Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Коновалов "Понты" дешевые

Лишился я учителя своего и попутчика. На пенсию его проводили месяца два назад. И вот теперь мой путь по бульвару в одиночестве. Правда это не совсем так, догоняю я на своём маршруте «сокамерницу» свою. Наши столы, в комнате, рядом стоят.

Она выходит из троллейбуса около «Азнефти», а дальше по бульвару. И я догоняю её где-то в районе «Жемчужины».
Солнце в это время года уже давно поднимается над горизонтом. Хотя и прохладно, но солнце в глаза светит, и это не особо приятно. Вообще-то солнце постоянно светит в глаза – утром, когда на работу иду, вечером, когда с работы возвращаюсь. Утром восходящее, вечером заходящее. И всё в глаза.

Каждый день вижу издали цветастое платье попутчицы и мне надо догнать её, чтоб дальше вместе идти. В тот день платье что-то притормозило своё движение и что совсем уже непонятно сдвинулось влево, на соседнюю аллею.

Подхожу ближе и вижу народ собрался около одной из скамеек, что стоит дубом прикрытая. Там на аллее дуб растёт раскидистый «каменным» называемый. Вот около скамейки той и собралась толпа небольшая. В основном это старички по утрам променад совершающие. Интересно чего это они…

Подхожу поближе и тогда можно понять, что глазеют они на молодого человека сидящего на той скамейке, точнее не на молодого человека, а на труп его. Сидит себе труп, под ним лужа. Расслабились мышцы, вот он и описался. А так в остальном как живой. Старички стоят, а что делать дальше, как поступить не знают.

- Ничего не трогать, – командую. – Надо милицию вызвать.

И побежал. Там недалеко, напротив старого морвокзала, которого уже нет райотдел находится. Вот к нему, во исполнении своего гражданского долга я и стремлюсь. Вбегаю и как на финише забега, к дежурному, задыхаясь: "Там парня убили."

Мне в ответ
– Не шути так.
- Да я серьёзно.
- Подожди сейчас машина приедет.

Приезжает машина. Её в народе «раковая шейка» прозывают, сама тёмно-синяя и красная полоса по боку идёт.

Дежурный доложил, и мы всей компанией к «шейке» отправляемся. Надеялся в кабине проехаться, а вот и нет. Мне заднюю дверцу распахивают, и я забираюсь в решётчатый отсек. И…. О нееет! Весь пол заблёван – видно пьянчугу везли.

Сдвигаюсь так, чтоб поближе к кабине быть и через оконце указываю куда ехать надо. Ведь я роль штурмана играю. Доехали. Старички и моя попутчица всё также стоят, отойти от мертвяка не могут. Чужая смерть всегда привлекает.

Успокаивается сразу толпа – власть приехала.

Парнишка сидит, голову на спинку откинул, а под правой рукой связка книг новеньких, шпагат перевязанных. Так обычно в магазине подписных упаковывали. Умненький труп оказался. Откинули милиционеры полу пиджачка, а там на рубашке беленькой аккуратная дырочка кровавая. И всё маленькая такая дырочка. Один удар чей-то и всё – жизни нет.

Пока тело осматривают и описывают с нас тоже показания снимают.

Моя попутчица видела (а может и нет) человечка убегающего. Бежал он очень характерно, по её словам, пиджачок за полы придерживал. Манера приблатнёных так бегать. И это всё, что она видела с расстояния довольно большого. Метров со ста, пожалуй.

Пришли мы в институт с приличным опозданием, но обошлось – с начальством не пересеклись. Ну, конечно, своим «сокамерникам» рассказали, что произошло. К перерыву совсем мы успокоились, но зато ближе к концу дня заявился опер. Не шкаф, а так комод, такой же квадратный, хоть и невысокий. Отпросил он нас у начальства, и мы пошли.

Думали, что на машине нас отвезут, а оказалось на обычном троллике. Причём, опер по своему документу за так проехал, а мы вынуждены были проезд оплатить из своего кармана. Там ехать то было всего две остановки. Вышли и пошли в сторону моря в сопровождении комода. А там он уж и командовать начал: "Давай налево, давай прямо." Сущность ментовская проявилась.

Входим в парадное, а нам навстречу компания с каким-то начальником во главе. И тот начальник, сразу вот так, как говорят «с порога»: "Вы видели убийцу!!! Вы знаете, его!!! Вы его сможете описать!!!"

И всё это утвердительно. Он видите ли всё знает.

- Всё? – я его спрашиваюЮ – ну тогда я пошёл. Вместо того, чтобы спасибо сказать, что я вас оповестил, орёте на нас. Мы пошли!

В своё время мне тётушка строгие наставления давала – с милицией не спорить. Этого не надо, но и позволять садиться на голову нельзя. А этот свои «понты ментовские» выдаёт.

Дёргаю за руку свою попутчицу и к дверям её тяну. Но видно очень уж нужны мы ему.

- Пройдите в кабинет! Там вас ждут!

Ну вошли мы в кабинет, рассадили нас по разным сторонам стола длинного. За столом люди в мундирах, только мундиры не ментовские, да и погон нет, только петлички. Прокурорские это, оказывается.

Меня рядом с дамой посадили, а с другой стороны от меня мужик в штатском пристроился. Расспрашивать начали, что да как было.

А меня уже давно мои учителя воспитывали и тренировали рассказывать с карандашом в руках.

Вот и разрисовал я тогда на листочке бумаги всю ситуацию. Здорово получилось. И почти все вопросы сами собой отпали. И мою попутчицу тоже порасспросили, да и отпустили с миром. Ведь так уж получилось, что мы хоть и свидетели чего-то, но всего лишь тааакие косвенные, что у нас ничего путного и узнать ничего нельзя было.

А я успел пожаловаться на того «главного», а мне в ответ так вежливо: "Не обращайте на него внимания. Он же мент всего на всего.:

Проводили нас до дверей, за ручку попрощались, и мы ушли. В тот вечер домой мы поздно пришли. А утром как всегда рандеву на бульваре. Встретиться обязательно надо было – вчерашнее переварить. А в сторонке, слева та самая скамейка, за дубом раскидистым, но уже без паренька.

А самое главное без ментов.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница