Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Крючкина Софья Борисовна
- инженер-нефтяник, руководитель промысла в тресте “Лениннефть”

Леонид Листенгартен. Несколько слов о Софье Борисовне

Софья Борисовна в тяжелые военные годы работала начальником одного из промыслов треста "Лениннефть". Все рабочие промысла уважали ее, хотя она была очень строга, и беспрекословно ее слушали. Рабочие между собой называли Софью Борисовну "мужик в юбке". Мой отец - Борис Моисеевич Листенгартен, в эти годы тоже работал в нефтяном тресте, который давал значительную часть добычи нефти в Азербайджане. Он очень уважал Софью Борисовну и расказывал о ней в нашей семье.

О Софье Борисовне рассказывали мне и работники треста, которые в военные годы и в мирные послевоенные годы работали в тресте "Ленинефть". Я сам три года работал в этом же тресте и слышал от работников треста о ее принципиальности и знании оптимальной работы скважин и всего промыслового оборудования. За заслуги в области добычи нефти Софья Борисовна была награждена орденом.

Два-три раза в год Софья Борисовна приглашала моих родителей, а в Дни Рождений ее и ее сына Толика, иногда и я с мамой ходил к Софье Борисовне. Интересно, что моя супруга тоже помнит Софью Борисовну, когда она приходила к нам, очень деликатной гостьей.

А вот, когда я работал в нефтяном институте, мой профессор Александр Михайлович Пирвердян и его заместитель Петр Иванович Никитин старались, как можно меньше разговаривать с ней по телефону, потому что Софья Борисовна тогда уже работала в "Азнефти" в отделе добычи нефти. Разговоры всегда были трудные со стороны института, а со стороны "Азнефти" были настойчивы. Тем не менее, после долгих совместных переговоров обе стороны приходили к единому мнению.

Бесспорно, практические знания Софьи Борисовны по добычи нефти были очень высокие и руководство "Азнефти" всегда считалось с ее мнением.


Воспоминает Фирангиз Аскер-заде:

“Я впервые познакомилась с Софьей Борисовной Крючкиной в августе 1963 года, когда было организовано новое управление “Главморнефть” при СМ Азербайджана - т. е. море и суша были разделены, учитывая бурное развитие перспективных морских месторождений.

Впоследствии это название менялось несколько раз, учитывая передачу из Миннефтепрома СССР в Мингазпром и т.д.

Софья Борисовна была назначена заместителем начальника отдела добычи нефти и газа нового управления в возрасте около 60 лет. До этого времени у нее был огромный опыт работы на предприятиях Азнефти, начиная с оператора по добыче нефти после окончания нефтепромыслового ф-та АЗИИ на промыслах НПУ “Орджоникидзенефти” (нынешнее “Сураханынефть”) до должности зам. начальника этого управления.

По рассказам очевидцев за все годы работы на этом предприятии она внесла очень много технических новшеств, была безупречным исполнителем в деле совершенствования нефтяной науки, старалась не допускать случаев безосновательного ликвидирования скважин, что в то время было очень распространено в нефтяной промышленности.

То было время когда нужно было скорей “давать” нефть и для фронта в годы войны, и для периода восстановления разрушенного хозяйства, и поэтому, долго не думая, на скорую руку закрывали старые скважины и сдавали в так называемый “ликвидационный фонд”.

Не было ни времени, ни технических средств для работы над истощенными пластами после такой “варварской” эксплуатации. Обо всем этом я слышала из ее собственных уст во время выступлений на партийных собраниях.
Это очень сильно ее беспокоило, и она утверждала и была уверена в том, что наступят дни, когда эти скважины “ликвидфонда” заживут новой жизнью.

А пока надо было давать нефть, Москве нужно было выполнение плана любой ценой.
В тресте «Лениннефть» промыслом руководила София Крючкина.

И вот сотрудники Азерб. НИИ по добыче нефти (впоследствии “АзНИПИ НЕФТЬ” ) разработали и обосновали при активном участи С.Б. Крючкиной так называемые “вторичные методы добычи нефти”- так назывался метод закачки воды в пласт после прекращения фонтанирования и снижения давления пласта.
Закачиваемая под большим давление, вода поддерживала давление и, соответственно, добычу нефти.
За успешное внедрение и получение положительных результатов Софья Борисовна вместе в групой специалистов получила звание заслуженного инженера республики, почетную грамоту Миннефтепрома и прочие награды, о которых у меня подробных сведений нет.

Вторичные методы до сих пор являются актуальным средством поддержания добычи на должном уровне. И вот наступил 1963 год, организовали новое управение морских месторождений, и Софья Борисовна начала постепенно расширять сферу своей деятельности на других морских месторождениях.
Ежедневно ее службой собирались сведения о количестве закачиваемой воды и прослеживалась динамика роста добычи. Она поддерживала тесную связь с сотрудниками АзНИИ, давала им новые задания. Часто они часами вместе с ней сидели над картами геологических разрезов, обсуждая состояние дел и будущие перспективы повышения добычи.

Она была основным связующим звеном между наукой и практикой- непосредственно внедряющим в производство все научные разработки в данной сфере.
В ее распоряжении имелась персональная машина- в то время не было никаких “мерседесов” - и Софья Борисовна пользовалась жесткой ГАЗ-69, не сетовала, не жаловалась, а честно и добросовестно исполняла свои обязанности.
Производственники ее побаивались, знали, что за нерадивость никакой поблажки не будет.
Она высоко ценила честность и добросовестность и поэтому и окружала себя соответственными людьми.

И невозможно не вспомнить здесь её непосредственного сотрудника, работавшей с ней долгие годы, вплоть до ухода их обеих на пенсию, Зейнаб ханум Алиеву - под стать Софье Борисовне очень добросовестный и честный, в некоторой степени, “дотошный” работник: ежедневно ее рабочий день начинался со сбора информации о количестве закачиваемой воды.
Любые отклонения немедленно докладывались Софье Борисовне для принятия мер.

Между собой они были безмерно дружны как мать с дочерью, но у Зейнаб ханум иногда проявлялись вспышки “кавказского” темперамента, в такие моменты она начинала возмущаться, спорить. Я наблюдала за Софьей Борисовной - она сидела тихо, смирно, скрестив руки на груди, и помалкивала, давая возможнось “той” высвободиться от напряжения, а сама в это время бывала вся пунцовая, но сдерживалась.

На второй же день у них все проходило бесследно. Имея огромное уважение к ним обеим, я иногда спрашивала, что случилось.
Софья Борисовна отвечала: “Да ничего, у нее дома была наряженка. Все пройдет!”

Я восхищалась мудростью и выдержкой этой невысокой и уже немолодой женщины! Она никогда и никому не жаловалась. Ни разу в жизни я не слышала от нее никаких сплетен, склок - она слишком была далека от этой земной грязи!

На зато какие умные советы можно было у нее получить, и я очень любила обращаться к ней за советом в разных жизненных ситуациях - она была УМНИЦЕЙ! Много читала, несмотря на большую занятость и перегруженность!

Её беспокоила неустроенность дочери Анечки, она заботилась о единственном в Баку внуке - Игоре. Часто приезжал и навещал ее сын Анатолий - доктор наук, живущий в Москве.

Я хорошо помню случай, когда в газетах была опубликована статья о Светлане Аллилуевой, которая якобы назвала Керенского своим крестным отцом. В отделе шло бурное обсуждение, все высказывались, возмущались , а Софья Борисовна сказала коротко: «А откуда вы знаете, что все так и было?» - все разом замолчали и больше к этой теме не возвращались.

Мы долгие годы сидели в соседних комнатх, впоследствие, я перешла в другой отдел, мы разошлись, но продолжали долго “дружить” отделами, а с Зейнаб ханум я прощалась на ее похоронах, она умерла в возрасте 78 лет. Просто наступил момент, когда в объединении появилась новая не очень умная метла. Заметала все и вся. Одновременно, в их отделе сократили всех женщин, под горячую руку в этой компании оказалась и Софья Борисовна. Уже в преклонном возрасте без всякого почета отправили всех на пенсию. Говорили что она уехала с дочерью в город Ейск в Россию. Почему именно туда, не знаю.

Зейнаб ханум после этого немного проработала в Статуправлении. Затем заболела “Альцгеймером”, я часто навещала её в ее доме на 5 этаже на Баилово и уходила оттуда со слезами на глазах, умерла она от воспаления легких, но причина была та же – забывчивость - полный склероз! Сейчас часто вспоминая те времена и этих ДОБРЫХ по сути людей- всегда хочется Вечной памяти всем добрым и отзывчивым людям, оставившим такой же добрый след на земле!

Из интервью-воспоминаний Николая Байбакова:

“Мужчины ушли на фронт – их заменили женщины. Пять крупных нефтепромыслов из восьми в тресте «Орджоникидзенефть» Азнефтекомбината возглавляли женщины: Антонина Бакулина, Медина Везирова, Сутра Гайбова, Сакина Кулиева, Анна Плешко.
В тресте «Лениннефть» руководила промыслом София Крючкина.
Не могу не отметить, что при этом в первый год войны бакинцы дали стране 23,5 миллиона тонн нефти – самая большая годовая добыча за всю историю нефтяной промышленности Азербайджана! Это был настоящий подвиг, совершенный в неимоверно тяжелых условиях.”


Публикация С.Б.Крючкиной:

  • А. П. Амбарцумян, С. Б. Крючкина, П. И. Никитин. Вторичные методы добычи нефти. - Изд-во
    “Недра” - М., 1965


comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница