Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Закаспийское торговое товарищество

“Закаспийское торговое товарищество”, созданное в 1857 г. и ставшее по существу фундаментом первой российской акционерной компании в отрасли, просуществовало 17 лет и стало основой для создания позднее “Бакинского нефтяного общества” (БНО).

Именно успешная деятельность этого товарищества и стала началом отсчета нового важнейшего этапа развития отечественной нефтяной промышленности - перехода от мануфактурной стадии к машинному производству.

Первоочередную роль в этом сыграл известный российский промышленник Василий Кокорев. В нефтяное дело он был вовлечен благодаря настойчивости Николая Торнау (1812-1882), сторонника усиления влияния России в Персии посредством широкого развития экономических связей. Барон Торнау был известен в России как блестящий знаток Востока, автор ряда исследований по проблемам исламского законодательства, в том числе монографии “Мусульманское право”.

В письме от 30 августа 1857 г. статс-секретаря Владимира Буткова к наместнику Кавказа князю Барятинскому можно обнаружить следующие строки: “…в посылаемых бумагах Вы найдете хорошее дело: это учреждение Кокоревым компании для торговли с Асрабадом. Мне жаль, что по этому делу мы не спросили Вашего мнения…”

Начальник штаба Кавказской армии генерал Дмитрий Милютин также упоминал об этой фирме в письме князю Барятинскому от 16 ноября 1857 г.: “…что касается до кокоревской компании, то, вероятно, Ваше Сиятельство получили письмо барона Торнау, извещающее об окончательном устройстве правления этого товарищества…”

П.И.Губонин (1828-1892)
Учредителями “Закаспийского торгового товарищества” вместе с Василием Кокоревым и бароном Торнау также стали действительный статский советник Николай Новосельский, купцы Иван Мамонтов, Петр Медынцев. Несколько позднее к ним присоединился и известный предприниматель Петр Губонин, широко известный как удачливый железнодорожный подрядчик.

На первом этапе товарищество купило 12 десятин земли в Сураханах вблизи Баку. Первоначальный замысел учредителей состоял в сооружении завода по производству осветительного материала - фотогена из кира (минеральная порода, пропитанная выветрившейся нефтью). Проект этого завода был представлен профессором Мюнхенского университета, иностранным членом-корреспондентом Петербургской академии наук Юстусом Либихом (1803-1873). С его помощью товарищество закупило в Германии необходимое оборудование: чугунные реторты, предназначенные для сухой перегонки кира, и шарообразные котлы емкостью по 100 пудов для вторичной перегонки дистиллята. Монтаж проходил под руководством немецкого химика Э.Мольдегауэра.

Однако вскоре оказалось, что немецкая технология перегонки кира, который содержал всего до 20% осветительных масел, обеспечивала выход готового продукта в весьма незначительных объемах. Необходимо было предпринять срочные действия.

Через своего хорошего знакомого академика Михаила Погодина, преподававшего длительное время в Московском университете, Василий Кокорев узнал о работах по исследованию нефти магистра “фармации” этого университета Василия (Вильгельма) Эйхлера и в 1860 г. пригласил его на Сураханский завод для “оказания консультаций”.

Идеи Эйхлера поначалу озадачили опытного промышленника Кокорева, поскольку тот предложил радикальные преобразования, а именно - отказаться от кира и перейти непосредственно на переработку сырой нефти, соответственно изменив технологический процесс и аппаратное оборудование. Это требовало привлечения значительных финансовых вложений. Следует отметить, что в большинстве деловых начинаний Василия Кокорева присутствовали значительные элементы риска, и Сураханский проект не стал исключением. И он принял предложения Эйхлера.

Вскоре на заводе вместо немецких чугунных реторт были установлены 17 железных кубов периодического действия: 12 из них емкостью по 300 пудов, а 5 - по 80 пудов. Шарообразные паровые котлы были заменены цилиндрическими, что обеспечило более равномерный нагрев нефти. А в качестве топлива на заводе стал использоваться природный газ, выходы которого имелись прямо на территории предприятия. Впервые в технологический процесс получения керосинового дистиллята была внедрена его очистка щелочным раствором. В результате этих преобразований выход готового продукта после перегонки “колодезной” балаханской нефти уже составлял около 25-30% вместо прежних 15%. Новому осветительному материалу дали название “фотонафтиль”, или в поэтичном переводе на русский язык - “свет нефти”.

Однако несмотря на принятые меры результаты производственной деятельности все еще не могли удовлетворить учредителей. Никак не удавалось вывести завод на уровень рентабельности, да и качество осветительного материала оставляло желать лучшего. Нужен был новый подход.

На этот раз Василий Кокорев решил обратиться к помощи ученого мира Санкт-Петербурга. Он сделал весьма неожиданный шаг, пригласив в Сураханы не “столичных грандов химии”, а скромного приват-доцента Петербургского университета Дмитрия Менделеева. Этот молодой 29-летний ученый не имел до этого каких-либо значимых работ в области исследования нефти. В то же время им уже был написан курс “Органическая химия” (1861 г.), удостоенный Демидовской премии.

Впоследствии о своем первом нефтяном опыте великий ученый вспоминал: ” В 1863 г. В.А.Кокорев пригласил меня, тогда служившего доцентом в Санкт-Петербургском университете, съездить в Баку, осмотреть все дело и решить: как можно сделать дело выгодным, если нельзя, то закрыть завод… Тогда я в августе 1863 г. и был первый раз в Баку. С этого начинается мое знакомство с нефтяным делом”.

20 августа 1863 г. молодой ученый выехал из Санкт-Петербурга и в начале сентября 1863 г. прибыл в Баку. Всего лишь три недели провел Дмитрий Менделеев на Апшеронском полуострове, но именно они стали поистине решающими для дальнейшего развития российской нефтяной промышленности.

Увы, полной картины этих судьбоносных дней пока восстановить не удалось. В записных книжках ученого сохранились отдельные фрагменты его планов по работе в Сураханах, включая даже эскизы бурового инструмента. Тем не менее, можно сделать вывод, что в основном его деятельность была направлена на совершенствование технологического процесса перегонки нефти.

За три с половиной недели Дмитрий Менделеев с Василием Эйхлером провели целую серию опытных перегонок, включая вторичные разгонки полученных дистиллятов с отбором 50-градусных фракций. Все это позволило внести существенные изменения в конструкцию перегонных кубов и внедрить в производство проточные холодильники.

Весьма серьезным результатом стала разработка новой технологии очистки фотонафтиля. Дело в том, что после первичной перегонки нефти полученный керосиновый дистиллят содержал как непредельные углеводороды, так и кислотные и сернистые соединения. При хранении в железной таре он приобретал красный цвет, что объяснялось наличием в нем нафтеновых кислот, которые взаимодействовали с железом. При горении такого продукта возникал неприятный запах, коптящее, неустойчивое пламя не могло обеспечить достаточное освещение.

Поэтому ученые провели опыты по щелочной обработке керосина с последующим подкислением соляной кислотой для удаления следов щелочи. Затем они изучили действие серной кислоты на дистилляты при тщательном перемешивании. Вскоре удалось получить столь впечатляющие результаты, что даже через десять лет после завершения этих работ Дмитрий Менделеев писал: “…приемы переработки нефти, употребленные в прошлом десятилетии на Бакинском заводе, очевидно, ни от кого не заимствованные, могли быть поучительными для многих”.

Впоследствии Дмитрий Менделеев весьма лаконично подвел итог своей работы на Апшеронском полуострове: “…часть этих предложений вместе с г. Эйхлером была тотчас осуществлена, что и послужило к тому, что Сураханский завод стал давать доход, несмотря на то, что цены керосина стали падать”.

Среди многих новаторских идей Менделеева во время его пребывания на Апшероне следует отметить и предложение о замене ручного рытья колодцев бурением нефтяных скважин, что сразу получило одобрение Василия Кокорева. К сожалению, эти планы встретили яростное сопротивление со стороны единоличного откупщика промыслов Ивана Мирзоева.

10 ноября 1865 г. в адрес начальника Главного управления наместника Кавказа поступило письмо от уполномоченного Мирзоева. Он резко возражал против предоставления “Закаспийскому торговому товариществу” права бурения на 168 десятинах, находящихся между “главными источниками”, и просил Бакинскую казенную палату “восстановить на законном основании нарушенные права, воспрепятствовать торговому товариществу бурить нефтяные колодцы в черте откупа”.

Это окончательно привело учредителей “Закаспийского торгового товарищества” в ряды активных борцов за скорейшую отмену нефтяного откупа. Настойчивый голос Василия Кокорева все чаще звучит со страниц ведущих российских периодических изданий, а в докладных записках он стремится донести свою позицию до царственных особ, неизменно подкрепляя ее экономическими расчетами.

В частности, он пишет: “Препятствием к расширению завододействия служит существующий в крае откуп на нефть. Завод должен приобретать нефть от откупщика, платя за каждый пуд сырой нефти 45 копеек, а так как на пуд фотонафтиля потребно оной 2,5 пуда, то, следовательно, за сырой продукт, почти ничего не стоящий, надобно заплатить при самом начале завододействия 1 рубль 12,5 копеек”.

Первоначально поставки нового осветительного продукта в Центральную Россию не принесли учредителям “Закаспийского торгового товарищества” ожидаемого успеха. Так, первая партия фотонафтиля, привезенная в Москву в 1859 г. в количестве 700 пудов, продолжительное время не находила сбыта.

В 1862 г. Василий Кокорев и его партнеры приняли решение об участии “Закаспийского торгового товарищества” в работе Третьей всемирной выставки в Лондоне. Здесь и состоялось международное признание первого российского керосина - фотонафтиля. Жюри выставки высоко оценило качество продукции Сураханского завода и присудило ему серебряную медаль. Наряду с фотонафтилем товарищество в своей экспозиции представило и другие нефтепродукты: петролен, нефтагиль, нефтяную сажу, парафин.

В 1865 г. завод впервые принял участие во Всероссийской мануфактурной выставке, проводимой в Москве. В “Указателе Московской выставки русских мануфактурных изделий 1865 г.” об этом было сказано так: “Главным экспонентом минерального масла было “Закаспийское торговое товарищество “В.А.Кокорев и К°”. Им представлены образцы фотонафтиля, или бакинского керосина, в очищенном и неочищенном виде. Очищенный фотонафтиль был двух сортов: очистки 1864 г. и 1865 г. Фотонафтиль 1864 г. имел удельный вес 0,820, фотонафтиль 1865 г. - 0,815. Сравнивая эти два сорта между собой, нельзя не обратить внимания на особую чистоту последнего (очистки 1865 г.), он был белого цвета и чище привозного пенсильванского масла, при горении не давал никакого запаха. По ровности горения он не уступает лучшему пенсильванскому маслу… Фотонафтиль г. Кокорева известен в Москве и по Поволжью и конкурирует с привозимым пенсильванским маслом”.

Большая серебряная медаль Московской выставки 1865 г., присужденная фотонафтилю “Закаспийского торгового товарищества” “во внимание к важности производства минерального масла для России”, стала первой наградой для отечественных нефтепродуктов на всероссийских выставках.

Весной 1867 г. Сураханский нефтеперегонный завод стал участником Всемирной выставки в Париже. В “Указателе русского отдела Парижской всемирной выставки” о нем была приведена достаточно скупая информация:

“Фотонафтильный завод основан в 1859 г., перерабатывается ежегодно до 400 тыс. пудов нефти в 200 тыс. пудов фотонафтиля на сумму до 900 тыс. рублей. Рабочих - до 170 человек”. В ходе выставки в апреле-мае 1867 г. стенд товарищества неоднократно посещал Дмитрий Менделеев, который впоследствии в своей работе “О современном развитии некоторых химических производств в применении к России и по поводу Всемирной выставки 1867 г.” убедительно раскрыл перспективы развития отечественной нефтяной промышленности.

На очередную Всероссийскую мануфактурную выставку, проходившую с 15 мая по 15 июля 1870 г. в Санкт-Петербурге, товарищество вновь представило свою продукцию. В отчете об этой выставке можно найти следующие строки: “Бакинский завод Кокорева существует с 1857 г., производит до 150 тыс. пудов фотонафтиля и уже оказывает, несомненно, важные услуги, снабжая этим осветительным материалом приволжские губернии и простирая сбыты свои до центральных…”

Эта выставка принесла “Закаспийскому торговому товариществу” уже высшую награду - “право употребления на вывесках и изделиях изображения государственного герба… за приготовление из кавказской нефти осветительных масел весьма высокого качества, при обширном производстве на заводе, основанном при самом начале введения освещения минеральными маслами”.

Источник: Здесь

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница