Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Жуков Дмитрий Анатольевич - прозаик, литературовед, переводчик

Zhukov.jpg

1927

Дмитрий Анатольевич Жуков родился 20 августа 1927 года в Грозном в семье инженера-нефтяника. Потомок старинного дворянского рода, давшего России воевод, наместников, губернаторов, дипломатов и писателей.

Дед, Иван Васильевич, кончил в Оренбурге казачье училище, потом был чиновником, скончался в Астрахани уже при советской власти. Три его сына окончили Горную академию, были крупными инженерами, профессорами.
Отец, Анатолий Иванович, в свои 27 лет был главным и единственным инженером Старых промыслов а Грозном. В 1917 году он окончил астраханское реальное училище вместе с Георгием (Жоржем) Васильевым, сыном действительного статского советника, председателя судебной палаты, ставшего впоследствии известным кинорежиссером, снявшим фильм "Чапаев".
После революции и связанных с ней скитаний по стране Анатолий Иванович в Москве поступил в Горную академию, потом работал на разных нефтяных промыслах.


В 1937-м году он служил в Баку главным инженером, но вскоре уезжает отсюда в Москву.

Рассказывает Дмитрий А. Жуков:

От греха подальше он уехал в Москву – дали в Нефтяном институте за совокупность заслуг звание профессора. Пришлось обменять квартиру на сырую полуподвальную комнату в коммуналке. Мама родила двойню и еще заболела туберкулезом. В мае 41-го мы, две годовалые девочки, мама и я, поехали на лечение в Ессентуки, а в июне разразилась война. Деньги кончились, от отца ни слуху ни духу. Я ломал кукурузу, копал картофель. Давали в виде заработка десятую часть. Выжили как-то. Меня тянуло в рост, есть хотелось, колючий жмых казался великим лакомством. С собой мы взяли только летнюю одежду. Всю зиму я проходил в сандалиях, а весной 42-го отец нашел нас. Его выудили из ополчения и послали в Грозный добывать нефть...
Отец вывез нас в Грозный, но немец продолжал наступать на Кавказ, навис над городом. По улицам текла горящая нефть из разбомбленных нефтехранилищ.
Отца мы почти не видели, добыча нефти шла день и ночь, а нас, четверых, погрузили в товарный вагон и отправили в Баку.
Две недели ехали, простаивая сутками на путях. Голодные. По дороге одной из сестер сделали неудачно инъекцию против брюшного тифа, и у нее отнялась нога. В Баку я как-то пристроил сестер, туберкулезную маму положили в больницу. Я скитался по городу, ночуя в подъездах, – в комендантский час ночью улицы пустели. Была жара. На набережной спали вповалку десятки тысяч беженцев. Их косил брюшной тиф. Как-то я посетил мать в больнице и увидел за корпусом гору раздетых, изъязвленных трупов. До сих пор это стоит перед глазами. Война страшна не только на фронте. Отец под Москвой отморозил ноги. Потом ему отняли одну, он до старости ходил и работал на костылях. Мать скончалась в свои тридцать восемь лет.[1]

В декабре 1944 добровольно вступил в ряды Советской Армии. В апреле 1945 был ранен на 2-м Украинском фронте. В 1947 окончил Киевское военное училище связи, служил командиром взвода и роты в г. Николаеве.

И при первой возможности пробился через все препоны в Военный институт иностранных языков, который окончил первым в выпуске. У меня была такая жажда гуманитарных знаний, что я одновременно поступил на вечернее журналистское отделение филфака МГУ. Учился, пока не запретили пребывание сразу в двух вузах.[2]

По окончании Военного института иностранных языков (1949-1954) зачислен в распоряжение Генштаба, служил за границей и в Москве до 1960 г. Имеет боевые и правительственные награды.
Заслуженный работник культуры РФ.
Лауреат премий «Золотое перо» и «Серебряная лира».
Действительный и почетный член нескольких академий.

С 1955 г. Жуков занимался переводом сербской, английской и американской классики и современной литературы. Всего им издано около ста книг переводов (Нушич, Глишич, Голсуорси, Уэллс, Конан-Дойл, Даррелл, Джек Лондон, Стейнбек, Саймак, Брэдбери и др.).
Отказавшись вступить в компартию, Жуков был отстранен от загранкомандировок, занимался алгоритмом перевода с английского на русский, действующим по сей день в компьютерных программах. По увольнении из армии написал несколько научно-художественных книг о своей работе, множество рассказов, исторических хроник, очерков, статей, филологических работ.

С ростом национального самосознания Жукова захватывает борьба против разрушительных тенденций в отношении русской культуры. Он вместе с другими писателями, художниками, историками участвует в 60-х гг. прошлого века в создании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и «Русского клуба» при нем.

Расцвет творчества Дмитрия Анатольевича Жукова падает на 1970-е годы. Преодолевая сопротивление идеологических органов, он публикует биографии протопопа Аввакума (197З) и современного собирателя древних рукописей В. И. Малышева (1978), объединив из в дилогию «Огнепальный», которая вызвала самый широкий интерес у патриотически настроенных читателей и критиков, переиздавалась многократно, переводилась на иностранные языки.
Одно за другим следуют повествования о югославском драматурге Браниславе Нушиче, художнике Верещагине и генерале Скобелеве, Льве Толстом и Грибоедове, борце Поддубном и абхазском долгожителе Аршба, роман-мистификация «Козьма Прутков И его друзья», труды о переводческом искусстве и биографическом жанре. Рассказы и очерки Жукова ежегодно отмечались в журналах, как лучшие произведения года.

Однако «Литературная газета» (1979) и другие влиятельные органы печати критиковали Жукова за «отступление от принципов марксизма-ленинизма», которых писатель не придерживался никогда, и требовала «создать надежный заслон подобным изданиям».

Тем не менее, едва ли не ежегодно выходили биографические книги Жукова и среди них - о таких полярных фигурах, как А. К. Толстой и Б. Савинков, сборники этюдов, критических статей и очерков, подготавливались собрания сочинений классиков и обширные публикации о трудах и днях В.В. Шульгина.

В 1990-е годы, находясь в резкой оппозиции к плутократическому режиму, Жуков много выступал, был сопредседателем Фонда славянской письменности и культуры, председателем Общества русско-сербской дружбы, в качестве какового подвергался аресту за организацию демонстрации против американских бомбардировок Белграда 13 апреля 1994 г.
В настоящее время Жуков продолжает свою работу в биографическом и публицистическом жанрах.
Живет в Москве.


Примечание:

  1. C. Луконин "Биографии и судьба" (интервью с Д.А. Жуковым в "Литературной газете")
  2. см. ссылку 1


Источник:
Биография из журнала «РОМАН-ГАЗЕТА» №9, 2004 г.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница