Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Казиева (Алджанбекова) Гонча Исмаил кызы - врач

1916 - 1992

Foto1.jpg
Гонча Исмаил кызы родилась 16 декабря 1916 года в г. Шеки. Ее отец, Алджанбеков Исмаил бек, был начальником Шекинской тюрьмы и умер в 1923 году. Мать, Баладжа ханым, была прямым потомком Шекинских ханов, она скончалась в 1917 году, когда Гонче едва исполнился год.

В семье было 6 детей - 2 брата и 4 сестры. Оба брата, Алджанбеков Мустафа бек Исмаил бек оглы и Алджанбеков Бахрам бек Исмаил бек оглы были расстреляны в 1930 году как дети врага народа во дворе их собственного дома в Шеки. Решение было принято Тройкой НКВД и одобрено председателем ГПУ Азербайджана М. Багировым. Расстрел производили на глазах у их сестер и детей. Сразу после расстрела представители власти вынесли из дома все более или менее дорогие вещи, посуду, ковры, ценности, оставив, таким образом, всех детей на произвол судьбы, без кормильцев и средств к существованию. Гонча хорошо помнила этот день и рассказывала потом своим внукам, как сидела на полу, сжавшись в комочек, прижимая к груди маленького 3-х летнего племянника Фуада, сына только что расстрелянного Мустафа бека, а мимо них все ходили и ходили чужие люди в шинелях и выносили или уничтожали все, что было ей близко и дорого – памятные вещи, оставшиеся от родителей, фотографии, книги, все, что составляло ее жизнь…

Сестры и их малолетние племянники остались одни и с помощью соседей и близких людей были отправлены в Баку, где Гонча, одна из всей семьи, устроилась работать в библиотеку. На заработанные деньги Гонча снимала одну комнату в коммуналке, в которой они жили восьмером. Она со смехом рассказывала, как они ухищрялись помещаться в этом крохотном помещении и спали по двое - на столе, под столом, на колченогой тахте… У детей, привыкших жить в полном достатке, была теперь одна пара обуви и один приличный костюм, которые надевал тот, кто успевал встать первым и уйти из дома, остальные ждали своей очереди на одежду.

Так, в борьбе за выживание, прошло некоторое время, Гонча поступила в Медицинский Институт, днем училась, вечерами работала, ночами дежурила, тянула всю семью. В Институте на нее обратил внимание ее преподаватель, Казиев Абдулла Мамед оглы, ученый, образованный человек, ее земляк, в которого она влюбилась и за которого вышла замуж, взяв с собой в приданое своих близких и родственников. Этот брак впервые после смерти отца дал ей возможность хотя бы частично переложить заботы и хлопоты о сестрах и их детях на крепкое мужское плечо, но не это главное! Она, наконец, сменила девичью фамилию Алджанбекова, которая неизменно указывала на ее принадлежность к высшему сословию в Азербайджане. Она была очень молода и ей пришлось изменить дату рождения в документах на 1913 год с тем, чтобы иметь возможность сочетаться браком незамедлительно.

К сожалению, брак оказался недолгим, потому что Абдулла был призван на воинскую службу и направлен на фронт в июне 1941 года в должности старшего политрука, а в 1942 году пришло извещение о том, что он без вести пропал. Позже он писал ей письма из которых явствовало, что он не погиб, а руководит партизанским отрядом в Западной Украине. Уже в 1944 году Гонча получила извещение о его смерти, его похоронили в братской могиле под Львовом. Таким образом в возрасте 26 лет, в самый разгар Великой Отечественной Войны Гонча опять осталась одна, в ответе за всю семью, правда теперь уже с двумя малолетними детьми: Рауфом (1937 года рождения) и Фаридом (1939 года рождения).

Видимо, когда началась война, Гонче показалось, что судьба наконец дала ей шанс доказать свою преданность Родине и раз и навсегда смыть с себя клеймо «семьи врага народа». Она пошла в военкомат, поступила на воинскую службу и, учитывая ее высшее образование и диплом хирурга, а также 4–летний стаж безупречной работы в больницах и госпиталях, была определена Начальником Медицинского Отделения Эвакогоспиталя.

Теперь ее жизнь изменилась окончательно и бесповоротно. Она не спала сутками, не приходила домой неделями, оперируя нескончаемый поток раненых с передовой. Своим внукам она рассказывала, как ей приходилось экстренно ампутировать конечности людям, без анестезии, дав им предварительно стакан спирта и только для того, чтобы спасти их от гангрены, которая могла возникнуть в ожидании медикаментов, и неминуемой гибели. И это в 26-27 лет!

Дети остались совсем одни, без присмотра, что в условиях военного времени и криминогенной обстановки, что было опасно. Гонча приняла решение определить детей в детский дом. Когда после окончания войны она пришла за ними, оказалось, что дети оформлены как Козловы (вместо Казиевы) и ей долго не удавалось доказать, что это ее дети, пока старший сын, Рауф, не узнал в этой молодой и красивой женщине в шинели и орденах, свою маму.

За свой доблестный труд во время войны Гонча Казиева была награждена медалью «За боевые заслуги» ( март 1943 года), медалью «За оборону Кавказа» (октябрь 1944 год), медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (июнь 1946 года) и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» (ноябрь 1946 года).

Во время войны с ней произошел случай, изменивший ее дальнейшую судьбу. В одном из умирающих раненых она узнала члена Тройки НКВД, который отдал приказ о расстреле ее братьев. Много противоречивых чувств смешались в ее душе, когда она смотрела на этого человека, такого жестокого, грозного и непреклонного тогда и такого слабого и жалкого сейчас, находящегося на грани смерти, без сознания. Но клятва Гиппократа и чисто человеческое сострадание и гуманность оказались сильнее воспоминаний. Гонча прооперировала больного, выходила, вернула к жизни, решив оставить все происшедшее только на задворках своей памяти. Но он узнал ее сам! Узнал, поблагодарил и… дал рекомендацию для вступления в ряды КПСС.

Таким образом, в июле 1945 года, в возрасте 29 лет она, дочь врага народа, стала членом партии, решив что ее прошлое кануло в лету и теперь ей предстоит нормальная жизнь и труд на благо Родины. Увы, спустя несколько лет, прошлое все же откликнулось! Клеймо «Дочь врага народа» опять замаячило на ее горизонте. Нашлись люди, которые донесли о ее семье и происхождении, и вопрос об ее исключении из партии и снятия с работы (а была она тогда Зам. Начальника Единого Диспансера им. 26 Бакинских комиссаров Азербайджанской Железной Дороги) был предрешен, день торжественного исключения «из жизни» был назначен!

Гонча привыкла к лишениям, жизнь никогда особенно не была к ней благосклонна, ей всего и всегда приходилось добиваться с трудом, но этот удар оказался выше ее сил! Ни доблестный труд, ни награды и медали, ни принесенная в жертву личная жизнь, ничего не могло перевесить чашу весов! Это был конец всем усилиям, всем иллюзиям! Но Гонча не сдалась. С присущим ей упорством и неистребимой силой духа она решилась на крайний шаг – встретится с самим 1-м секретарем ЦК ВКПб Азербайджана Мирджафаром Багировым! Три дня она караулила его машину перед его приемной, и когда, наконец, машина подъехала, бросилась на проезжую часть, наперерез. Ее, конечно же, тут же схватили, допросили, потом доложили, представили Багирову, и она просто рассказала ему о своем горе! Багиров спросил, когда будет заседание партийного комитета, узнал, что во вторник и обещал посодействовать. Многого ли стоит слово 1-го секретаря, данное в такой ситуации дочера врага народа? Гонча совсем не надеялась на успех, единственным утешением было то, что она сделала все от нее зависящее. Но он сдержал слово! Он не просто помог, он пришел прямо на заседание и раз и навсегда положил конец истории, под названием «жизнь дочери врага народа». Никогда больше никто не произнес эту фразу по отношению к Гонче, а в 1957 году, через столько лет позора и унижений постановление Тройки НКВД было отменено и отец и оба ее брата были посмертно реабилитированы.

Упорство и бесстрашие были неотъемлемой чертой ее характера. Мужа ее сестры Лютфии сослали в Сибирь в послевоенные годы, и Лютфия, оставив двоих детей, Намика и Гамида на Гончу, уехала к нему. В 1950 году до Гончи дошли слухи, что Лютфия тяжело больна. Не долго думая, одев все свои награды и вооружившись бутылью медицинского спирта, она села на поезд и поехала в Сибирь. Она рассказывала, как приехала на какой-то полустанок, прошагала 6 километров по снегу и нашла сестру с мужем… в свинарнике. Ссыльные селились кто где, немногим выпадало счастье жить с животными, тогда было не так холодно, и был шанс выжить в условиях ужасного мороза. Сестра ее была в тяжелейшем состоянии, у нее был открытый туберкулез, и мечтала перед смертью хотя бы взглянуть на своих детей. Гонча привезла ее в Баку, в товарном вагоне, на полке для багажа, а через несколько дней похоронила у себя на Родине. Дети Лютфии так и остались с ней.

Вся дальнейшая жизнь Гончи была подчинена интересам Родины. В 1950 году она была назначена Главным Врачом 1-й дорожной больницы имени 26 Бакинских Комиссаров, где на протяжении 27 лет упорно трудилась: руководила, добивалась, создавала, строила, больница была буквально возрождена заново. Здесь она проработала вплоть до ухода на пенсию в 1977 году.

8 лет подряд Гонча Казиева избиралась депутатом Совета Депутатов Трудящихся г. Баку, была награждена орденом «Знак Почета» (июнь 1971), медалью «За Доблестный труд» (апрель 1970), медалями «20 лет победы в Великой Отечественной Войне» май 1965), «30 лет победы в Великой Отечественной Войне» (апрель 1975), «60 лет вооруженных сил СССР» (январь 1978), «Ветеран Труда» (май 1975).В апреле 1960 года ей была вручена «Почетная Грамота Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР», а в мае этого же года ей было присвоено звание «Заслуженного врача Азербайджанской ССР».



Материал предоставлен внучками Гончи ханум, за что мы им очень благодарны.


--TBS 02:42, 11 мая 2012 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница