Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Истории старого Баку. Почти по Гиляровскому

Афтафа из Курска

Бакинская управа считалась одной из самых богатых городских управ России. Городской голова в Тифлисе – административном центре Кавказа, где находилась резиденция наместника, - получал ежегодно 4 тысячи рублей жалования, а бакинские миллионеры из хвастовства перетянули к себе из Курска в качестве городского головы Раева, прельстив его жалованьем в 20 тысяч рублей. Для сравнения заметим, что в Петербурге, столице империи, даже чиновники самого высокого ранга получали не более 15 тысяч рублей. Кичливая щедрость «отцов города» служила неистощимым объектом насмешек фельетонистов.

Раев потянул за собой земляков из Курска, устанавливая для них высокие оклады. Все, что требовалось городскому хозяйству, заказывалось курским заводчикам. Однажды на заседании городской думы зашла речь о санитарном состоянии общественных туалетов. Решили установить в них традиционные на Востоке кувшины для подмывания – афтафы. Слово взял гласный думы Кербалай Исрафил Гаджиев. «Господин Раев, - сказал он, - хорошо было бы заказать афтафу на одном из заводов в Курске. И, кстати, вот уже четыре месяца, как скончался шейхульислам, мусульмане остались без духовного пастыря. Может, вы выпишите из Курска нового шейха?...»


Плов с опием

Одним из самых популярных заведений на Куба-мейданы был ресторан Гасана Первого под названием «Ислам». Правда, в то время лавки, магазины, рестораны больше знали по имени владельцев, нежели по названиям. Гасана благодарные клиенты торжественно нарекли Первым, признав его превосходство над всеми остальными кулинарами города. В этом заведении с утра до позднего вечера толпился народ.

Блюда, которые подавали здесь, имели неповторимый вкус, и отведавший стряпню Гасана Первого становился его постоянным посетителем. В ресторан приезжали даже из окрестных поселков, с промыслов – Сабунчи, Сураханы, Раманы, Биби-Эйбата, из Черного города. Здесь назначались деловые встречи купцов, прасолов, коммерсантов разного рода. Одноколки, пролетки, фаэтоны выстраивались в ряд по обеим сторонам ресторана.

Однажды клиенты, приехавшие на обед, с удивлением обнаружили, что ресторан «Ислам» закрыт. Поднялся шум-гам, бросились искать Гасана Первого. Работники ресторана в недоумении разводили руками, мол, нам самим ничего неизвестно. Так закончилось существование этого популярного ресторана. Впоследствии один из подручных Гасана рассказывал, как тот готовил знаменитые блюда. Все нарезали, шинковали, очищали и, когда оставалось лишь разложить мясо и зелень по кастрюлям, горшкам, сковородкам, Гасан Первый выпроваживал всех из кухни.

Войти разрешалось, когда все уже стояло на огне. Оказывается, хитрый владелец ресторана примешивал к пряностям незначительное количество опия. Потому-то отведавшего эти блюда неудержимо тянуло попробовать их вновь. А Гасан нажил на этом большие деньги. Происходил Гасан из иранского города Зенджан. (Многие зенджанцы работали в Баку пекарями.) Заработав деньги, он так же неожиданно, как и появился, исчез. По всей вероятности, отправился обратно на родину.


Драгоценный генерал

На первом этаже дома Ашумова по Ольгинской улице размещался большой ювелирный магазин братьев Алиевых «Джавахир» («Драгоценность»). Они продавали изделия из золота, серебра, платины: кольца, серьги, браслеты, медальоны, ожерелья, перевязи, пояса. Все это было украшено драгоценными камнями – рубинами, сапфирами, изумрудами, топазом, жемчугом, инкрустировано перламутром. Мужчин привлекали серебряные пояса, золотые табакерки, дорогие трости… С этим магазином связан интересный случай.

Осенним днем в магазин заглянул генерал в сопровождении двух полковников. В Баку генералы на улицах появлялись не столь уж часто, а потому ювелиры и продавцы засуетились. Усадили его в мягкое кресло, спросили, что бы господа хотели посмотреть. Один из полковников сказал, что генерал хочет выбрать для супруги подарок.

Ювелиры уставили стол шкатулками с драгоценностями – тут тебе и бриллианты самой чистой воды, и изумительные рубины, жемчуга, топазы. Полковники отобрали самые ценные украшения, о чем-то пошептались с генералом. Тот утвердительно кивнул головой. Тогда полковники говорят: генерал, мол, останется здесь, а мы поедем к его супруге, покажем ларчик с драгоценностями, пусть сама выберет, что ей по вкусу. Потом сочтемся.

Ювелир не смеет отказать столь важным персонам. Он останавливает фаэтон, сам платит фаэтонщику и велит отвезти господ куда надо. Проходит час, два. От полковников нет известий… Ювелир теряет терпение, однако все не решается подойти к генералу. А ну как тот разгневается? Наконец, набравшись смелости, приближается к важному сановнику и, заикаясь, лепечет: где же ваши подчиненные, почему они так задержались? Генерал молчит. После долгих расспросов выясняется, что он немой. Послали за полицией… Во время следствия обнаруживается, что за полковников себя выдавали известные ростовские авантюристы. Они облачили какого-то простака в генеральский мундир и, оставив его в залог, преспокойно скрылись с многотысячным ларчиком.


Из книги Манаф Сулейманова "Дни минувшие"

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница