Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Коновалов "Прощай, оружие!"

Это, наверное, последнее лето перед школой.

И дома мне говорили – «Всё! Теперь ты становишься взрослым. Теперь ты, как и все будешь ходить на работу. Школа такая же работа!»

Во попал!

Завтра с другом идём в «дальний поход». За оружием. Нас ждёт такое притягательное и волшебное место с таким необыкновенным названием - «свалка». Свалок две. Одна, о которой ходят такие сказочные слухи, находится в краях нам недоступных, в Кишлах.

Вторая намного ближе и в местах знакомых. Прямо за стадионом «Динамо». Вот туда мы и отправимся.

Вообще, у меня в моих сокровищах есть граната. Не то, чтоб граната, а так, её корпус. Он такой рубчатый, состоящий из долек. Потом я всегда дольки шоколадок сравнивал с этим чудом, которым была эта граната. Её называли «лимонкой». Интересно почему? Потому, что круглая и похожа на лимон? Может быть.

Утром, после завтрака, поход. И как всегда в своей прозодежде, т.е. трусиках, маечке и конечно босиком.

Маршрут? А это как пойдёт. Мы пойдём по Шаумяна. А почему не знаю. Просто так.

Проходим по Крепости. Мимо Девичьей башни – она справа, а слева, такая чудная яма с битумом. Но, сейчас на неё становиться опасно – можно увязнуть. Вот зимой другое дело. Зимой можно вставать на этот битум, и тогда почувствуешь, как ноги начинают медленно проваливаться, увязая в этой чёрной массе. Надо во-время переступить, а то башмаки точно можно там оставить.

Дальше, через переулок, мимо «ювелирки», по лестнице на улицу Зевина. Чуть влево и затем направо по улице Шаумяна, в конце, которой наша цель. А пока идём как туристы.

Справа, на углу Ольгинской, воду продают. Можно чистую попить, а можно и с сиропом. Его черпают, такой мерочкой из банки и выливают в стакан, а уж сверху воду из краника. С газом. Правда иногда у краника стоит табличка с надписью – «Газа нет!»

Идём дальше, впереди у нас интересное зрелище – медведь.

А пока проходим двери с вывеской «Редакция «Бакинский рабочий». Мне очень нравится, как написано. Что такое «редакция» мы не знаем, а вот как здорово написано «рабочий». Такими корявыми буковками. Здорово.

А справа, театр - «Аздрама» называется. И мне там нравятся окна на втором этаже.

Они такие, как погончики у железнодорожников. Или, как у офицеров, на картинках в старинных книгах.

А теперь надо задрать голову и не пропустить медведя. Он там, за стеклом. Не живой. Чучело. Но всё равно интересно. И интересно было бы посмотреть, что там за дверьми с надписью –«Краеведческий музей».

Здание Совнаркома. Конечно, было бы интересно поглазеть на автомобиль, но у нас другая цель. Дальше – дом, где живёт моя тётя и куда меня отправляют в «ссылку».

Впереди Петровская площадь и нет уже будочек у дома, куда меня привозил дядя Стёпа.

Здесь лучше уйти к бульвару, потому, что впереди дом с очень высокими тротуарами, и где дядька - охранник всё равно заставит обойти кругом – не по тротуару. Там НКВД. Что это такое? Взрослые почему-то не любят говорить.

Здесь заканчивается бульвар и улица называется здорово «Красноармейская». Здесь на набережной заканчивается железная дорога. Иногда в тупике вагоны стоят.

Теперь справа морвокзал, - он для всех. Почему для всех? Потому, что дальше есть ещё один – он называется «иностранный морвокзал».

У морвокзала, на стенке бани, есть краны, они такие блестящие. Из них холодная и горячая вода и сверху надпись «Кипяток». И за изгородью люди. Они ждут прихода парохода. Одни провожают, другие встречают.

Ну, а мы по набережной, мимо «иностранного морвокзала», около больших тополей переходим улицу и к окнам, за которыми яркие-преяркие фонари. Здесь печатают газеты.

Вдоль высокой, очень высокой стены до конца и направо. Здесь из-за стены выглядывают деревья. Там за стеной стадион. А последние три кипариса, которые росли на стадионе, вырубили совсем недавно. Как мне их жаль.

Во-о-о-т это и есть свалка. Здесь валяются болванки снарядов, авиабомб, мины.

Вдоль всей этой территории глухой забор, но сквозь щёлочки можно увидеть колючую проволоку и людей работающих на стройке. Они очень страшные. Одни говорят, что это пленные, другие - что это заключённые.

Но нам не до этого. Мы ищем то, за чем пришли сюда.

Находим, совершенно чудесную авиабомбу. И даже со стабилизатором. Она небольшая, а в стабилизаторе дырочки. Это, говорят, чтоб свистела и выла, когда летит. Снарядные болванки нас не интересуют, зато мины – вот это да. Но ни одну мину целую не нашли. Все были с отломанными стабилизаторами. Всё равно берём одну.

Мы выполнили всё, что хотели и надо домой. Теперь, с грузом, идти сложнее. Вдоль стеночек, по бульвару приносим эти сокровища домой. Дома у меня есть тайник – щель под порогом. Между полами галереи и балкона. Туда и прячем принесенное. Всё.

Временами, когда никто не видит, достаю и любуюсь своими сокровищами.

Но нет, это не всё. Возвращаюсь домой из школы. По этой дороге не запрещено ходить, но не рекомендуется. Это с проспекта Сталина свернуть в Крепость, на улицу Магомаева.

И там, я глазам своим не поверил. В приямке, куда выходят окна каких-то квартир, лежит обойма с пятью патронами. И какими. Блестящие, и с чёрненькой полоской на пуле. Бронебойные! Восторг. Конечно, обойма идёт в карман, а затем в тайник.

Теперь своими богатствами я готов любоваться всё время. Но недолго «музыка играла».

В один из дней, когда меня никто не видел, сунул руку в тайник, но не нащупал ни холодка бомбы, ни маслянистости патронов. Увы, их не было. Сколько не пытался, сколько не шарил рукой по всему тайнику - их не было. Это было потрясением.

Потом мне соседские ребята рассказали. Отец обнаружил мой клад и утопил его. Нет, не в море, в колодце. Это, даже сейчас, если найдут патрон в кармане или где-то ещё…. А тогда…. Ушёл мой клад в колодец.

Колодец был у нас во дворе. В Крепости во многих дворах были колодцы. Был и у нас. Воду из него использовали для стирок, мытья ковров. И мыло в той воде не мылилось. Вода была очень жёсткая, на вкус если и не солёная, то «присоленная» это точно.

Но соседские «мужики» опускали в колодец сетки с бутылками пива или арбузом. Холодильник не нужен. Вот так и попрощался я со своим оружием.

А колодец спустя какое-то время засыпали. И сейчас, ныне живущие в нашем дворе и не подозревают о его существовании.

P.S. А граната ещё долго была в моём «арсенале». Я ею заколачивал гвозди, если не хотелось доставать молоток. Или колол орехи. Тоже здорово - гранатой орехи.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница