Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Начало...Часть I

Городецкий Сергей Митрофанович

GorAvtograf.JPG

Сергей Городецкий задумал написать большую автобиографическую книгу «Мой путь» и составил ее подробный «План книги ошибок и достижений».

Повествование, как и всякая биография, должно было начинаться с детства автора, которое прошло в Орле, жизни большой семьи писателя-этнографа М.И. Городецкого, знавшего Лескова, Микешина, Вл. Соловьева, Иоанна Кронштадтского и других примечательных людей второй половины XIX века; первых стихотворных и рисовальных опытов будущего поэта и художника и заканчиваться жизнью и работой автора в неожиданной Москве 1920-х годов, куда он, родившийся как поэт в Петербурге, благословленный Вяч. Ивановым и Александром Блоком, попал после долгих послереволюционных скитаний по России и Закавказью.

К сожалению, книгу воспоминаний Городецкий не написал, ограничившись в конце 1950-х годов несколькими главами о детстве, оставшимися в рукописи, и биографическим очерком «Мой путь» (1958), где скороговоркой рассказал о своей жизни, породив, из-за его краткости и умолчаний, еще больше вопросов в свой адрес.

Но на многие вопросы постепенно нашлись прямые или косвенные ответы...
В частности, и о бакинском периоде жизни и творческой деятельности Городецкого.

Баку 1919 - 1921 годы

Часть II...

XV глава мемуаров должна была быть посвящена Баку — «Советское Баку. 1920»: «Организация Художественного отдела Баккавроста. Плакатные и скульптурные мастерские. Жизнь в редакции “Бакинского рабочего”. Первый съезд народов Востока открывается моими стихами. Бакинский Цех поэтов. Журнал “Искусство” на русском и тюркском языках. Отъезд в Персию в советский Гилян на культработу <…>».

XVII глава мемуаров тоже должна была быть посвящена Баку, но уже 1920–1921 годов: «Продолжение работы в Кавроста. Организация Сатирагиттеатра (Сахновский, Арапов). От Достоевского до Гастева. Мои агитпьесы. Мои листовки».

"Столица нефти" - Баку и "страна огня" - Азербайджан в те годы приковали все внимание Городецкого и, по сути, стали его музами.
"Для художника нефтяное производство - неиссякаемая тема", - напишет он в одном из своих очерков.

Начиная с 1919 г. через все виды творчества Городецкого в Баку проходит тема нефти и нефтяников.
Своеобразной поэзией, по его мнению, овеяны силуэты вышек, вся жизнь внутри них...
"В гигантских котлах, в бесчисленных трудах живет, дышит и преображается по воле трудовых рук носительница тепла, света и движения - нефть..."
Именно Сергей Городецкий является автором "Тартальщика" - первой (не только в России - во всем мире) пьесы о нефтяниках.
И в его поэзии имеется целый цикл чеканных стихов, посвященных нефтяникам Каспия. Он так и называется "Алая нефть" (о рабском труде на нефтяных промыслах). Эти стихи ("Город на заре", Сабунчи, "Амбалы", Зых, "Промысла") и теперь западают в душу своей образностью, отточенным ритмом и необыкновенными рифмами.

Городецкий был убежден, что Баку требует к себе внимания поэтов и художников.
"Героиня топливного сердца Федерации, мрачный пафос разрушенных промыслов, медленно нарастающее торжество возрождение нефтепромышленности, хотя бы первые вышки "Ленин" и "Троцкий", построенные революционными рабочими на фоне общей разрухи, не говоря уже о пейзаже Апшерона, о таких его романтических уголках, как индусский храм огнепоклонников в Сураханах, дремлющий среди вышек и цистерн, - все это подлинная и еще никем не написанная картина и поэма", - писал он.

Свидетельством этого карандашный рисунок "Баку. Вышки "Ленин" и "Троцкий". 1920" самого Сергея Городецкого, его работы - цветные плакаты или акварели. [2]

Сохранился в виде репродукции красочный плакат с прекрасным портретом Карла Маркса на фоне нефтяных вышек работы Лейтеса, изготовленный в мастерской Городецкого (им открывался вышедший в 1925 г. альбом "Русский революционный плакат" под редакцией В.Полонского).

Душой плана графической пропаганды в Баку был Сергей Городецкий.
Сохранились несколько плакатов, принадлежащие кисти Городецкого, а также несколько "Окон Баккавроста" с его стихами и рисунками - “Да здравствует освободительница трудящихся Кавказа ХI армия!”, “Помощь Баку голодающей России”, “Освобожденные женщины Востока”, и др.

Многие из тех, кто работал в Баккавроста, с одной стороны, были приверженцами самых острых, самых современных и самых революционных направлений и тенденций в изобразительном искусстве - кубизма, супрематизма, футуризма и т.д. С другой стороны, им не только приходилось постоянно иметь дело с традициями Востока, в которые не вписывались все эти новомодные течения, но еще и вести непрерывную борьбу со строжайшей системой запретов, накладываемых законами шариата и Кораном: "Нельзя петь, танцевать, нельзя рисовать!", "Женщина не должна показывать своего лица, тело человека - постыднейшая вещь", "Поэт воспевает розу, соловья, юношу, но не женщину".

Вся бурная деятельность «Баккавроста» была дважды потрясением устоев для зрителей Азербайджана, так как резко противоречила запретам ислама на фигуративные изображения.
Но у поэта-рисовальщика Городецкого были сподвижники: Азим Азимзаде, например, разумно сочетал в своей работе традиции персидской миниатюры и революционного плаката.

Художник Павел Чичканов в первом номере журнала "Искусство" за 1920-1921 гг., выпускаемого С. Городецким на русском и тюркском (азербайджанском) языках, писал :
"Здесь на Великом Востоке совершается друго-вражеская схватка двух искусств-культур: Азии и Европы. Столкновение двух комет. Сказочно-грезивший Восток. Восток рукописей, фресок, ковров, чеканки и Европа с кубизмом, футуризмом, супрематизмом. Живопись в живописи. Возьмите же умение Востока "делать вещь". Возьмите и примите ко всей сложности и богатству современной мысли и чувства. И вы получите золотой век искусства".

Чтобы приблизить этот "золотой век", Сергей Городецкий работал сутками, не жалея ни себя, ни своих коллег - художников, поэтов, театральных режиссеров.
"Моя страсть к организации вылилась тут вовсю", - со смехом вспоминал он потом.
И в самом деле, с высоты сегодняшнего дня почти невозможно представить, как все это ему и его коллегам удавалось. Ведь кроме небывалой по интенсивности работы в Баккавроста, издания газеты "Понедельник", [1] журналов "«Военмор» " и "Искусство", установки памятников вождям, украшения к революционным праздникам площадей и улиц Баку они успевали и преподавать - учить будущих художников в первых бакинских художественных студиях.

А сам Городецкий еще умудрялся писать стихи, прозу, пьесы, статьи, никогда не расставался с карандашом и красками, ходил на этюды в живописные уголки Баку и на нефтепромыслы, делал наброски портретов и юмористические рисунки. Когда кто-то на склоне лет поинтересовался у него, как это все получалось, он с улыбкой ответил: "Я был весел и молод, стихи летели!"

Сергей Городецкий был автором акварелей и эскизов плакатов, выполненным в его бытность заведующим художественным отделом Баккавроста. Под его руководством трудились азербайджанские и русские художники, но поэт и сам охотно брался за кисть: в единственном экземпляре сохранились его композиции "Приветствие 11-й армии", "Памяти погибших борцов революции", серия "Помощь Баку голодающей России" и др.

В конце июня – начале июля 1920 года Городецкий поехал в Москву. [2]
Здесь, после долгого перерыва, он вновь встречался с Вячеславом Ивановым, с которым в С-Петербурге в начале своего творческого пути был тесно связан, участвовал в его знаменитых «Башенных средах».
В Москве Городецкий сделал несколько рисунков Иванова.

Но, конечно, они говаривали и о Баку, откуда недавно приехал Городецкий и куда вскоре отправится Вячеслав Иванов (безусловно, не без влияния своего младшего друга, что почему-то прошло мимо внимания исследователей бакинских лет Вяч. Иванова).

Сергей Городецкий вернулся в Баку осенью 1920 года.
В скором времени, той же осенью туда приехал и Вяч. Иванов с сыном и дочерью. [3]

Гилянская республика (или Персидская Советская республика) существовала с 5 июня 1920 по сентябрь 1921 года.
В начале 1921 года советская Россия, поддерживавшая повстанцев, сформировала в Баку новые части Персидской красной армии (Персармия), которая была направлена в Решт.
В Персию прибыли многие журналисты, художники, поэты, артисты, лекторы, прикомандированные к Персармии. Они выпускали газету "Красный Иран" (на русском языке), выступали перед красноармейцами с лекциями, рисовали агитационные плакаты и т.д.

Именно тогда в Реште оказались вместе с отрядами Красной армии многие сотрудники БакКавРОСТА, в том числе С. Городецкий.

Зная увлечение Вячеслава Иванова Востоком, Городецкий, отправляясь в Персию, предложил ему ехать с ним. Но Вяч. Иванов преподавал в университете, был очень загружен, и вынужден был отказаться.

Сергей Городецкий закончил 7 марта 1921 года в Реште драматические сцены "Красный Иран", с четырьмя героями — "Красноармеец, перс, шах, англичанин". Одноактная пьеса несколько раз разыгрывалась перед частями Персидской Красной армии, дислоцировавшимися в Персии.

Но и про Вяч. Иванова и его давнюю мечту о Персии не забывал Сергей Городецкий, но сделал это в присущей ему юмористической манере, воплотив все на бумаге.
Он нарисовал и «выпустил» последний, «экстраординарный» номер журнала «Les Puces de Gamin» ("Блошки малыша"), посвященный юбилею друга.
На нескольких его страницах был нарисован Вяч. Иванов, облаченный в длинную, черную кавказскую бурку, подаренную ему в день рождения. Он гуляет по персидскому городу Решт, столице Гилянской Советской республики, и общается с жителями, удивленно взирающими на внезапно появившегося на жарких, сонных улицах Решта удивительного среброволосого старца, с любопытством рассматривающего окрестности.
Почти все шутливые подписи к рисункам Городецкий сделал на французском языке.
И как в прежних рукописных журналах, где было много автошаржей, на последнем рисунке Городецкий изобразил себя рядом с юбиляром.

Летом 1921 года Сергей Городецкий вернулся из Персии в Баку.
Через некоторое время вместе с семьей окончательно вернулся в Москву.



Примечания:

  1. Переехав из Тифлиса в Баку, С. Городецкий активно продолжал литературную и публицистическую деятельность. При его ближайшем участии выходила, в частности, газета “Понедельник”. В ней публиковались его переводы, стихи, статьи, заметки. Много внимания уделял Городецкий в это время знакомству закавказских читателей с русской литературой и культурой. [1]
  2. В Москве его приглашали на работу в Известия ВЦИК, а давний знакомый Всеволод Мейерхольд предложил заведовать литературной частью Театра Революции.
    И еще во время этой поездки Городецкий хотел посмотреть квартиру в «палатах Бориса Годунова» на Красной площади, дом 1, которую ему помог получить Луначарский.




Информация - материалы из открытых источников в Internet'е.


Пользуетесь сведениями данной публикации?
Не забудьте дать ссылку на сайт "Наш Баку"(www.ourbaku.com)!
Обязательно!!!




--Sibor (обсуждение) 19:19, 11 января 2017 (CET)

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница