Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Коновалов "Рассказик" ( о новом здании цирка)

Был такой чешский писатель. Знаменитый.

Рассказы, повести, пьесы…. Именно он придумал, такое модное ныне слово – РОБОТ.

Карел Чапек. Люблю этого писателя и часто перечитываю его.

И есть у него такая серия рассказов, (хотя рассказами назвать их трудно) – «Как это делается» называется. «Как делается газета», «Как делается кино» и «Как ставится пьеса».

Идя по пути проложенным большим Писателем, Мастером и я попробую написать, как это делается.

А будет это называться просто – «Лестница».

Три персонажа – Архитектор, - Конструктор, - Начальник сметного отдела.

Архитектор одним взмахом фломастера,… хотя наврал маленько – не было тогда фломастеров, архитекторы рисовали такими толстыми карандашами, которые так и назывались – «Архитектор».

Архитектор одним взмахом своего карандаша нарисовал лестницу. Чудо лестницу, которая должна соединить нижний вестибюль в цирке с верхним. Лестниц таких две должно было быть. Справа и слева от входа.

Что за лестница получилась – загляденье, просто чудо, а не лестница. Лёгкая, воздушная.

Она делает половину витка спирали, широкая и такая плавная…, нет действительно чудо. Ничего лишнего, всё на месте. И такая гармоничная, и так здорово вписывается в интерьер вестибюля.

Прелесть, произведение искусства одним словом.

Причём взмахов таких архитектор множество сделал. Целая стопка этих лестниц накопилась.

Все красивые и все загляденья. На них на всех человечки нарисованы - это для пропорций. Где женщина, где мужчина, а иногда и семья целая.

И всех, кто приходил - спрашивал архитектор, нравится это или нет.

Всем нравилось. Мне тоже. Причём мне нравились все варианты.

Действительно если хорошо, то хорошо.

Пришло время эскизы компетентным товарищам показывать, а не таким профанам как я.

И не тем, которым всё нравится, а тем, кто дальше с эскизами работать будет.

Появляется следующий персонаж – Конструктор.

- «Ну, что Борис (конструктора Борисом зовут) нравится?»

- «Красиво…»

- «И только. Лестницу считать надо. Начальство тебя к проекту «пристегнуло».

- «А она стоять не будет!»

Вот тут и начинается. Спор… Пух - перья летят. Друг друга в некомпетентности обвиняют.

А Конструктор рисует лестницу, какую он видит.

Не такая лёгкая получилась, зато правильная с его точки зрения.

Несколько дней спорили, прежде чем пришли к компромиссу.

- Нет, вы подумайте, - говорил мне Конструктор, когда мы вместе домой по бульвару домой возвращались, - ей-то хорошо рисовать. А куда вся начинка лестницы денется?

Ведь конструктор в бетонном теле лестницы столько арматуры должен разместить. И не абы как, а как косточки в теле человека. Ведь пропустить ничего нельзя - рухнуть может.

Долго считал Конструктор. ЭВМов то не было. В лучшем случае – «Железный Феликс». Это арифмометр именовался ФЕЛИКСОМ. Даже имя его на корпусе сверху выбито было.

Хрипел и трещал он, считая, а в оконцах появлялись цифирьки-результат.

Но мой герой пользовался в основном линейкой, не простой, а логарифмической. Он мастерски ею пользовался. И главное очень быстро у него это получалось. Одним словом - Конструктор, одним словом - Мастер.

А какие чертежи у него были – восторг. Великолепнейшая графика. Старая школа.

Всё как на картинке. Только совершено тупой в этих чертежах не разобрался бы.

Каллиграфическим почерком (опять та же старая школа) написал Конструктор примечания к чертежам. Так положено - всё, что нельзя вычертить, дополняется примечаниями.

Марка бетона, марка стали, последовательность выполнения работ и прочие и прочие.

И написал Конструктор, что опалубка для данного сооружения должна быть из столярных щитов. То есть опалубка не из горбыля, какого попало, а из гладко оструганной - отфугованной доски. И даже какой породы дерево должно быть написал.

Дальше как обычно, по накатанной, проверка чертежей ещё одним инженером. Это чтоб выявить ошибки, которые не заметил конструктор, считающий сооружение. Он то пока считает-чертит, привыкает к чертежу, что и не видит, иногда даже элементарное. «Замасливается» и мысль и взгляд.

Проверяющий закончил свою работу.

Теперь очередь за копировщиком. У нас в основном копировщицы были. Трудная эта работа копировальная.

Скопируют всю эту стопку ватманских листов и возвращаются чертежи к исполнителю. Теперь ему сверить надо, что копировщица на кальках выполнила. Ох, и противная эта работа - сверять. Ведь надо сравнить каждую черточку копии с оригиналом. Каждый значок, каждую буковку.

После этого исполнитель ставит свою подпись. Эта вторая подпись – первую копировщица уже поставила.

Затем свои подписи поставят: тот, кто проверял исполнителя, а дальше все участники – автор проекта, начальник отдела, главный инженер института и прочие.

Ну, вот с нашими чертежами как будто и всё.

Дальше, в единую папку собираются все чертежи данного объекта. Чертежи водопроводчиков, они же и «канализаторщики». Они так и назывались «водопровод – канализация». «Отопление – вентиляция», электрические, «слаботочники» тоже свои предоставят.

Толстеет – пухнет папка с кальками. Она потом в таком виде в архив уйдёт.

Но предварительно их должны «отсиньковать», собрать и переплести в альбомы.

Один из альбомов уйдёт к сметчикам.

Сметчики оценить должны. Нет не качество чертежей – они оценят, что и сколько стоит. Сколько стоят материалы, сколько стоит та или другая работа.

И в итоге все будут знать, сколько стоит объект - сколько стоит цирк.

А начальником сметного отдела был такой въедливый старик. Каждую копеечку бережёт. Каждый стерженёк, каждый проводок оценивают его сотрудники.

Хоть он был моим тезкой, и мы в паре в домино играли, но и ругаться довольно часто приходилось. Но это было по работе – не обидно.

А впереди было самое интересное.

- Борис, ты, что с ума сошёл? Ты, может быть, хочешь, чтоб я заложил в смету столярное изделие?

Это Начальник сметного на Конструктора навалился.

- Ну, во-первых, это не совсем столярное изделие, просто гладкие, отфугованные доски. А во-вторых, ты подал мне идею. Действительно, а почему бы доски опалубки не отшлифовать. Понимаешь, Георгий тогда не надо будет тратиться на штукатурку. Просто поверхность сразу будет готова под окраску.

- И, ты думаешь, я пропущу это? Не в жизнь! И никто не заставит.

Это примерно как в фильме «Кавказская пленница»: «Я здесь для того и поставлен, чтоб соблюдать…»

Не день и не два спорили.

- Слушай, Георгий, а почему бы в твоей фамилии не переделать первую буковку. Вместо «А» поставить «О». Тогда точно будет. Такой же упёртый. С места не сдвинешь.

Ну, а потом был звонок из «Госстроя» и всё стало на свои места. Всё пропустили, и всё определилось.

Дальше у чертежей жизнь - только стройка. Мне она не видная, и что там происходило мне не известно.

Только когда первый раз был в цирке, то прошёл по этой – правой лестнице и припомнились все эти бои.

Хорошая лестница получилась – лёгкая и изящная. Половина витка спирали и ты на втором этаже.

И даже не заметно, что по ступеням идёшь.

Потрогал поверхность этой лестницы - штукатурки даже незаметно.

Недаром воевали Конструктор и Начальник сметного.

Поверхность гладкая, просто окрашенная. Здорово.

А теперь о тех, кто исполнял роли.

Архитекторэто Фаина Романовна Леонтьева.

Старинный друг нашей семьи. Интересный человек и хороший архитектор. Правда не так много ею построено, но есть сооружения, в которые автор вкладывает свою душу.

А в цирк много было вложено. Многие поездки по Союзу.

Все новые цирки посмотрела. Всё самое лучше (по тому времени) было взято и в нашем цирке осуществлено.

КонструкторМякиньков Борис Дмитриевич - конструктор|Борис Дмитриевич Мякиньков.

Вот это был человек!

Человек прошедший, наверное, все круги ада. Он попал в плен при отступлении из Крыма.

Политработник, но остался жив. Был в нескольких лагерях. Из одного бежали. Последний лагерь – Бухенвальд.

Они подняли восстание и остались живы. И на них не было гонений после освобождения.

Мы с ним дружили. Ходили друг к другу на дни рождения.

В любую погоду встречались на бульваре, у Азнефти, и шли пешком в «Азгоспроект», на Басина.

Рыбак и охотник, мечтатель и фантазёр. Это и был Борис Дмитриевич.

Человек прекрасно знавший город, любящий его. Он много рассказал об истории домов, об их авторах-архитекторах. Иногда мы шли не по бульвару, а через город. Но это уже после работы. К нам иногда присоединялся Гаджи Мухтаров. Архитектор и тоже любитель истории.

Прекрасное время, прекрасные лекции, прекрасные споры.

Пересекались мнения конструктора и архитектора, архитектора и конструктора.

В чём-то совпадали (чаще всего), в чём-то возникали споры. А потом, каждый из них обращался ко мне как к судье. А в чём я мог их рассудить. Они вооон кто, а я.

Интересно, что Борис Дмитриевич был конструктор самоучка. Позже он был вынужден окончить какие-то курсы. Для бумажки.

Самое интересное, что у него из зарплаты высчитывали десять процентов.

За что?

А за то, что он должен был якобы консультироваться у тех, кто ВУЗ закончил. Ведь они на него должны были время своё рабочее тратить.

А у него всегда была очередь на консультацию именно из тех закончивших ВУЗы.

Одна из последних работ это гостиница «Карабах». Там он был в соавторстве с другими конструкторами. Был он уже на пенсии, и встречались мы не часто.

Начальник сметного отдела – Георгий Багратович Асланян.

Чудный человек, начальник самого женского отдела.

Сталкивались мы с ним по работе, но не так яростно как он сталкивался с Борисом Дмитриевичем.

Просто у меня был начальник, Владимир Степанович Чумерин, который и прикрывал меня, принимая на себя удары сметчиков.

А с Георгием Багратовичем мы в перерыв, в паре играли в домино.

Он на правах начальника он раньше всех занимал место за столом, где происходили битвы, другими словами – «доминировали».

Вот, пожалуй, и всё о лестнице и цирке.

Хорошее здание получилось. Блестящее, в полном смысле этого слова, ведь его «кабанчиком» отделали. Эту плитку архитектор где-то на Украине «выбивала». Правда, через три – четыре годика «кабанчик» осыпался, но это уже качество производства работ.

Хотя о цирке можно ещё поговорить. Просто приведу одну цитату.

«… Пластика фасадов построена на сочетании больших остеклённых поверхностей с вертикальными, усеченными книзу, рёбрами, подчёркивающими округлость формы.

Занимая один из лучших участков городского амфитеатра, здание хорошо обозревается из многих районов города».

Это из книги «Архитектура Советского Азербайджана». Автор Рена Махмудовна Эфендизаде – заслуженный архитектор Азербайджана.

А сейчас хочется сказать - «Аууу, цирк ты где». Исчез цирк. Вокруг него выросли гиганты полностью задавившие его.

Великолепное здание «держащее» целый район перестало существовать (с точки зрения архитектуры). Жаль.

Вот такой печальный финал у моей истории под названием «Лестница».

P.S. К сожалению из троих персонажей у меня фотография только одного - это КонструктораБориса Дмитриевича Мякинькова.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница