Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Коцек Эмилия Григорьевна - врач-фтизиатр

1921 - 2013


Kocek Emily.jpg
Эмилия Григорьевна врач–фтизиатр, специалист по внелёгочному туберкулёзу, умерла в январе 2013 года.

Было ей 92 года. И не так много осталось ее сверстников, тех, кто помнят ее в детстве или в юности, но есть множество людей, которые живы и здоровы по сей день, благодаря удивительному таланту врачевания доктора Э.Г.Коцек.

Внелёгочный туберкулёз - это инфекционное заболевание пищеварительной, нервной и мочеполовой систем, костей и суставов, кожи, глаз... На его долю приходится 17-19 % туберкулёза. Тут для правильного анализа нужно выявить микобактерию и проводить под контролем фтизиатра длительное, непрерывное лечение несколькими лекарствами одновременно. Эмилия Григорьевна лечила и вылечивала эту страшную болезнь. А врачем она стала по воле звезд, вопреки земным решениям.

Будучи послушной еврейской дочкой учительницы русского языка и литературы, Эммочка Браиловская и помыслить не могла воспротивиться решению мамы, что быть ей потомственной учительницей. И поступает она, естественно, на филфак в Университет в Баку. Но, проучившись 2 года, встречает молодого лейтенантика - Ленечку Коцек.

Неизвестно, сколько бы продолжался период романтических встреч, если бы не война, которая явилась катализатором отношений. И здесь проявился характер, определивший всю будущую жизнь этой мягкой, уступчивой, сглаживающей все острые углы в обыденной жизни женщины, но умеюшей в решающие моменты принять кардинальные решения.

Через 2 недели после начала войны, перед уходом Лени на фронт, они, взяв с собой в свидетели соседскую девочку Пикя, были в ЗАГСе. Привыкшая к роскоши азербайджанских свадьб, растерявшаяся от такой молниеносной регистрации, Пикя сказала: "Но надо хоть что-то сладкое..." Молодожены согласились, подошли к соседнему ларьку и выпили по стакану газированной воды с сиропом... И этой «сладости» Коцекам хватило на все 44 совместных года, до самой смерти Лёни в 1985 году…

В сентябре 1941 Эмма уже не идёт на свой филфак и решается на второй шаг - сообщает маме, что она теперь замужняя женщина и они с Мужем решили, что стране в это грозное время нужнее врачи, чем филологи. Эмма переводит свои документы в Мединститут, и этим, как оказалось, приносит огромную пользу многим и многим своим будущим пациентам.

Окончание института совпало с окончанием войны. Известные всем бедность и голод тех лет, привели к небывалой вспышке туберкулеза и, что важно, и его внелёгочных форм. Когда молодому врачу при распределении предложили быть «хирургом по внелёгочному туберкулезу», она удивленно спросила: "А разве кости туберкулезом болеют?" Но узнав, что «да, болеют», сделала максимум усилий, чтоб уменьшить это бедствие сначала в родном, глубоко любимом до последних дней Баку, а потом и во всём Азербайджане.

Kocek ftiziatr dispanser.jpg
Тубдиспансер №4. Стоят: Блюма Талан, профессор Фуад Исмайлов-зав.кафедрой туберкулёза мединститута, Эмилия Коцек, Елена Лев, сидят: Каргинова, Людмила Егикян, Тамара Асриева и Лиля Агасиева


Тоненькая трудовая книжка, в которой за 40 лет работы всего 4 записи:
- Принята на работу в должности хирурга - 1949г. (а до этого стажировка у профессора Блищенко).
- Назначена на должность главврача туберкулёзного диспансера. Временно. (Это «временно» продлилось несколько лет в соответствии с утверждением, что нет ничего более постоянного, чем временное).
-Уволена с занимаемой должности в связи с выходом на пенсию. 1990г.

Трудно сохранить доброжелательную и мирную атмосферу в большом женском коллективе, каким был тубдиспансер №4. И это было сделано Эмилией Григорьевной. Еще когда она была назначена парторгом, первое, что она сказала (вопреки постановлениям партии и правительства):«Никаких сплетен и доносительств». А когда ее позже избрали председателем месткома, за ней закрепилось имя - «Миротворец». И 15 лет подряд ее выбирали в местком и умоляли не отказываться. Ведь она действительно, а не для «галочки», помогала сотрудникам с их житейскими проблемами: квартиры, ясли, садики, к ней приводили «провинившихся» мужей, и ей удавалось без угроз восстанавливать семьи.

Но для врача главное - профессионализм, а он был высочайшим. Очень ценили и уважали Эмилию Григорьевну профессор Борис Михайлович Городецкий - зав. отделением хирургии и заместитель директора по науке Азербайджанского научно–исследовательского института туберкулёза, Мирмамед Джавад оглы Джавад-заде - академик, ректор Азербайджанского государственного института усовершенствования врачей, Шамиль Рагимбекович Топчиев - академик, зав.кафедрой туберкулёза института усовершенствования врачей, Семён Теодорович Шаринский - старший научный сотрудник института усовершенствования врачей.

Ее приглашали на всевозможные научные конференции, т.к. этому практическому врачу всегда было что сказать, показать, объяснить. И поэтому на всех циклах кафедры туберкулеза Азербайджанского института усовершенствования врачей обязательно оставлялись часы для доктора Коцек Э.Г., не имевшей никаких ученых степеней, но умевшей так заинтересовать аудиторию, что врачи, приезжавшие повторно, спрашивали, будет ли доктор Коцек проводить занятия. Убедившись в ее профессионализме, многие врачи из других республик просили разрешения и присылали к ней на консультации своих больных.

А как ее любили пациенты, которых она возвращала к жизни и делала полноценными гражданами общества.

Несколько лет подряд в день её рождения в 6 часов утра раздавался стук в дверь. За дверью стоял пожилой рыбак, когда-то ею вылеченный, с живым небольшим осетром. Никакие возражения и отказы не принимались. А через несколько лет за дверью оказался молодой парень. Отец умер и завещал сыну эту традицию.

В июле 1990 года Эмилия Григорьевна уезжала в Израиль. Болью были оставляемые в Баку могилы. И больные, узнавшие об этом, пообещали ухаживать за ними и слово сдержали.

А как она умела дружить... Без ограничений по возрасту, по национальности, по социальному статусу или, что там еще бывает. Недаром, она была первой, кто в их дружной компании получил медаль «за долголетнюю дружбу», а на поздравлении с 55-летним юбилеем было более 40 подписей .

МАМА...Она была подружкой дочкиных подруг и друзей сына. Среди многих соболезнований, полученных Эммиными детьми, были и такие слова:

...Для нас т.Эмма всегда была образцом красоты, обаяния, тонкого ума, глубокой мудрости, бесконечной жизнерадостности и жизнелюбия...
...Эта любящая друг друга и всех окружающих пара – д.Леня и т.Эмма - навсегда останутся в нашей памяти, как пример для подражания...
...Тётя Эммочка - это целая эпоха, и казалось, что она будет вечно учить нас танцевать, учить прощать, учить жалеть и слышать других. Таких больше нет...
...Тётя Эмма ушла и унесла с собой наше детство и юность. Она была такой доброй, всегда веселой. С ней было легко. И я ее никогда не стеснялась...
Тётя Эммочка...так и помню ее улыбку, искрящиеся глаза. Она источала радость, любовь к жизни, она понимала нас, детей, поддерживала и любила. Такое счастье, что она была и что мы имели возможность общаться с ней...

Это пишут 60-70-летние люди, уже сами бабушки и дедушки. Значит имеет значение, как жить, чтоб и через столько лет тебя так вспоминали. Это и есть «СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ!»

Эля Коцек. Иерусалим

Фотоальбом


Кира Фидлер

Эмилия Коцек в гостях у Фидлер - Портновых в Цфате. (90-е годы)

Наше давнее знакомство с семьей Коцек - еще одно подтверждение тому, что «Баку был как огромная семья, где разные фамилии смешались"...

Трудно вспомнить хоть одно торжество в доме моей любимой тетушки Елены Николаевны Лев, на котором не было бы этой чудесной пары, Эммы и Лени Коцек.
И дело, конечно, не в том, что Эмилия Григорьевна и Елена Николаевна вместе работали и служили борьбе с туберкулезом в одной больнице: нужные люди встречаются...

Насколько серьезны и профессиональны были они в работе, настолько преданы были дружбе, настолько радостно и весело отмечали дни рождения, юбилеи и просто совместные вечера и посиделки.

Из памяти выделяется один эпизод, о котором хочу рассказать. Трудно точно вспомнить дату, думаю, он относится к концу 70-х - началу 80-х годов. Все были, увы, уже не очень молоды, но, любовь и дружба творят чудеса.

Провожали тетю Лялю в Москву, собрались на бакинском вокзале, пришли родственники, друзья, соседи. Среди провожающих была Эмма Коцек, одна без Лени, и немного беспокоилась, что он опаздывает.

Время не шло, а летело, до отхода поезда оставалась минута. Тетя Ляля, собрав букеты, уже поднялась на площадку вагона, но внутрь не проходила, посылая провожающим воздушные поцелуи.
И вдруг появился Леонид Владимирович Коцек и поразил всех своим мушкетерским поступком: легко взбежал к тете Ляле на площадку вагона, поцеловал ей руку, так же легко спрыгнул, и поезд тронулся... После этого всем расхотелось претворять в жизнь поговорку: @Дальние проводы - лишние слезы"...

А в 90-м году, уже в Израиле, мы с Эммой и ее семьей поселились недалеко друг от друга в иерусалимском квартале Неве - Яаков. А потом мы встречались и в Цфате, в поселении Ибикур, где много наших земляков-бакинцев. Регулярно Эмма с дочерью Элей навещала семью Орловых, Нору и Гришу, и, конечно, всегда была почетным гостем у нас.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница