Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Капланов Рашид Хан Завидович - юрист, репрессирован

1883-1937

Кумыкский князь.
Окончил юридический ф-т Сорбонны (Парижский ун-т) в 1910.
В 1910-13 преподавал в Стамбульском ун-те.
Служил помощником присяжного поверенного во Владикавказе.

Kaplanov.jpg


В 1917-1918 участник политических событий на Северном Кавказе. Один из организаторов Терско-Дагестанского правительства.

В начале 1919 переехал в Баку. Вступил в партию "Эхрар".

С 14 марта 1919 - министр просвещения и вероисповеданий в 4-м правительственном кабинете АДР (14.03.1919 – 22.12.1919), в 5-м правительственном кабинете (24.12.1919 – 01.04.1920) - министр финансов.

ADR-4 kabinet.jpg Капланов (стоит 2-й слева) в составе кабинета министров АДР IV-го состава (декабрь 1919 г.)

В июне 1920г. арестован и отправлен во Владикавказ, затем в Москву.
В 20-30-х годах преподавал в Институте народов Востока, одновременно имел адвокатскую практику.
Репрессирован .

Окунева Галина Исаевна "Семья Каплановых"

У незаурядных людей, как правило, не бывает простых судеб, особенно, когда во главе государства оказываются маньяки.

И семья Каплановых - яркий тому пример.

Rashidkhan Kaplanov.jpg

Началось с Рашид-Хана Капланова. За активное участие в борьбе за независимость Кавказа его четыре раза арестовывали, и каждый раз он находился под угрозой смертной казни. В архиве КГБ чудом уцелели бабушкины письма, в которых она уговаривает деда успокоиться, прекратить бесконечную борьбу и принять сделанное ему предложение - стать ректором Бакинского университета. Но он, конечно, с нею не согласился... Как и не согласился эмигрировать...

Не последовал он и примеру своей сестры Нажабат и брата Ирбая, эмигрировавших и благополучно проживших свою жизнь во Франции и США.

Первый раз Рашид-Хан был арестован в Темир-Хан-Шуре и уже находился у деникинцев в расстрельной камере, когда случай, благодаря тому, что рядом оказался его родной брат - кадровый военный, полковник царской армии Ирбай Капланов, который помог деду спастись, и он бежал в Азербайджан.

Второй раз - в Баку, уже по решению Особого отдела XI-й Красной Армии.

И только благодаря личному вмешательству его лучшего друга - Джелала Коркмасова, в то время главы правительства Дагестана и члена Всероссийского ЦИК, Капланов был освобождён.

Решение об освобождении подписали Серго Орджоникидзе, член Кавбюро ЦК (тоже друг Капланова) и тогдашний председатель Ревкома, затем Совнаркома Азербайджана, а вскоре и председатель ЦИК Союза ССР Н. Нариманов.

После освобождения, несмотря на все старания, Рашид-Хану не довелось остаться в Дагестане, и он вместе с семьёй был отправлен в "ссылку"... в Москву, якобы на "перевоспитание", с целью уничтожения его националистических корней.

Националистом он никогда не был: в составе Горского правительства, которое он возглавлял, так же как и в Союзе Объединённых Горцев Кавказа, были представители различных конфессий, да и женат этот мусульманин был на иудейке, да ещё дочери раввина.

В Москве Рашид-Хан преподавал в Институте востоковедения, работал юрисконсультом Акционерного общества "Туркшелк".

В 1930 году, ознаменовавшемся началом губительной коллективизации, чудовищной волны извращений в религиозном вопросе и, как чаще водилось в те времена, по доносу "доброжелателя", видевшего в "князе" чуждый социальный элемент, он вновь, и все за ту же пресловутую "контрреволюционную деятельность на Кавказе 1917-1920 гг." ("контрреволюцию", если, руководствуясь логикой, под ней понимать его последовательную антиденикинскую политику в Горском правительстве, относить к твердым сторонникам Автономии, причастности к освобождению таких активных деятелей, как Б. Шеболдаева, С. Дударова, А. Тахо-Годи и др., а также всяческую симпатию, при работе в Азербайджанском правительстве, к героической борьбе дагестанцев, его активнейшую помощь и поддержку им сражающимся против Деникина) был арестован.

И опять, несмотря на своё высокое положение, в дело вмешался и спас Капланова его старый и верный друг Джелал Коркмасов.

Уголовное дело было прекращено, и Капланов вышел из Бутырской тюрьмы...

В 1937 году, после ареста Джелала, Рашид-Хан понял, что скоро придут и за ним; приготовил небольшой французский чемодан с адвокатским "обмундированием" - накрахмаленной манишкой и т.п.

Он был адвокатом и прекрасным оратором - очевидно, собирался сам выступить в свою защиту, ещё не зная, что ждёт теперь заключенного в сталинских застенках, - какие там манишки... какие адвокаты...

В октябре 1937-го Капланов, действительно, был арестован, а вскоре приговорён к высшей мере наказания - расстрелу за все то же пресловутое "активное участие в контрреволюционной, антисоветской, националистической, террористической деятельности".

Заседание суда, состоявшееся 10 декабря 1937 года, "длилось" 15 минут. Как оказалось, достаточно, чтобы решить судьбу человека.

От последнего слова Капланов отказался - теперь он имел достаточно полное представление об этой сталинской "законности", осуществляемой посредством "теоретической дубинки" Вышинского, где все доказательства подменялись дешевой риторикой и демагогическим пафосом.

Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница