Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск


Курлов Павел Григорьевич - государственный деятель, жандармский генерал-лейтенант

Kurlov.jpg

1860-1923

Государственный деятель и один и руководителей высшего звена спецслужб Российской Империи, в августе-сентябре 1914 года – первый и единственный в российской истории военный генерал-губернатор Восточной Пруссии, жандармский генерал-лейтенант (1910).

Родился 5 января 1860 года в Новгородской губернии.
Из молодого рода потомственных дворян:

«Внук и сын солдата, я с детских лет вырос и воспитался в военной семье. Мой дед поступил в войска простым рядовым и дослужился до чина генерал-майора. Отец уже был произведён в офицеры по окончании курса в корпусе и вышел в отставку в чине генерала от инфантерии».

Русский. Православный.

В 1877-1879 гг. – юнкер Николаевского кавалерийского училища в городе Санкт-Петербурге. Выпущен подпрапорщиком в дислоцировавшейся в Старом Петергофе Лейб-гвардии конно-гренадёрский полк.
В 1880 году произведён в офицеры, став с этого момента гвардейским корнетом в Лейб-гвардии конно-гренадёрском полку.
В 1883-1885 гг. – на военной службе в структурах пограничной стражи: последовательно в обер-офицерских должностях в Таурогенской (штаб - в местечке Тауроген Россиенского уезда Ковенской губернии, ныне это литовский районный город Таураге), Бакинской и Петербургской бригадах пограничной стражи.
Именно здесь получает первые азы оперативно-розыскной работы, что впоследствии, похоже, самым благотворным образом скажется на его выборе в пользу карьеры представителя правоохранительных структур. В частности, в 1885 году он подает прошение и успешно выдерживает вступительное испытание в Александровскую военно-юридическую академию, находившуюся в Санкт-Петербурге.

В 1885-1888 гг. – слушатель Александровской военно-юридической академии в городе Санкт-Петербурге.
В 1888-1890 гг. - в военно-судных ведомствах Московского военного округа: последовательно военный следователь и помощник военного прокурора военных гарнизонов Москвы, Костромы, Твери, Одессы, Владимира и Вологды.
Последний офицерский чин, полученный в качестве военного юриста, - подполковник.

В 1890-1903 гг. – в прокурорском надзоре системы Министерства юстиции Российской Империи, куда, согласно личным воспоминаниям, перешёл «по предложению бывшего в то время прокурором Московской судебной палаты Н.В. Муравьёва»
В 1890-1899 гг. - товарищ [то есть заместитель] прокурора Костромского, Тверского, Владимирского и Московского окружных судов.
В 1891 году был уволен с военной службы в связи с приобретением статуса чиновника по гражданской службе.

В 1899-1900 гг. - прокурор Вологодского окружного суда.
В данный период, как вспоминал сам Курлов, прокурор Московской судебной палаты, а впоследствии - министр юстиции Н.В. Муравьёв,

«отметил меня как обвинителя и неоднократно возлагал на меня эти обязанности по выдающимся процессам, два раза вызывая меня для этой цели по особым ордерам из Вологды в Москву»;

В 1900-1903 гг. - товарищ [то есть заместитель] прокурора Московской судебной палаты.
В 1903-мае 1905 гг. – Курский вице-губернатор.
16 мая 1905-15 июля 1906 гг. – Минский губернатор и на данный период уже действительный статский советник по чину, что по гражданской службе равнялось генерал-майору.

В июле 1906-14(27) апреля 1907 гг. – член совета министра внутренних дел Российской Империи и одновременно – Киевской губернатор.

В начале 1907 года пожалован шталмейстером (условно равнялось генерал-лейтенанту) Высочайшего Двора.
В апреле-августе 1907 года - И.о. вице-директора Департамента полиции МВД Российской Империи и, как сам вспоминал, «мне пришлось управлять этим департаментом во время отсутствия директора».

В октябре 1907-1(13) января 1909 гг. - начальник Главного тюремного управления Министерства юстиции Российской Империи:

«Убийство начальника главного тюремного управления Л.М. Максимовского прервало мою службу по министерству внутренних дел. П.А. Столыпин потребовал, чтобы я занял временно этот пост и провёл в Государственной Думе новый бюджет тюремного управления. Время было тяжёлое: тюрьмы были переполнены, в них свирепствовал сыпной тиф, а тюремные поставщики отказывались отпускать впредь в долг даже съестные припасы.
«Вы привыкли, - сказал мне П.А. Столыпин, - за свою прокурорскую службу к публичной деятельности и знакомы с тюремным делом. Смотрите на это назначение, как на временную командировку, - моё намерение поставить вас во главе полиции остается неизменным. Я желал бы на всякий случай обеспечить вас в будущем и потому через министра юстиции испросил Высочайшее соизволение на назначение вас сенатором, если вы оставите должность начальника главного тюремного управления без другого назначения.

В течение года мне удалось провести в Государственной Думе новый бюджет, увеличенный с 16 до 33 миллионов рублей, и привести в порядок тюрьмы».
Жандармский генерал П.Г. Курлов (в первом ряду в центре) среди чинов одного из конных жандармских дивизионов Отдельного корпуса жандармов. 1909-1911 гг.

1(14) января 1909-сентябре 1911 гг. – товарищ (то есть заместитель) министра внутренних дел Российской Империи и с 26( 8 ) апреля 1909 года одновременно – командир Отдельного корпуса жандармов Российской Империи «с переименованием в генерал-майоры и с оставлением в должности шталмейстера Высочайшего двора».
В 1910 году Высочайше произведён в жандармские генерал-лейтенанты.

Уволен вскоре после убийства П.А. Столыпина:

«Этот пост я занимал до трагической кончины П.А. Столыпина, а затем вышел в отставку, благодаря ярым, но, как оказалось впоследствии, неосновательным нападкам моих врагов. Эти инсинуации получили в своё время широкое распространение в обществе, что вынуждает меня посвятить событиям в Киеве особую главу»…

Государь Император поблагодарил тогда генерала П.Г. Курлова отдельной телеграммой: ««Благодарю. В верности генерала Курлова никогда не сомневался».

В период службы в системе МВД России неоднократно становился объектом террористических покушений: в него стреляли из пистолета и метали бомбы, но безуспешно. Осенью 1911-летом 1914 гг. – в отставке.

С началом 1-й Мировой войны подал на имя Государя Императора прошение о возвращении на военную службу, которое было удовлетворено, в силу чего до осени 1916 года на военной службе по военному ведомству: последовательно в структурах управления Северо-Западного фронта и Петроградского военного округа, а затем и вплоть до 5(18) января 1917 года – в центральном аппарате Министерства внутренних дел Российской Империи.

Известный послужной список за период 1-й Мировой войны:

  • 10(23) августа-вторая половина сентября 1914 года - в распоряжение главного начальника снабжений армий Северо-Западного фронта и одновременно – военный генерал-губернатор Восточной Пруссии с местом дислокации возглавляемого аппарата в городе Белостоке (ныне – административный центр Подлясского воеводства Республики Польша).

Цитата из мемуаров генерала П.Г. Курлова:

«Ночью мы приехали в город Белосток, где находилась квартира главного начальника снабжений, а рано утром я был уже у генерала Данилова, который приказал мне тотчас же явиться к главнокомандующему армиями Северо-Западного фронта, генералу Жилинскому, так как приказ о моём назначении генерал-губернатором Восточной Пруссии будет немедленно отдан и я должен без замедления выехать к новому месту своего служения.
Каково же было моё удивление, когда главнокомандующий, ранее мне знакомый, принял меня очень холодно и заявил, что ему ничего не известно о причине моего вызова, но что он не преминет запросить ставку верховного главнокомандующего. Как впоследствии оказалось, эта холодность объяснялась тем, что генерал Жилинский как варшавский генерал-губернатор продолжал считать себя таковым и на занятой нашими войсками германской территории.
Ответ получился в тот же день и в довольно резкой форме:
«Генерал Курлов назначается генерал-губернатором Восточной Пруссии для введения в ней строгого порядка».
Приходилось преклониться пред волей великого князя, спорить с которым его подчинённые не дерзали. Генерал Н.А. Данилов приказал мне безотлагательно представить проект управления Восточной Пруссией и выехать туда, не теряя ни одной минуты времени.

Я считал недопустимым введение чисто гражданского управления, а находил, что важнейшей моей обязанностью является обеспечение тыла и всевозможное содействие русским войскам. На месте я намеревался восстановить, если это окажется возможным, бывшие ранее органы управления.
Я ходатайствовал о назначении в моё распоряжение бригады пограничной стражи, так как её офицеры и нижние чины были хорошо знакомы с немецким языком и прилегавшей к границе местностью.
Проект мой был утверждён главнокомандующим, но на следующий день при свидании генерал Н.А. Данилов сообщил мне, что главнокомандующий 2-й армией генерал Самсонов двинулся со своими войсками в обход неприятеля и тем оторвался от телеграфа. Вечером происходил военный совет у главнокомандующего, и в эту ночь то давались, то отменялись распоряжения генералу Ренненкампфу начать наступление на помощь генералу Самсонову. В окончательной форме распоряжение о наступлении так дано и не было, а между тем получилось донесение о разгроме самсоновской армии, и оказалось, что в своей собственной инициативе двинуться на выручку генерал Ренненкампф был остановлен главнокомандующим.

Конечно, говорить о поездке в Восточную Пруссию не приходилось. Вслед за тем генерал Жилинский был уволен от командования фронтом, а через несколько дней я увидел на вокзале сувалкского губернатора, который вынужден был уже эвакуировать Сувалки, и командира 6-го корпуса Благовещенского, отступавшего перед предполагаемым натиском германцев. Тут же я встретил генерала Артамонова, уже отчисленного от командования 1-м корпусом.

…На том же вокзале ко мне подошёл один из знакомых мне чинов министерства внутренних дел К.В. Гюнтер и заявил, что министр внутренних дел приказал ему экстренно выехать в Белосток в качестве губернатора одной из местностей Восточной Пруссии. Таким образом, одновременно с распоряжениями верховного главнокомандующего министр внутренних дел отдавал свои собственные. Так окончилось моё кратковременное генерал-губернаторство, и я остался при главном начальнике снабжения без определенных функций. Я не считаю командировки в Варшаву, Седлец и Комарово, где был штаб 2-й армии, которой командовал генерал Шейдеман, чтобы ускорить постройку военных хлебопекарен…».
  • Вторая половина сентября-ноябрь 1914 года – помощник начальника Двинского военного округа по гражданскому управлению и одновременно – заведующий военной цензурой и контрразведкой округа с местом дислокации возглавляемого аппарата в городе Вильно (ныне столица Литовской Республики Вильнюс).
  • В ноябре 1914-августе 1915 гг. – особоуполномоченный по гражданскому управлению Прибалтийским краем с правами военного генерал-губернатора и с местом дислокации возглавляемого аппарата в городе Риге (ныне столица Республики Латвия).
  • Осенью 1915-осенью 1916 гг. - в резерве чинов Петроградского военного округа:
«Из Могилёва я возвратился в Петроград, где исполнял впоследствии отдельные поручения главного начальника военного округа, вроде инспекторских смотров расположенных в Вологде ополченских дружин и центральных учреждений округа».
  • Осенью 1915-5(18) января 1917 гг. – на ответственных постах в центральном аппарате МВД Российской Империи и, в частности, в октябре-ноябре 1916 года – товарищ (то есть) заместитель министра внутренних дел и одновременно - заведующий делами Департамента полиции.
  • 5(18) января 1917 года в связи с плохим состоянием здоровья и политическими разногласиями с министром внутренних дел А.Д. Протопоповым подал прошение об отставке, «на что и воспоследовало Высочайшее соизволение».

В ночь с 27 (12 марта) на 28(13 марта) февраля 1917 года, сославшись на хворь, отказался принять пост товарища (то есть заместителя) министра внутренних дел. Данное предложение было ему сделано, как человеку, который потенциально был способен силой оружия подавить начавшуюся Февральскую революцию.

Утром 28 февраля(13 марта) 1917 года арестован и последующие семь месяцев провёл в одиночной камере Трубецкого бастиона Петропавловской крепости, но, в конце концов, переведён под домашний арест:

«2 августа [15 августа 1917 года], вследствие опасной сердечной болезни, я был переведён из крепости в хирургическое отделение Петроградской одиночной тюрьмы, а в начале октября под домашний арест. Здесь меня охраняли те же бывшие солдаты, служившие уже в милиции, которые, после захвата власти большевиками, в комитете комиссариата решили, что держать меня под арестом нет никаких оснований, и сняли с квартиры охрану».

29 августа 1918 года, опасаясь стать неминуемой жертвой красного террора, как сам пишет, «при содействии добрых друзей» бежал за границу.
К началу 1920-х гг. проживал в столице Германии городе Берлине.

Автор впервые изданных в 1923 году в Берлине мемуаров «Гибель Императорской России».

Скончался 20 июня 1923 года в Берлине, где после православного отпевания был похоронен на кладбище Тегель.


Юрий РЖЕВЦЕВ.


Источник:
Здесь
Википедия

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница