Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Ирецкая-Акцери Наталья Константиновна

Natalya Iiretzky-Aktcery.jpg

Оперная и Камерная Певица, Вокальный педагог

Наталья-младшая родилась 23 марта 1874 года в Баку. [1] Русского дворянского рода.
Род Ирецких внесен в III часть родословной книги Тверской губернии (Гербовник, VII, 115).

Отец - Константин Александрович.
Мать - Наталья Александровна.

Семья была высокообразованной и очень музыкальной.
Дома в Баку, где Наталья-младшая родилась и выросла, она с раннего детства выказывала прекрасные музыкальные способности и проявила тягу к музыке.
Поэтому отец отправил  ее в Петербург учиться именно музыке, под присмотр к своей сестре, Наталье Александровне Ирецкой - известной певице и педагогу консерватории. [2]
Наталья Александровна не только присматривала за племянницей, но позже и удочерила ее.
Наталья-младшая поступила в Петербургскую консерваторию, где одновременно занималась по классу фортепиано у профессора Софьи Александровны Малоземовой и классу вокала у своей тети.
"Оглянуться на годы учебы в консерватории — это значит увидеть целую галерею знаменитостей, окунуться в блестящие страницы музыкальной жизни Петербурга.
В доме своей тети Наталья имела возможность видеться и беседовать с Антоном Рубинштейном, Петром Чайковским и др.
Рубинштейн был в доме Ирецкой завсегдатаем, и еще теперь памятно певице, что великий музыкант самолично сопровождал танцевальные упражнения детей — для того, чтобы слух не портился от игры тапёра.
Чайковский приносил в дом Ирецкой свои романсы и, слыша исполнение их хозяйкой, всегда удивлялся, что это он написал такую чудесную музыку.
Но не только музыка царила в салоне Ирецкой: там бывал Достоевский; хорошо помнит г-жа Акцери и Апухтина. Детство было началом таких блестящих воспоминаний..."

Окончив курс консерватории в 1900 году, молодая певица (лирико-колоратурное сопрано) уехала в Милан, где в течение трех лет (в 1900-1903) совершенствовалась в искусстве пения у непревзойденной Дезире Арто.

"По окончании Петербургской консерватории Наталья уехала в Милан, где сам великий Верди проходил с ней «Аиду» и Джильду из «Риголетто». Творчество Верди было тогда уже на закате, но он был еще полон сил своим последним произведением — «Фальстафом», так и оставшимся после его смерти непонятым и почти непризнанным.
После Италии последовала Франция, и в парижском салоне мадам Арто молодая певица познакомилась с Полиной Виардо, Дебюсси, Сен-Сансом и Масене. Для Дебюсси она должна была всегда петь Мусоргского — он бредил им и жил им."

По возвращении в Россию Наталья Константиновна была принята в труппу Московского Большого театра. Ее дебютом в 1903 году стала партия Джульетты  в опере «Ромео и Джульетта» Ш.Гуно.  

Но уже в сезоне 1904 года она выступала в «Новой опере» — театре Петербургской консерватории, где в последующие годы  спела ряд партий: Людмила («Руслан и Людмила»), Марфа («Царская невеста»), Снегурочка («Снегурочка»); Розина («Севильский цирюльник» Дж. Россини), Джильда («Риголетто»), Лакме, Деспина («Так поступают все женщины»), Церлина («Фра-Дьяволо, или Гостиница в Террачине»), Филина, Маргарита Валуа, Мюзетта («Богема»), Манон, Микаэла.
Среди партнеров по сцене — выдающиеся певцы времени О. Камионский, Н. Фигнер, М. Долина, К. Дорлиак, Н. Кедров, М. Чупрынников.

Прекрасный голос, великолепная школа и продуманная сценическая игра певицы помогли ей снискать значительный успех в среде петербургских меломанов. Ее музыкальные интересы были обширны, и, кроме оперной музыки, она великолепно исполняла и камерные сочинения.

Певица нередко выступала в камерных и симфонических концертах, исполняя сольные партии в кантатах И. С. Баха, симфонических поэмах Ф. Листа, М. Мошковского, в квартетах И. Брамса.
Она пела в ансамбле с К. Дорлиак, Н. Кедровым, М. Чупрынниковым.

Чтобы широкой публике было легче отличать Наталью (Константиновну) Ирецкую от Натальи (Александровны) Ирецкой, был найден простой и остроумный выход: Наталья Константиновна к основной фамилии прибавила анаграмму, и стала Ирецкой-Акцери.

Пробыв три года в «Новой опере», г-жа Акцери решила окончательно бросить оперу и всецело отдаться концертному пению.
Десять лет, с 1904 по 1914 год, проведены в бесконечных турне - Россия, Англия, Франция и Германия.
Н. Акцери гастролировала с концертами по России и Туркменистану вместе с М. Долиной.

Авторитет Н. Ирецкой-Акцери был очень высок в артистической и педагогической среде.
Не случайно, в 1910 году, она была приглашена в Петербургскую  консерваторию, где работала в течение 13 лет (с 1910 по 1923 год): сначала была преподавателем, с 1913 стала старшим преподавателем, а в 1917 году была избрана профессором консерватории.
Учениками Акцери были М. Елизарова, К. Аленева, В. Емельянова, Н. Зайцева и др.
В 1923 году профессор Н. Ирецкая вместе со своей ученицей В. Емельяновой выступала в Риге с концертной программой «История русского романса».

Профессионализм профессора Н. Ирецкой-Акцери высоко ценил Александр Глазунов - директор консерватории.
По его просьбе Ирецкая-Акцери стала автором  и разработчиком программы вокального образования в консерваториях СССР.
По окончанию этой работы, осенью 1923 года, профессор испросила 8-месячный отпуск, фактически, на один учебный год, и уехала за границу, как объясняла, для лечения.
В Петроград она больше не вернулась, направилась во Францию, сделав неудачную попытку  устроиться на работу в Парижской Русской консерватории.
"Над составлением этих программ, — рассказывает проф. Н.К. Ирецкая-Акцери, — я работала с мая по сентябрь 1923 года. Закончив эту работу, я уехала за границу в 8-месячный отпуск, который затем продлила. Вернуться... мне до сих пор не удается, так как врачи находят петербургский климат для меня вредным и не разрешают мне туда ехать.
В Париже, где я было поселилась, ко мне явилась бывшая моя ученица г-жа А. Вальман и предложила мне приехать в Ригу в качестве преподавательницы в ее школу пения.
Перспектива живой и деятельной работы соблазнила меня. К тому же виды на открытие и существование русской консерватории в Париже не казались блестящими..."

В конце 1924 года, по предложению своей бывшей ученицы по Петроградской консерватории, А. Вальман-Крумини, профессор Ирецкая-Акцери переехала в Ригу.

Из архивных документов известно, что через год, в декабре 1925 года, Н. Ирецкая вышла замуж.
Об этой стороне ее жизни ничего не известно. Те же архивные документы только сообщают, что Наталья Ирецкая и Эмилс Годиньш в 1932 году этот брак расторгли...

В мае 1928 года газета «Сегодня вечером» опубликовала небольшую заметку: "Три года тому назад из Парижа в Ригу приехала... проф. Петербургской консерватории Наталия Константиновна Ирецкая-Акцери — один из наиболее значительных авторитетов России в области вокального искусства.
Незадолго до отъезда Наталии Константиновны из СССР ей поручили разработать программы вокального образования для русских консерваторий. Задача эта Наталией Константиновной была выполнена с таким успехом, что совет консерватории счел нужным поблагодарить Наталию Константиновну специальным письмом всех его членов во главе с А.К. Глазуновым.
В письме этом... программы квалифицируются как исключительно удачно составленные и называются «энциклопедией музыкально-вокальной литературы».
В начале своей деятельности в Риге певица действительно преподавала в частной вокальной студии А.Вальман-Крумини, но эта работа не устраивала ее по ряду причин.  
Студия видела свою задачу в обучении вокалу широкого круга желающих, а профессор Ирецкая стремилась к подготовке будущих профессиональных певиц.
Более близкой к ее устремлениям оказалась педагогическая деятельность в Народной консерватории Елгавы, где ей, по ее собственному утверждению, помогала ее ученица с петербургских времен, Нина Кариус, которая и сама впоследствии стала замечательной певицей и педагогом.
На непродолжительное время, Н.К. Ирецкая приняла также  приглашение Эдуарда Смильгиса заняться постановкой голоса актеров Латышского художественного театра (Dailes teātris)..."

Н.К. Ирецкая: “Школа г-жи Вальман меня не удовлетворила в смысле постановки дела. Я ушла из нее.
Постепенно у меня подобрался ряд очень серьезно и вдумчиво относящихся к делу учениц, работающих с таким рвением, что я нашла возможным следующий экзамен устроить публичным.
Работа в Риге, однако, не ограничивается преподаванием в моей студии. Вскоре меня пригласили в Художественный театр (Дайлес-театр), где я должна была поставить артистам голоса. Там я работаю все эти три года, и работа эта, благодаря атмосфере любви к искусству, в которой она протекает, доставляет мне много удовольствия”.

Через несколько лет Н.К. Ирецкая открыла в Риге собственную вокальную студию. Ежегодно ее посещали 40-45 учениц.
Эти цифры свидетельствуют и о популярности самого педагога и о моде на уроки пения в Риге в 1930-е годы, учитывая, что высокопрофессиональных педагогов в то время в городе было достаточно много.
Педагогическая деятельность Н.К. Ирецкой в Риге была весьма заметна и значительна, так как она воспитывала, обучала пению молодых латвийских певиц, а также консультировала профессиональных артистов в период подготовки ими оперных партий и концертных программ.
Из статьи в газете «Сегодня вечером»: "Рига приятно поразила г-жу Акцери своей музыкальностью и любовью к искусству. Огромная песенная литература латышей служит, по мнению профессора, лучшим доказательством природной музыкальной восприимчивости и чуткости. Это объясняется главным образом тем, что латыши обладают прекрасным голосовым материалом и в силу этого являются уже по природе своей певцами. Особенно обрадовала поэтому г-жу Акцери возможность работать в Художественном театре и его студии.
Достижения свои с частными ученицами г-жа Акцери теперь выносит на суд публики."

Из года в год, после отчетных концертов учениц школы Ирецкой, независимо от степени одаренности учениц, критики отмечали у них хорошую профессиональную выучку.
В работе ей помогали высокопрофессиональные и терпеливые концертмейстеры – пианисты Я. Сухов и Б. Демант.
Газета «Сегодня вечером» в № 700 сообщала об открытом экзамене 15 воспитанниц Н.К. Ирецкой-Акцери в зале Латвийской консерватории. Отмечена прекрасная школа. У всех учениц хорошее дыхание, отличная фразировка, ровные верха, без крикливых нот, и развито чувство ритма.
У рояля талантливый И. А. Сухов в полной мере своей художественности и чутким аккомпанементом способствовал успеху интересного вечера. Одним словом, г-жа Ирецкая может гордиться достигнутыми ею успехами.
Среди учениц Н.К. Ирецкой в Латвии - Херта Лусе, солистка Национальной Оперы; Таисия Трифонова-Васькова, концертная певица и педагог. [3]

Ireckaja2..JPG

Рига стала для Натальи Константиновны Ирецкой — Акцери не только мирным приютом, вторым родным домом, но и местом вечного упокоения.
Умерла Наталья Константиновна 3 июля 1940 года и похоронена на старейшем рижском Православном Покровском кладбище. [4]
Спустя полгода, 5 января 1941 года, силами ее коллег и бывших учеников, в консерватории состоялся концерт памяти замечательной русской певицы и педагога.

Усилиями Пушкинского общества Латвии в 2002 году полностью востановлена могила Н.К. Ирецкой — Акцери "Блаженны чистые сердцем. Учителю и другу" (памятник фирмы А. Фольц, сектор Ж, № 3)



Примечания:

  1. Во многих статьях указывается год рождения 1879-й. Оказывается, в 1925 году при получении в Латвии удостоверения личности, Наталия Ирецкая-Акцери намеренно указала неверную дату рождения - 1879 год, сделав себя моложе на 5 лет.
  2. [1]
  3. [2]
  4. [3]



Информация - материалы из открытых источников в Internet'е.


Пользуетесь сведениями данной публикации ? Не забудьте дать ссылку на сайт "Наш Баку" ! Обязательно !!!




--Sibor 16:32, 14 сентября 2015 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница