Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Егоров Николай Михайлович – этнограф, археолог, краевед

1876 - 1965

Николай Михайлович родился в 1876 году в городе Владикавказе в семье секретаря канцелярии прокурора Владикавказского окружного суда.

Высшее образование получил в Петербургском историко-филологическом институте в 1899 году. Затем преподавал в гимназиях и других средних учебных заведениях городов Кутаиси, Тифлиса, Батуми и Баку.

В 1920-1923 гг. преподавал историю и географию в средних школах города Пятигорска.

С 1924 по 1931 год известный археолог и краевед Николай Михайлович Егоров заведовал Терским окружным музеем краеведения (Пятигорский музей). За это время было накоплено более 8 тысяч археологических экспонатов, которые иногда получались от дарителей, но, в основном, это были находки, обнаруженные в процессе раскопок древних и средневековых поселений и могильников группой энтузиастов во главе с самим Егоровым.

Н.М. Егоров поддерживал деловые контакты с профессиональными учеными. При нем в музей приобрел один из оставшихся в городе экспонатов первого собрания древностей под открытым небом - жертвенного камня с рельефными изображениями животных из окрестностей бывшего средневекового города Маджары. Этот экспонат с более чем полуторавековой музейной историей и сейчас украшает экспозицию Пятигорского краеведческого музея.

Именно Егоровым составлены и заполнены первые две тетради, содержащие сведения об около 10000 археологических экспонатах, поступивших в музей в 1920-х - начале 1940-х годов. В указанных тетрадях были записаны и собрания В. Р. Апухтина, В. А. Скиндера (проданы в Музей вдовой археолога в 1934г.), И.И.Филиппова (раскопки 1913-1914 гг. - поступили в музей в январе 1927 г.), дары КГО раннего советского периода (Я. И. Фролов, Г. И. Раев - 1925-1927 гг.) и другие.

Благодаря таким людям как Н.М. Егоров, изымаемые при экспроприации в 20-х годах ценнейшие экспонаты попадали в музей. Сам Николай Михайлович принимал активное участие в раскопках и обнаруженные при этом предметы тоже поступали в музей.

В середине 20-х годов прошлого столетия он нашел у подножия восточного отрога Бештау – Козьей горки – следы средневекового поселения. Находки у Козьей горки свидетельствуют, что первые люди обосновались здесь еще более 2500 лет назад. Но наибольшего рассвета поселение достигло в VIII-X веках нашей эры.

В 1928 г. в окрестностях Пятигорска, в бывшей колонии Николаевской, Н.М. Егоровым вскрыто погребение в грунтовой яме, перекрытой деревянным настилом, на который были набросаны камни. У ног костяка, лежавшего скорченно на зольной подсыпке, оказались два бронзовых листовидных наконечника копий, обломки бронзового шила, плоский шлифовальный камень из песчаника, каменный шлифованный молоток. С другой стороны, также у ног погребенного, лежал камень с красной краской. В могиле найден глиняный горшок и кости лошади и теленка. Это остатки пищи, данной погребенному в «загробный мир»[1]

В архиве Н.М. Егорова сохранились сведения о плитах на ново-пятигорских курганах хранящися в Пятигорском краеведческом музее. 27 мая 1928 года ему удалось записать эпитафию с большой намогильной плиты. В верхней части плиты изображение креста отсутствует, в нижней половине читается: «почивает прах Мингрельского пехотного полка порутчика Петра Александровича сына Конева упокоившегося июля 31 дня 1847 года»[2]

В 1920-40-х гг. Николай Михайлович занимался изучением старокабардинских древностей в районе Пятигорья. Он указывает, что в одном погребении у горы Юцы (1935 г.) череп имел явные признаки монголоидности[3]

В 1920-е годы в Пятигорске возрождается Кавказское Горное общество [4], где продолжает свою деятельность Д.М.Павлов. В 1920 году он организует курортный музей при пятигорском Бальнеологическом институте.

В 1927 году пред. Кавказского Горного Общества Е.А.Ларин, зав. пятигорским музеем краеведения Н. М. Егоров, Д.М.Павлов и др. организовали раскопки на Рим-горе под Кисловодском. Отчет об этих раскопках был опубликован в журнале «Краеведение на Северном Кав¬казе» (Ростов-Дон, 1928, № 1—2).

В 1926 году было создано Северо-Кавказское бюро краеведения, сыгравшее важную роль в организации краеведческих обществ, экспедиционной деятельности, издательской работы. Работа его проводилась по трем основным направлениям: исследовательская деятельность, организация научно-краеведческих обществ, кружков, реорганизация музеев, учет и информация между организациями и учреждениями, объединение, планирование и координация их деятельности. В составе Северо-Кавказского бюро была образована секция археологии, антропологии, этнографии и истории искусств.

Председателем ее стал археолог А.М.Ильин, членами — С.Ф.Войцеховский, Н.М. Егоров, Б.В.Лунин, М.А. Миллер, Г.Н Прозрителев, Л.П.Семенов и другие. Она должна была планировать и объединять все научно-исследовательские и краеведческие организации края, собирать сведения о предполагаемых археологических работах и лицах, их производящих, о всех археологических памятниках, находках, открытиях и результатах в области археологии, антропологии, этнографии и истории.

На протяжении многих лет в регионе проводились различные археологические экспедиции, но основные работы по сбору информации принадлежали местным краеведам - жителям Кавминвод - Н.М. Егорову, Н.Н. Михайлову, А.П.Руничу и др. Последний исследователь особенно важен для изучения памятников окрестностей Кисловодска, поскольку являлся держателем Открытых листов, и отчеты о его археологических разведках и раскопках хранятся в Институте археологии РАН.

Памятники археологии VIII в. - первой половины VII в. до н.э. встречаются на горе Железной, Острой, Селитровых скалах, Джемухской поляне, у Дома ветеранов посёлка Иноземцево, Козьих скалах горы Бештау, у гор Развалка и Медовая. Вот, что пишет А.П. Рунич о могильниках горы Развалки: "Могильник с захоронением в каменных ящиках был обнаружен мною в 1936 году. Он находится на восточном подножии горы Развалка, восточнее ее небольшого отрога, на котором построен водонапорный резервуар Развальского водопровода. Два захоронения в каменных ящиках здесь были раскопаны H.М. Егоровым, но они оказались разрушенными грабителями.

Раннесредневековые склепы на восточном крутом подножии Развалки говорят о том, что здесь было крупное посление. Место, где расположен некрополь, представляет собой отрог горы, поросший лесом, вдоль восточного края которого и устроены эти усыпальницы. В дореволюционные годы при строительстве водовода от Графского источника к Железноводску рабочие обнаружили таинственные «землянки». В 1935-36 г.г. Н. М. Егоров (два захоронения в каменных ящиках здесь были раскопаны H.М. Егоровым) и А. П. Рунич исследовали склепы и убедились, что их давно разграбили и сильно повредили искатели кладов. Чудом сохранилось украшение из листового золота со вставками из альмандинов и перламутра, бронзовая петля, бусы из яшмы и синей пасты, мелкие кусочки от керамических сосудов без орнамента[5]

После первых описаний обнаруженной “подкумской крышки” возникли сомнения в том, можно ли ее безоговорочно отнести к неандертальской стадии антропогенеза по принятым в науке того времени представлениям. ...Загадка еще более запуталась, когда Н.М. Егоров (1933) и авторитетный археолог Б.В. Лунин убедительно доказали, что нет оснований обособлять костные находки (как оказалось, носящие следы красной охры) от вещественных находок, хотя бы и лежащих чуть выше: сосуд, орудие и окрашенный скелет составляют единое погребение, датируемое эпохой бронзы, погребальная яма просто “впущена” в четвертичные делювиальные отложения. Оказалось, что аналогичные и связанные с ними памятники эпохи бронзы достаточно многочисленны в Пятигорщине и в Кабардино-Балкарии. Все они относятся к одному и тому же времени хронологически не столь уж отдаленному от наших дней. С археологическими памятниками этого же времени, по-видимому, связаны и все четыре неандерталоидных черепа, хранящихся в Пятигорском музее, причем на одном из них (Моздок I) морфологические особенности неандерталоидного типа выражены еще более резко и отчетливо, чем на “подкумском черепе” (Лунин Б.В. К вопросу о действительном возрасте “подкумского человека” в свете археологических данных // Советская археология. М., 1937, №4).

В уходящем XX в. на многотрудной ниве археологии в срединной части Предкавказья особенно выделились Николай Михайлович Егоров, Андрей Петрович Рунич, Николай Николаевич Михаилов и Михаил Николаевич Ложкин. Мне повезло знать их всех, с каждым из них как-то сотрудничать, но наиболее близкие отношения сложились у меня с Н.М. Егоровым и М.Н. Ложкиным[6]

Позднее Николай Михайлович работал в пятигорской газете корректором, в Курортном музее Бальнеологического института научным сотрудником.

С 1 октября 1938 года до выхода на пенсию работал научным сотрудником Пятигорского музея краеведения.

Н.М. Егоров собрал на Северном Кавказе и в Закавказье большую коллекцию бабочек. Опубликовал научные работы по лепидоптерологии. Часть коллекции чешуекрылых хранилась в Киевском государственном университете и Ленинграде в отделении Института зоологии АНСССР.

У Николая Михайловича было три дочери: Лидия, Нателла и Надежда.

Надежда жила в Тбилиси, а к Лидии в Баку Николай Михайлович переехал к концу жизни.

В 1957г. он передал в дар Киевскому Гос.Университету часть своей уникальной коллекции редкостных бабочек Кавказа, в 1961 году преподнес в дар Ленинградскому Зоологическому Институту Академии наук СССР огромную коллекцию (более 6 000 экземпляров), передал Московскому Историческому Музею свою большую коллекцию археологических древностей, а часть – Пятигорскому краеведческому музею.

Большую библиотеку с редкими изданиями по этнографии, истории и языковедению он передал в 1957 году Музею истории Азербайджана.

Умер Николай Михайлович в Баку 16 сентября 1965 года.

  1. Отсюда: [1]
  2. Отсюда: [2]
  3. Отсюда: [3]
  4. [4]
  5. Отсюда: [5]
  6. Коробов Д.С. Географо-информационная система Археологические памятники Кисловодской котловины"

Некоторые палеонтологические находки Егорова

  • Челюсть слона. Найдена на северном склоне г. Машук в каменоломне №1 треста «Известь» (Перкальская скала). Находка Н. М. Егорова. Пятигорский музей краеведения, книга поступлений, запись № 6453.
  • Отпечаток мозга и частично черепных костей крупного млекопитающего в травертинах на г. Машук, восточнее Перкальской скалы. Каменоломня 1-го Кубанского сахарного завода, 1938 г. Находка Н. М. Егорова. Пятигорский музей краеведения, книга поступлений, запись № 7041.

Некоторые археологические находки Егорова

  • Могильник на Перкальской скале. Погребения грунтовые и в каменных ящиках содержали уникальный материал VI–Vвеков до н. э. – Егоров Н.М. Могильник скифского времени близ г.Минеральные Воды, 1955
  • Местонахождение кремниевых отщепов и ножевидной пластины на г. Горячей. Обнаружены Егоровым Н. М. Указаны Руничем А. П., рукопись, фонды Пятигорского музея краеведения.
  • Абазинский аул и могильник восточнее мясокомбината. Могильник частично разрушен в 1941 г. при рытье водопроводной траншеи восточнее “нового” здания мясокомбината. Егоров Н. М., запись № 7802, Пятигорский музей краеведения[6]

Некоторые публикации Н.М. Егорова:

  • Егоров Н.М. Чешуекрылые северного склона Центрального Кавказа. - «Известия Кавказского отдела», 1903 - 16 т. ( Тифлис, 1872 - 1917. Т. 1-22.)
  • Егоров Н.М. Особые пироги и хлебы. - СМОМПК. Тифлис, 1909. Вып. 40. Отд. П. С. 1-8.
  • Н.М. Егоров. Боргустанский клад 1941 г. — 292 Советская археология. ХV. // М.: 1951. 350 с.
  • Егоров Н.М. Могильник у реки Эшкакон // КСИИМК, вып.64. М., 1956.

Ссылки на работы Егорова и Рунича: [7]

Статья создана на основании материалов с сайтов Интернета: [8] [9] [10] [11] [12] [13]

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница