наперекосяк».

Отчёт об Олимпийских играх в Мюнхене, которые к тому времени уже почти месяц как закончились. Полёт Гагарина, который состоится только через полгода. Т.е. нарушена сама идея книги «День мира». Тираж не указан. Книга издавалась на предоплату. Стояли в очереди, в магазине подписных изданий. Правда, небольшой.

Зато первые наши «подписки» - это Пушкин. Юбилейное издание. С многоцветным портретом на супере. И простенький Лермонтов в тёмно-зелёной обложке. И зачитывался тогда «Героем нашего времени» без понимания и пр.

А магазин подписных изданий был тогда в доме на Парапете. В народе его называли, если не ошибаюсь Кулиевским. Роскошный, трёхэтажный дом. И милиционер, дежурящий у подъезда.

Чтоб попасть в него надо было от музея Низами по Кривой (а тогда она была действительно кривой), не доходя до большого павильона «Воды», повернуть налево в переулок, вопрос на засыпку «Как назывался этот переулок, от которого осталось только одно здание?». Мимо летнего кинотеатра «Спартак» и первый поворот направо.

Лично я, заходил в этот магазин, не дыша. Хотелось снять шапку. А уходили мы с отцом с КНИГОЙ, книгой завернутой в бумагу и обязательно перевязанной бечёвкой.

После того, как квартал Парапета развалили, разломали, разровняли, магазин перебрался в закуточек, где сейчас продают телефоны (может быть рядом).

И лишь потом, спустя годы, они поселились в помещении на проспекте Нефтяников. У дверей именно этого люди дневали и ночевали, когда шла подписка. Умельцы делали и карьеру, и делали большие деньги, продавая очередь, продавая клочок бумаги. Квитанцию.

А ты потом мог пойти и выкупить томик Ильфа с Петровым, Шекспира, Лондона, который Джек. А то и том "Малой советской".

Вот такие у меня «книжные» воспоминания.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница