Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Жюль Верн. "Клодиус Бомбарнак"

1892 - Клодиус Бомбарнак / Claudius Bombarnac Пер.с фр. - Н.Брандис, Е.Брандис.


Жюль Верн.jpg
Жюль Верн (08.02.1828 - 24.03.1905) - знаменитый французский географ и писатель-фантаст, классик приключенческой литературы, один из зачинателей научной фантастики, автор более 100 романов, многие из предвидений которого впоследствии сбылись.


Сведений о пребывании писателя в Баку нет, но известно о его знакомстве с семейством Надар[1] и их сыном Полем, посетившем наш город в 1890 году. Маршрут Клодиуса полностью совпадает с маршрутом путешествия Поля Надара.





Жюль Верн книга.jpg
1


Клодиусу Бомбарнаку, репортеру "XX века" - Тифлис, Закавказская область.

Этот адрес был указан на депеше, ожидавшей меня в Тифлисе, куда я прибыл 13 мая. Распечатав ее, я прочитал:


Клодиус Бомбарнак должен оставить все дела и 15 числа текущего месяца находиться в порту Узун-Ада на Каспийском море. Там он сядет в прямой Трансазиатский поезд, соединяющий Европейскую границу со столицей Поднебесной Империи [прежнее название Китая]. Поручается передавать впечатления в форме хроникальных заметок, интервьюировать в пути достойных внимания лиц, сообщать о любых происшествиях в письмах или телеграммах, в зависимости от срочности. "XX век" рассчитывает на усердие, сообразительность, ловкость своего корреспондента и предоставляет ему неограниченный кредит".


Вот так-так! А я только сегодня утром прибыл в Тифлис с намерением провести там три недели, затем посетить грузинские провинции, поработать на пользу моей газеты и, как я надеялся, также и на пользу моих читателей.

Сколько всяких неожиданностей и случайностей в жизни странствующего репортера!


В ту пору русские железные дороги были уже соединены с Кавказской линией Поти - Тифлис - Баку. После долгого и интересного путешествия по Южной России я собирался хорошенько отдохнуть в Тифлисе... И вот, неугомонный редактор "XX века" дает мне только полдня на остановку в этом городе! Не успев еще осмотреться и распаковать чемодан, я вынужден снова пуститься в путь! Но что поделаешь? Ведь надо удовлетворять современные требования репортажа - как можно больше свежих и живых новостей!

Между тем я постарался запастись самыми разнообразными сведениями - и географическими, и этнографическими - относительно Закавказской области.

Прежде всего я должен узнать, в котором часу выходит из Тифлиса Каспийский поезд.

Тифлисский вокзал - железнодорожный узел, соединяющий три ветки: Западную, которая кончается в Пота, порту на Черном море, где высаживаются пассажиры, приезжающие из Европы; Восточную, идущую до Баку, откуда отбывают пассажиры, которым нужно переправиться через Каспий, и недавно проложенную линию Владикавказ - Тифлис, длиною в сто шестьдесят четыре километра, связывающую Северный Кавказ с Закавказьем. Эта линия на высоте четырех тысяч пятисот футов пересекает Архотское ущелье, соединяя грузинскую столицу с рельсовыми путями Южной России [такой железной дороги нет до сего времени]. Я бегу на вокзал и врываюсь в зал отправления.
- Когда отходит бакинский поезд? - спрашиваю я у железнодорожного служащего.
- А вы едете в Баку? - отвечает он вопросом на вопрос и окидывает меня через свое окошечко таким неодобрительным, строго официальным взглядом, какой всегда сверкает из-под козырька русской форменной фуражки.
- Полагаю, - сказал я, с несколько излишней живостью, - что ездить в Баку не возбраняется?
- Не возбраняется, - сухо ответил он, - но при условии, что паспорт у вас будет в полном порядке. - Он и будет в порядке, - обрезал я этого грозного чиновника, который, как и все они на святой Руси, скорее походил на жандарма. И я снова спрашиваю, когда отходит бакинский поезд.
- В шесть часов вечера, - отвечает он.
- А когда прибывает на место?
- Назавтра, в семь утра.
- А я поспею на пароход, отправляющийся в Узун-Ада?
- Поспеете.- И чиновник механическим кивком отвечает на мой поклон. Вопрос с паспортом меня совсем не тревожит: французский консул снабдит меня всеми документами, которые требует русская администрация. Но выехать нужно в шесть часов вечера, а теперь уже девять утра!


На вокзале столпотворение: армяне, грузины, мингрелы, татары, курды, евреи, русские с берегов Каспийского моря. Одни берут билеты до Баку, другие - до промежуточных станций. На этот раз ко мне трудно придраться. Ни чиновник, похожий на жандарма, ни даже сами жандармы не смогли бы воспрепятствовать моему отъезду. Я получаю билет в вагоне первого класса до Баку, выхожу на платформу и направляюсь прямо к поезду. Следуя своей привычке, устраиваюсь в уголке довольно комфортабельного купе. За мной входят еще несколько пассажиров, а вся пестрая разноязычная толпа заполняет вагоны второго и третьего класса. Обход контролера, и двери закрываются. Последний удар колокола возвещает отправление...

...Из моего путеводителя я прежде всего узнаю, что рельсовая дорога почти параллельна гужевой, соединяющей Тифлис с Каспийским морем. Обе они проходят через Навтлуг, Пойли, Акстафа, Долляр, Елизаветполь [ныне Кировабад, Азербайджан], Кюрдамир, Аляты, Баку и пересекают долину Куры. Железной дороге ни в коем случае не следует уклоняться в сторону. По возможности она должна идти по прямой линии. Закавказская дорога полностью отвечает этим требованиям.

...Баку! Баку!.. Меня разбудили крики. Было семь часов утра.


Но на пристань я спущусь перед самым отплытием. Раз уж случай привел меня в Баку и в моем распоряжении есть только полдня для его изучения, то нельзя потерять даром ни одного часа.

Название этого города, пожалуй, не вызовет никакого любопытства у читателя. Но, быть может, у него разыграется воображение, если я скажу, что Баку - это столица огнепоклонников.

Окруженный тройным рядом зубчатых стен, Баку расположен на Апшеронском полуострове, у крайних отрогов Кавказского хребта. Где я нахожусь, в Персии или в России?.. Конечно, в России - раз Грузия является русской провинцией, но можно подумать, что и в Персии - настолько Баку сохранил свой персидский колорит [с XVI до начала XVIII вв. Баку находился под властью персов]. Я осматриваю ханский дворец, архитектурный памятник времен Шахрияра и Шахразады, "дочери луны" и искусной рассказчицы. Тонкая скульптура во дворце так свежа, будто только что вышла из-под резца ваятеля. Дальше, по углам старой мечети, куда можно войти, не снимая обуви, поднимаются стройные минареты. Правда, муэдзин не поет там в часы молитвы звучные стихи из Корана.

К тому же в Баку есть и вполне русские и по внешнему виду, и по господствующим нравам кварталы, застроенные деревянными домами, без всякой восточной окраски; и внушительный железнодорожный вокзал, достойный любого большого города Европы или Америки; и вполне современный порт в новой части города, где сотни труб загрязняют атмосферу густым дымом от каменного угля, сжигаемого в пароходных топках.

Вы вправе спросить, зачем употребляется уголь в этом городе нефти? К чему это топливо, если голая и бесплодная почва Апшеронского полуострова, на которой растет лишь понтийская полынь, так богата минеральными маслами? Здесь можно добыть столько дешевой нефти, что даже при самом большом расходе ее не исчерпать в течение столетий.

Поистине чудо природы! Хотите моментально получить освещение или отопление? Нет ничего проще; стоит только сделать отверстие в почве, оттуда вырвется газ, и смело зажигайте его. Вот вам естественный газгольдер, доступный для любого кармана!

Мне хотелось посетить знаменитое святилище Атеш-Гах, но оно находится в двадцати двух верстах от города, и я бы не успел обернуться. Там горит вечный огонь, уже сотни лет поддерживаемый парсийскими священниками, выходцами из Индии, которые не едят животной пищи. В других странах этих убежденных вегетарианцев считали бы просто любителями овощей.

Наскоро позавтракав, я опять отправляюсь в поход. Во время прогулки мне представляется возможность полюбоваться лезгинами во всем их великолепии: серые черкески с патронташами на груди, бешметы из ярко-красного шелка, гетры, вышитые серебром, плоские сапожки без каблуков, белая папаха на голове, длинное ружье через плечо, шашка и кинжал на поясе; короче говоря, они вооружены до зубов и производят весьма внушительное впечатление.
Уже два часа. Пора идти на пристань. По дороге нужно еще завернуть на вокзал за моим легким багажом, оставленным в камере хранения. И вот, с чемоданом в одной руке и с тросточкой в другой, я спускаюсь по улице, ведущей к причалу.

На одной из площадей, где крепостная стена открывает проход на набережную, мое внимание невольно привлекают двое людей - мужчина и женщина - в дорожных костюмах. Мужчине можно дать лет тридцать - тридцать пять, женщине - от двадцати пяти до тридцати. Он - седеющий брюнет, с подвижной физиономией, быстрым взглядом, легкой, балансирующей походкой. Она - довольно красивая голубоглазая блондинка, с вьющимися волосами и уже немного поблекшим лицом. Ее яркое старомодное платье отнюдь не свидетельствует о хорошем вкусе. По-видимому, это супруги, только сейчас прибывшие тифлисским поездом, и если интуиция не обманывает меня - мои соотечественники.

На набережной шумно и многолюдно, как обычно бывает в порту при высадке и посадке. Баку - самый крупный торговый и пассажирский порт на Каспийском море, вернее, большом озере, так как оно не сообщается с соседними морями. Дербент, лежащий севернее, не может идти ни в какое сравнение с Баку, где производится наибольшее количество торговых операций. Нечего и говорить, что с основанием порта в Узун-Ада, на противоположном берегу Каспия, бакинский транзит увеличился в десять раз. Закаспийская дорога, открытая для пассажирских и товарных перевозок, стала теперь главным торговым путем, соединяющим Европу с Туркестаном.

Быть может, в недалеком будущем вдоль персидской границы пройдет еще одна магистраль, которая свяжет рельсовые пути южной России с железными дорогами Индии, и тогда пассажирам уже не нужно будет переправляться через Каспийское море. А когда этот обширный замкнутый бассейн высохнет вследствие интенсивного испарения, то почему бы не проложить рельсы по его песчаному дну, чтобы поезда могли ходить без пересадки от Баку до Узун-Ада?

Но это еще вопрос проблематический, а пока что нужно сесть на пароход, что я и делаю, присоединившись к толпе пассажиров.

Наш пароход называется "Астра" и принадлежит обществу "Кавказ и Меркурий". Это большое колесное судно, делающее рейсы от берега к берегу три раза в неделю. Широкое в корпусе, оно приспособлено прежде всего для перевозки грузов, и строители скорее позаботились о размещении тюков, чем об удобстве пассажиров. Однако, когда речь идет о путешествии продолжительностью в одни сутки, привередничать не стоит.

У причала шумная толпа. Одни уезжают, другие провожают, третьи пришли просто так поглазеть. Среди пассажиров больше всего туркменов, затем десятка два европейцев различных национальностей, несколько персов и даже двое уроженцев Поднебесной Империи. Эти, очевидно, едут в Китай.

"Астра" битком набита всевозможными товарами. Места в трюме не хватило, загромождена вся палуба. Для пассажиров отведена кормовая часть, но и там навалены тюки и ящики, прикрытые толстым просмоленным брезентом для защиты от волн.


  1. Неутомимый исследователь, Феликс Надар оставил заметный след не только в фотографическом деле, но и в других областях культуры и техники XIX века. В 60-е годы XIX века в Париже было основано "Общество поддержки воздушных передвижений на машинах тяжелее воздуха". Президентом Общества стал Надар. Его секретарем и близким другом был фантаст Жюль Верн, оставивший нам литературный портрет фотографа в лице журналиста Мишеля Ардана в двух своих романах — «С Земли на Луну» и «Вокруг Луны».

--I am 21:19, 25 июня 2011 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница