Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Обсуждение ЗДЕСЬ

Зубаловы, семья - нефтепромышленники, меценаты, коллекционеры

Константин Яковлевич Зубалов

1828 - 1901

Константин Зубалов


В декабре 1872 года были проведены торги казенных нефтяных участков Апшеронского полуострова, для передачи их в частные руки. Все участки были разделены на группы (площадью по 10 десятин) и пронумерованы.
На Биби-Эйбате было всего 2 группы, XIX и XX, на которых было 25 нефтяных колодцев. XIX группу приобрели совместно Тагиев и Саркисов, ХХ группу - Джакели и Зубалов (Зубалашвили). Будучи родственниками (двоюродная сестра Константина Яковлевича Зубалова, Елена Георгиевна Зубалова была мамой Степана и Иосифа Джакели. К тому же Степан Джакели и Константин Зубалов были еще и в свойстве, т. е. женаты на сестрах Тумановых, Эмеренции и Елизавете), они учредили товарищество "К. Зубалов и С. Джакели", построили керосиновый завод.
В 1880 году товарищество было преобразовано в нефтепромышленное и торговое товарищество "С. и И. Джакели и Ко" с основным капиталом 500 тыс. руб. Управлял товариществом, по-видимому, Степан Джакели. Где то к 1885-86 гг. долги товарищества по векселям достигли 100 тысяч рублей. Чтобы избежать банкротства, векселя и имущество товарищества были заложены в банк - "Общество взаимного кредита" в Тифлисе. Членом совета этого общества до 1877 года был Степан Иванович Джакели. От лица и по решению пайщиков, с принятием на себя долгов и обязательств по выплате дивидендов пайщикам, в аренду у "Общества взаимного кредита" ХХ группу взял Константин Яковлевич Зубалов. А управлять всем делом в Баку он поставил своего сына Степана. Все это - где-то в 1885-86 гг.

26 марта 1901 г. К.Я.Зубалов умер.


Объявление в газете "Московские ведомости" за 05(18) апреля 1901 года


После его смерти наследство в равных долях перешло к четырем его сыновьям – Льву (Левану), Степану, Петру и Якову.

Степан скончался вскоре после отца. Яков обосновался в Париже, Петр - в Швейцарии, а Лев, живший в Москве, осуществлял руководство всем промыслом с помощью Зубаловских Контор в Баку, Тифлисе и Москве, переводя братьям и дяде, жившем во Флоренции, их долю прибыли.

Степан Константинович Зубалов

1860 - 1904

Степан Константинович Зубалов


Долгое время (период с 1888г. по 1894г. можно назвать с уверенностью) жил в Баку, управляя делами Бакинской частью фирмы Зубаловых.
Интересны его сохранившиеся письма, написанные брату Льву Константиновичу, живущему в Москве и руководящему финансовыми делами фирмы. В них, в частности, идет речь и о конфликте, имевшем место быть между Зубаловыми и бывшими компаньонами по фирме "Зубаловы и бр. Джакели".
Умер С.К. Зубалов 14 сентября 1904 года в Париже, после непродолжительной болезни, вскоре после смерти отца.

Петр Константинович Зубалов

1862 - ?

Петр Константинович Зубалов

В 1889г. окончил Горный институт в Петербурге.
В 1892г. возведен в чин титулярного советника.
В 1895г. состоял по Главному горному управлению. с откомандированием в распоряжение нефтепромышленного торгового т-ва "С.И.Джакели и Ко".
Затем он переезжает в Швейцарию.


Яков Константинович Зубалов

1876 – 1941

Яков Константинович Зубалов


В Лувре на стене одного из залов можно увидеть мраморную доску, на которой высечены имена знаменитых или щедрых дарителей сокровищ искусства, собранных в этом музее Франции и Мира. Есть там и имя Якова Зубалова.
В парижском Малом Дворце, находящемся у моста Александра Третьего, один из залов называется «Зубаловским залом.»

Собственные именные залы, которые он (Яков Зубалов)мог бы иметь не только в Лувре, но и в каждом из других национальных музеев Парижа, он не захотел создать, вполне справедливо считая, что это противоречит музеографическому методу. Ибо, как полагает господин Зубалов, музей – это не только собрание коллекций, но и учебное заведение.

Поэтому, если в музеях не хватало произведений из определенных серий картин, скульптур, золотых или серебряных изделий, которые музей не мог приобрести в силу финансовых ограничений, или даже если не хватало целой серии произведений, господин Зубалов щедро дарил их музеям, принося извинения за то, что не может сделать большего.
Вместе с тем, как это часто случается и, к сожалению считается нормальным, на карточках к произведениям искусства забывают указать имя дарителя. Так это произошло и в этом случае.»

(из франц. прессы 1940-ых г.г.)

Последние годы жизни он провел в большой нужде, в связи с чем дирекции Лувра и Малого Дворца оказали ему единовременную небольшую материальную помощь.

Скончался Яков Константинович в 1941 году и похоронен на кладбище Неий сюр Сен. Цела ли его могила, узнать пока не удалось.


Лев (Леван) Константинович Зубалов

1851 (1853?) – 1914


Лев Константинович Зубалов

Старший сын К.Я.Зубалова.
Дворянин, проживал в Москве по Тверскому бульвару в доме Ланской.
Осуществлял общее руководство фирмой «Наследники К.Я.Зубалова».

В 1892г. вместе с отцом, Константином Яковлевичем, построил на западной окраине Калчуги, расположенной на берегах речки Медвенки, свою знаменитую усадьбу.

Л.К. Зубалов был человеком со странностями и страдал ярко выраженной манией преследования. Именно по этой причине первое, что он сделал – окружил свой участок высокой кирпичной стеной, а несколько кирпичных домов, которые он там возвел, своей архитектурой больше напоминали средневековые замки, способные выдержать многомесячную осаду. Однако и забор из красного кирпича с крытыми черепицей башенками, и дома с островерхими крышами делали усадьбу-замок необычайно красивыми.


Дача в Зубалово


(Вскоре после революции, в 1919 году, Зубалово сделалось загородной резиденцией И.В. Сталина и А.И. Микояна. Сталин жил и работал здесь вплоть до 1932 года, когда перенес свой подмосковный кабинет на Ближнюю дачу в Кунцеве. Другой, побольше, заняли Микоян с Ворошиловым. Затем к ним присоединили и маршала Шапошникова.
Эта история усадьбы Зубалово подробно отражена в книге дочери вождя Светланы Аллилуевой "Двадцать писем к другу"[1].

Позаботился нефтепромышленник и о шоссе, соединившем Зубалово с железнодорожной станцией Одинцово.

Впрочем, современники на чудачества Зубалова смотрели более чем снисходительно хотя бы потому, что масштабы его благотворительной деятельности были весьма заметны даже по столичным масштабам.

Например, именно он финансово поддержал художника В.М. Васнецова, в период работы над знаменитой картиной «Богатыри», которую тот писал в Усово.

В Москве существует роскошный дом, приобретенный Зубаловыми у железнодорожных магнатов фон-Дервизов и превращенный ими некогда в "пещеру Али-Бабы" по множеству собранных там драгоценных коллекций. Это дом под № 6 по Садово-Черногрязской улице, близ Красных Ворот. Дом отгорожен от улицы массивной оградой, спроектированной в 1911 году тем же зодчим Н.Н. Чернецовым, который строил поместье над Медвенкой.

«В 1880-х годах Лев Константинович вошел в среду русских купцов-собирателей и скоро его коллекция стала соперничать со знаменитыми собраниями Щукиных, Рябушинских и Морозовых...

Приобретение Львом Константиновичем у Дервиза при покупке дома небольшой коллекции немецкого фарфора послужило толчком к его новому увлечению. Он страстно начал собирать фарфор и вскоре, кроме редкостных чашек с портретами греческих философов, статуэток и ваз, приобрел уникальную коллекцию немецких фарфоровых фигурок завода Франкенталь, а также сервиз в китайском стиле, расписанный фантастическими драконами и выполненный на заказ знаменитой фабрикой Майсене…
С конца 1890 годов Л.К.Зубалов, как и многие московские купцы, увлекся древнерусским искусством. Он приобрел часть собрания икон Н.М.Постникова. Торговцы и собиратели икон направляли к дому Зубалова подводы, груженные русскими и византийскими иконами, церковными облачениями, крестами и утварью. По мнению художественных критиков коллекция Зубалова содержала «иконы первоклассного достоинства.»

За 30 лет дом Зубалова превратился в сказочную пещеру Али-бабы.
Но, пожалуй, самым необычным увлечением хозяина особняка, было коллекционирование карет, экипажей и кабриолетов. Им был отведен каретный сарай…»

(В 1918г. московский особняк Зубаловых был подарен Румянцевскому музею и стал его филиалом. Однако в качестве филиала Румянцевского музея просуществовал дом недолго.
В двадцатых годах Зубаловская коллекция, как и ряд других знаменитых коллекций, оказалась раскуроченной во исполнение ленинского девиза: «Искусство принадлежит народу." Комиссией Наркомпроса, распорядившейся зубаловским наследием, часть произведений искусств была отправлена в комиссионные магазины Москвы на продажу, другая часть распылена по стране в Дома культуры и районные музеи и кое-что сохранено в музеях Москвы.)

С началом Первой мировой войны Л.К. Зубалов организовал три частных благотворительных госпиталя за свой счет. Хлебобулочные и кондитерские изделия в зубаловские госпитали поставлял сам Филиппов. В одном из них, расположенном в усадьбе, работал врачом хозяин соседнего села Петрово-Дальнее князь А.В. Голицын, позже лечивший в США композитора С.В. Рахманинова.

В декабре 1914 года Л.К. Зубалов умер

Могила Левана Константиновича вместе с кладбищем Скорбященского монастыря уничтожена. Аналогичная участь постигла зубаловские могилы и в Грузии.


Лев Львович Зубалов

Наследовал и продолжал дело отца.
Стал еще и книгоиздателем. Издания Л.Л. Зубалова пользовались большой популярностью в обеих столицах.


Бакинский дом наследников К.Я. Зубалова

Адрес: Баку, ул. Николаевская 3. тел. 5-83.
(Сведения взяты из справочника Шапсовича "Баку и его район" 1913г)

Дом и контора наследников К.Я. Зубалова (1906).


Внутренний двор дома Зубаловых


Вид с балкона бакинского дома наследников К.Я. Зубалова (1906).


Контора в доме наследников К.Я. Зубалова (Баку, 1906)

Благотворительная деятельность Зубаловых

Все поколения Зубаловых были католиками, людьми глубоко верующими.
Всю свою жизнь Зубаловы строили, ремонтировали, реставрировали и оснащали церкви, оказывали помощь монастырям, церковнослужителям и монашествующим на территории России и за ее пределами.


  • В 1870 г. при содействии семьи Зубаловых в Тбилиси был построен костел Св. Апостолов Петра и Павла. Строительство шло под неустанной опекой К. Зубалашвили.
  • В Лурде (Франция) в 1897г. на средства Зубаловых была построена «Часовня скорби», здание солидное, двухэтажное, с двумя колоннами по обе стороны от центрального входа. Второй этаж имеет шесть окон-витражей. Его венчает высокий купол с крестом, на котором укреплено рельефное распятие.

На обеих боковых стенах высечен текст.
Слева – на французском:

«В знак своей признательности Константин Зубалов и его сыновья Леон, Степан, Пьер и Жак, объединенные любовью к их покойной супруге и матери Елизавете, урожденной княжне Тумановой, возвели и оборудовали эту часовню. Тифлис,1 ноября 1897 год.»

Справа – на латыни:

«Господь хранил все и светильник Его над головой моею… Был Всемогущий со мной и скала источала для меня ручьи елея. Баку, 1 ноября 1897 г.»
  • В 1898г. в Батуми при финансовой поддержке братьев Зубаловых, которые в тот период находились в Баку, был построен Кафедральный собор Пресвятой Богородицы. Эту церковь они начали строить в честь своей матери Варвары Тумановой (Туманишвиоли).


Документы, связанные с жизнью и деятельностью семьи Зубаловых


  • Некоторые данные о благотворительных расходах по Баку, занесенные в одну из кассовых книг Московской Конторы между 1900-1919 г.г.:


Бакинскому Благотворительному обществу – 100р.
Католическому приходу – 100р.
Католическому благотворительному обществу –100р
ОСВОДу – 100р.
Благотворительному обществу «Ясли» – 100р.
Еврейскому благотворительному обществу – 100р.


Подобных записей в книгах множество.


  • О зубаловских госпиталях, созданных во время 1-ой мировой войны


    • ИСПРАВЛЯЮЩИЙ ДОЛЖНОСТЬ МОСКОВСКАГО ГОРОДСКАГО ГОЛОВЫ

Августа 26 дня, 1914 года

Милостивый Государь Левъ Константиновичъ,

Московская Городская Дума, заслушав в собрании 19 сего августа заявление мое о пожертвовании Вами на нужды войны 450.000 рублей, из числа которых 200.000 поступают Московскому Городскому Общественному Управлению на оборудование госпиталя для больных и раненых воинов в помещении, безвозмездно предоставляемом Вами городу в доме по Николо-Ямской улице, единогласно постановила:

Принести Вам глубокую благодарность Московскаго Городскаго Управления за Ваше щедрое пожертвование на военно-санитарные нужды. Сообщая о таком постановлении Городской Думы, пользуясь случаем просить Вас, милостивый Государь принять уверение в совершенном моем почтении и глубокой преданности.

(Подпись)


    • Его Высокородию Л.К. Зубалову

Московское Городское Общественное Управление.
Организация помощи раненым и больным воинам.

Августа 23 дня 1914 года
Яузская больница.


Врачу, заведующему госпиталем в доме Зубалова, Ф.И. Березкину

Городская Управа уведомляет Вас, что в соединенном Совещании гласных и городской Управы по мероприятиям, вызванным войной 1914 года, Попечителем в заведуемый Вами госпиталь назначен Левъ Константиновичъ Зубаловъ.


    • 2 мая 1915 г.

Главному врачу Зубаловского Одинцовского госпиталя

Глубокоуважаемый Александр Владимирович,

При сем посылаю меню обеда для раненых, принятого в нашем госпитале в Москве и одобреннаго покойным моим мужем. Прошу Вас согласно его желанию впредь по возможности придерживаться такового.

Кроме того, считаю нужным напомнить, что покойный Лев Константинович неоднократно высказывал желание, чтобы деньги из пожертвованного им капитала, расходовались не только на чисто лечение, но и другие нужды солдат как-то одежду при выписке.

Уважающая Вас
О.И. Зубалова


М Е Н Ю.

О Б Е Д

Котлеты с макаронами
Яблочный мусс
Щи свежие или кислые
Крупиник
Разсольник с мясом
Котлеты с кашей
Горох с мясом
Борщ с мясом
Каша пшенная
Вермишель с мясом
Щи кислые с мясом


У Ж И Н

Мясо с кашей
Щи свежие с мясом
Котлеты с отвар. картоф.
Разсольник с мясом
Печенка жареная
Горох с мясом
Борщ с мясом
Котлеты с рисом
Вермишель с мясом

Чай и хлеб ржаной.


К этому документу надо дать примечание: по книге «Расходов по Московскому дому» за 1914-1917 годы, можно обнаружить, что все продукты Зубаловские госпитали получали из лучших магазинов Москвы. К примеру, хлебо-булочные и кондитерские товары госпиталям поставлял Филиппов.


Россия была страной частных собраний. Последними исследованиями установлено, что их было не менее двух тысяч. В указателе приведены фамилии и инициалы коллекционеров, персоналии которых помещены в Словаре (Размышления о судьбах российских коллекционеров)


Зубалов К.Я.

Зубалов Л.К.
Зубалов Л.Л.
Зубалов Я.К.
Зубалов Л.К.

Зубалова О.И.


  • Документы 1918г.
    • Документ первый.

Господину Председателю 21 участковаго по подоходному налогу Присутствия в Москве.
От Ольги Ивановны Зубаловой, живущей в
Москве по Черногрязской Садовой в д.6.


И З В Е Щ Е Н И Е.

Я не имею до сего времени из г. Баку с арендуемаго мною нефтепромысла, главнаго источника моих доходовъ, в виду происходящих в Баку и окрестностях кровавых беспорядковъ и смуты необходимых мне известий, а потому и лишена возможности своевременно, к 15 мая представить заявление о моем доходе за 1917 год.

О.И.Зубалова

Москва, 15 мая 1918 г.


    • Документ второй.

Господину Председателю 36-го участковаго по подоходному налогу Присутствия в Москве.
От Ольги Ивановны Зубаловой, живущей в
Москве по Черногрязской Садовой 6.


И З В Е Щ Е Н И Е.

Получив сего июля Ваше напоминание от сего же июля за № 649-27 имею честь сообщить следующее.

Еще 15 мая сего года я уже доводила до Вашего сведения, что в силу беспорядков в г.Баку, я не имела оттуда необходимых сведений съ нефтянного промысла, главнаго источника моего дохода, и потому не могла представить Вам своевременно заявление о моем доходе за 1917 год.
После того я получила из Баку известие, что дело мое национализировано со всем движимым и недвижимым инвентарем и всею денежною наличностью находившеюся там на моих текущих счетах в Банках и Кассе.
Дальнейших сведений из Баку не поступало.

Вследствие вышеизложеннаго я лишена возможности в данное время представить Вам мое заявление о доходах за 1917 год.

Ольга Ивановна Зубалова

Москва 20 июля 1918 года.


    • Документ третий.

В УЧЕНУЮ КОЛЛЕГИЮ МОСКОВСКАГО И РУМЯНЦЕВСКАГО МУЗЕЯ О.И. и Л.Л. Зубаловых

З А Я В Л Е Н И Е.


Прилагая при сем чекъ О.И.Зубаловой от 5 ноября 1918 года за № 023414 Азовско-Донского Коммерческаго Банка на сумму триста пятьдесят тысяч рублей, мы просим Румянцевский музей принять эту сумму на расширение музея в дополнение к уже пожертвованными нами в 1917 году сто пятидесяти тысячамъ рублей въ связи съ переданными нами тогда же художественными коллекциями покойнаго Л.К.Зубалова.
Употребление этих денег как переданных музею въ связи съ пожертвованными коллекциями должно быть производимо с нашего согласия.

О.И.Зубалова Л.Л.Зубалов

Москва, 5 ноября 1918 года.


    • Документ четвертый


В УЧЕНУЮ КОЛЛЕГИЮ МОСКОВСКАГО И РУМЯНЦЕВСКАГО МУЗЕЯ О.И. Зубаловой


З А Я В Л Е Н И Е.

Прилагая при сем чек от 5 ноября 1918 года за № 912424-10 на сумму СТО ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ Московской Конторы Государственного Банка, я прошу Румянцевский музей употребить эти деньги на содержание Филиального Отделения Московского и Румянцевскаго музея, находящегося в доме № 6 по Черногрязской Садовой

О.И.Зубалова

Москва, 5 ноября 1918 года.


    • Документ пятый.

В СЧЕТНО-ЗЕМЕЛЬНЫЙ ЖИЛИЩНЫЙ ОТДЕЛ

З А Я В Л Е Н И Е

В ответ на повестку от 16 октября с.г. имею честь объяснить, что мой бывший особняк по Черногрязской Садовой за № 6 не находится в моем владении, а состоит в распоряжении Государственнаго Московскаго Румянцевскаго Музея, поместившаго в нем свое филиальное отделение.

Москва 18 октября 1918 года.

Ольга Ивановна Зубалова


Это был один из последних документов Московского Зубаловского архива.


Примечания:

  1. Да, представь себе, милый мой друг, что у нас был некогда совсем иной дом, - веселый, солнечный, полный детских голосов, веселых радушных людей, полный жизни. В том доме хозяйствовала моя мама. Она создала тот дом, он был ею полон, и отец был в нем не бог, не "культ", а просто обыкновенный отец семейства.
    Дом этот назывался "Зубалово", по имени его старого, дореволюционного владельца, и находится он сейчас от меня здесь в двух километрах, недалеко от станции Усово. Там мои родители жили с 1919 года по 1932, до маминой смерти. А позже отец не мог оставаться ни там, ни в старой городской квартире - он переменил квартиру в Кремле (в ней жили уже только мы, дети), и построил себе новую дачу, Ближнюю, в Кунцево. А дети, родственники (пока их не разогнали и не арестовали), дедушка с бабушкой, - все мы оставались по-прежнему на лето в Зубалове. (Письмо второе)

    Солнечный дом, в котором прошло мое детство, принадлежал раньше младшему Зубалову, нефтепромышленнику из Батума. Он и отец его, старший Зубалов, были родственниками Майндорфа, владельца имения в Барвихе, и сейчас там, над озером, стоит его дом в готическом немецком вкусе, превращенный в клуб.
    Майндорфу принадлежала и вся эта округа, и лесопилка возле Усова, возле которой возник потом знаменитый птичий совхоз "Горки II". Станция Усово, почта, ветка железной дороги до лесопилки (теперь запущенная и уничтоженная), а также весь этот чудный лес до Одинцова, возделанный еще лесником-немцем, с сажеными еловыми аллеями по просекам, где ездили на прогулки верхом - все это принадлежало Майндорфу.
    Зубаловы же владели двумя усадьбами, расположенными недалеко от станции Усово, с кирпичными островерхими, одинаковой немецкой постройки, домами, обнесенными массивной кирпичной изгородью крытой черепицей.
    А еще Зубаловы владели нефтеперегонными заводами в Батуме и в Баку. Отцу моему, и А. И. Микояну хорошо было известно это имя, так как в 900-ые годы они устраивали на этих самых заводах стачки и вели кружки.
    А когда после революции, в 1919 году, появилась у них возможность воспользоваться брошенными под Москвой в изобилии дачами и усадьбами, то они и вспомнили знакомую фамилию Зубаловых. А. И. Микоян с семьей и детьми, а также К. Е. Ворошилов, Шапошников, и несколько семей старых большевиков, разместились в Зубалове-2, а отец с мамой - в Зубалове-4 неподалеку, где дом был меньше.
    На даче у А. И. Микояна до сего дня сохранилось все в том виде, в каком бросили дом эмигрировавшие хозяева. На веранде мраморная собака - любимица хозяина; в доме - мраморные статуи, вывезенные в свое время из Италии; на стенах - старинные французские гобелены; в окнах нижних комнат - разноцветные витражи. Парк, сад, теннисная площадка, оранжерея, парники, конюшня - все осталось, как было. И так приятно мне всегда было, когда я попадала в этот милый дом добрых старых друзей, войти в старую столовую, где все тот же резной буфет и та же старомодная люстра, и те же часы на камине. " (Письмо третье)


Составлено Jonka 15:12, 5 декабря 2009 (UTC)

Источник:
Здесь и множество др. статей, найденных в интернете.

Мы благодарим администратора сайта "Грузия" Нукри Башарули за любезное разрешение использовать материалы, опубликованные на их сайте.

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница