Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Листенгартен Абрам Моисеевич - врач-дерматолог

1895 - 1984

Listengarten 1940 1.jpg
Одного из известнейших бакинских дермато-венерологов, Абрама Моисеевича Листенгартена хорошо знали многие бакинцы. И это не случайно, он лечил множество больных и очень многие из них, после того, как они поправлялись, вспоминали его добрыми словами.

Я всегда спрашивал отца: «Почему все те, кого ты вылечил, вспоминают тебя как дерматолога, а венерические болезни ты что, не лечишь?» - "Лечу, конечно. Но известна такая история, связанная с Эрнстом Хемингуэем. Когда его родители получили написанную им первую книгу, изданную в Париже, они были возмущены тем, что главный герой болен гонореей. Отец Эрнста Хемингуэя написал ему: «Порядочные люди нигде не обсуждают свои венерические болезни, кроме как в кабинете врача». Мой отец продолжил: «Ну а, по-твоему, больной гонореей станет рассказывать своим друзьям и товарищам, от какой болезни и кто его вылечил? Нет! А вот если бы я вылечил кого-нибудь от кожной болезни, он бы рассказывал об этом всем, и говорил бы, ах какой хороший доктор этот Листенгартен!»


Относительно того, насколько широко была известна фамилия Листенгартен в Баку в 1950-80-е годы, существует анекдотическая история. Некая женщина, приехавшая в Баку на поезде, хотела разыскать одного из членов этой семьи. Сев в трамвай у вокзала, она достаточно громко спросила у соседки, не знает ли та, как ей найти в Баку Листенгартена. В разговор немедленно включились несколько человек из числа пассажиров. Причем приезжую стали спрашивать, кто именно ей нужен: детский врач, врач дерматолог, геолог или шахматист?

Родоначальником «восточной ветви» семьи был Айзик Листенгартен, которого по просьбе Иосифа Исаковича, разбогатевшего жителя г.Грозного, прислали с Украины из г. Винницы в качестве жениха его младшей сестры Ольги. Аизик был из бедной семьи и отличался тем, что был ярко рыжим и большим знатоком талмуда, из-за чего его называли «ешивотником». Отца Айзика звали Ароном, у него были и другие дети, оставшиеся на Украине.


Предки Айзика Листенгартена была родом из Галиции (ныне – это Львовская область Украины). В 1773 году Галиция перешла под власть Австрии (позже Австро-Венгрии). В Австрии евреи получали фамилии лет на пятьдесят-сто раньше, чем в России. Для этого были созданы специальные комиссии, которые превратили выдачу фамилий в доходное предприятие. Видимо, за полвека до рождения Айзика его семья была достаточно зажиточной и смогла заплатить за благозвучную фамилию «Lichtengarten» («Лихтенгартен» – «Светлый сад»). Когда территория, где они жили, вошла в состав Российской Империи, чиновники провели транскрипцию фамилии не по звукам, а по буквам. Это привело к тому, что немецкое «ch» превратилось в русское «с». Произошедшая ошибка привела к возникновению уникальной благозвучной фамилии «Листенгартен», обладателями которой стали члены всего одной семьи, и все лица, носящие эту фамилию и разбросанные по всему миру (а их по некоторым подсчетам сейчас не более ста человек), являются близкими или дальними родственниками.

Старейшим главой бакинской семьи Листенгартен стал Моисей Исакович, родившийся в г.Грозном и переехавший в г.Баку примерно в 1890 г., в период стремительного промышленного развития этого города, благодаря росту добычи нефти.

Женой Моисея Исаковича стала Розалия Борисовна, урожденная Кринская, с которой он познакомился во время поездки в Тифлис (ныне Тбилиси) к сестре Басе. Естественно, что первого ребенка Розалия Борисовна отправилась рожать к своей матери в Тифлис. Мать Розалии Борисовны была строгой женщиной. Именно по ее указанию первого сына Розалия Борисовна назвала Абрамом. Когда через год, уже в Баку, родился у Розалии Борисовны второй сын, мать потребовала назвать его Ароном. Розалия Борисовна подчинилась. Но когда она родила третьего сына и мать предложила назвать его Хаимом, Розалия Борисовна категорически отказалась и назвала его Евгением, а следующего сына Борисом.

Всего детей в семье Моисея Исаковича и Розалии Борисовны было семеро. Кроме перечисленных выше четырех сыновей, были дочери Серафима и Раиса, а самого младшего сына Розалия Борисовна в память отца своего мужа назвала Исаком. Семья была большой и средств, которые зарабатывал Моисей Исакович, работавший токарем, а позже, в советское время - мастером токарного цеха, часто не хватало.


Гимназист Абрам Листенгартен (1913)

Абрам Моисеевич Листенгартен, родившийся в 1895 году в Тифлисе, в 1913 г. окончил Бакинскую гимназию. В царской России существовала процентная норма на прием евреев в высшие учебные заведения. В отличие от Советского Союза, где такая же норма была секретным указанием «сверху», в царской России это был открытый и всем известный запрет. Многие молодые евреи, чтобы получить высшее образование, выезжали за границу, преимущественно в немецкоязычные страны, где, учитывая некоторое знание идиш, им было легче овладеть языком.

Мой отец, а на год позже и его брат Арон, перед началом Первой Мировой войной поехали на учебу в Швейцарию, где в г. Цюрихе поступили на Медицинский факультет Университета. Деньги на дорогу племянникам дал бакинский врач – венеролог Карл Борисович Кринский, родной брат их матери. Правда, в те времена выезд за границу был достаточно легко осуществим и обходился сравнительно недорого. Значительно хуже было с расходами на жизнь в самой Швейцарии, особенно после начала войны, когда прервалась связь с Россией. Приходилось подрабатывать по мере возможности, а с 1918 г. заботу о некоторых студентах из России взяло на себя советское торговое представительство в надежде на то, что они, закончив учебу, вернутся на Родину, где не хватало врачей «пролетарского» происхождения.



Выписка из списка выпускников Цюрихского университета
В 1918 году Абрам Моисеевич закончил учебу. Ему пришлось ждать еще год, когда окончит Университет его брат Арон Моисеевич. Оба они получили дипломы врачей. Каждый диплом был размером в большой плакат и печатали его в те годы в типографии индивидуально для каждого студента. Диплом моего отца сохранился в нашей семье и его можно видеть на фотографии, также как и выдержку из официального списка лиц, окончивших Цюрихский университет. В последнем есть фамилии обоих братьев, но в нем ошибочно указано, что место рождения Абрама Моисеевича г.Грозный. Как я уже писал, он родился в Тифлисе.

Ожидая младшего брата, Абрам Моисеевич целый год проработал, заменяя уходивших в отпуск местных врачей. Братья Листенгартены остаться работать в Европе, как многие русские евреи, не хотели. Их тянуло домой, в Баку, где остались мать, отец, братья и сестры. В 1919 году они выехали из Швейцарии в Италию. В Генуе они сели на корабль, который, миновав Средиземное море, Дарданеллы и Босфор, доставил их по Черному морю в г.Батуми.

Мой отец рассказывал, что, когда они сходили с корабля, сотни людей штурмовали сходни, пытаясь сесть на корабль, чтобы уплыть на нем за границу. Их увидел один из знакомых бакинцев, находившийся в толпе. Он пробился к ним и спросил:
– Абраша, Ароша, вы откуда???
– Из Швейцарии.
– Вы что! Большевики наступают, скоро они будут здесь, все рвутся за рубеж, вы сумасшедшие, что вернулись сюда!

Он, конечно, был прав, дальнейшая жизнь моего отца и дяди в Советской России была достаточно тяжелой. В первый год после возвращения в г.Баку Абрам Моисеевич работал заведующим кожно-венерологическим отделением Сабунчинской больницы. В 1920 г. по мобилизации Наркомздрава он уехал в г.Ташкент. Там жил его сокурсник и дальний родственник Михаил Исакович. Он познакомил Абрама Моисеевича со своей сестрой Амалией Владимировной Исакович (после замужества – Листенгартен), на которой в 1921 г. мой отец женился.

В 1921-22 гг. Абрам Моисеевич был заведующим кожно-венерологическим отделением больницы в Самарканде. С 1922 г. по 1931 г. работал в Ташкенте, в том числе – в 1930-31 гг. – ассистентом кафедры дермато-венерологии Медицинского факультета Средне-Азиатского Государственного Университета. Одновременно был преуспевающим частнопрактикующим врачом.

Когда в 1931 г. в г.Ташкенте частную практику запретили, после недолгой работы старшим ассистентом в Днепропетровском Институте усовершенствования врачей, Абрам Моисеевич вернулся с семьей в г.Баку, где частная практика не возбранялась. Работал в г.Баку свыше 50 лет с 1932 по 1983 гг. - вначале Главврачом 2-ой Детской кожвенбольницы, а затем, с 1936 г. заведующим отделением и ученым секретарем в Азерб. Институте физиотерапии и курортологии им. Кирова, или, как его называли все бакинцы, в Кировском институте. Позже он перешел в Республиканский кожно-венерологический диспансер на должность заведующего физиотерапевтическим отделением.


Амалия Владимировна (Милочка) и Абрам Моисеевич (1921)


Жила семья Абрама Моисеевича на «медицинской» улице Азизбекова, в доме номер 15. Во времена, когда была разрешена частная практика, наш дом напоминал поликлинику. Здесь жили два терапевта, два кожно-венеролога, офтальмолог, невропатолог и зубной врач. У входа в парадное нашего дома можно было видеть вывески с именами семи врачей. В 1990-х годах этот дом надстроили и теперь в нем гостиница.

В 1943г. Абрам Моисеевич защитил кандидатскую диссертацию. В самом начале сороковых годов, а может быть и раньше, врачам и по воскресным дням часто приходилось идти на работу. Вот и 22 июня 1941 года мой отец ушел поутру на работу в Кировский институт, где были и стационарные больные. Персонал института был занят работой. Радио было в те времена еще далеко не везде, а возможно его просто не включили. Когда выступил В. Молотов и объявил о начале войны, о нападении фашистской Германии на СССР, его речь услышала дома моя мать. Она позвонила на работу отцу и стала кричать в телефон:
- Абраша! Война, война началась!
- С кем? – спросил он.
- Как с кем, с немцами, конечно, с фашистами! – кричала она.
Отец стал всем говорить на работе о том, что началась война. К нему прибежал парторг института и стал на него кричать:
- Вы распускаете провокационные слухи, немцы наши друзья, у нас с ними договор о дружбе! За такие разговоры вы пойдете под суд!

Отец срочно перезвонил жене: "Мила, ты точно знаешь, что началась война? Кто тебе об этом сказал?"
Мать ему в телефон опять кричала: "Включите радио, у вас там что, одни глухие работают?"
Мой отец побежал к парторгу, хотел объяснить, что надо включить радио. Но он опоздал: парторг от него отмахнулся:
- Не морочьте мне голову, все идем на митинг! Мы должны поддержать наше правительство, наши войска. Мы победим!
Абрам Моисеевич Листенгартен написал полсотни научных работ, опубликованных в 1920-х и начале 1930-х годов в известном немецком журнале по дерматологии - Dermatologishe Wochenschrift, в узбекском и российском кожно-венерологических журналах, а позже во Всесоюзном журнале «Вестник дерматологии и венерологии». Абрам Моисеевич был одним из самых авторитетных врачей-дерматологов в г. Баку.



Однажды, в Кожно-венерологическом диспансере собрали на осмотр больного всех врачей. Поставить диагноз никто не мог. С наблюдавшимися у пациента симптомами кожного заболевания никто из них никогда не сталкивался. Лишь Абрам Моисеевич осмотрев больного, сразу назвал неведомое коллегам название заболевания. Он рассказал всем присутствовавшим, что лечил больного с такой же редчайшей болезнью полвека назад и об этом написал в те годы статью в медицинский журнал.

На следующий день он принес на работу авторский оттиск этой статьи, а с врачом, в палате которого лежал этот больной, опубликовал в журнале «Вестник дерматологии и венерологии» статью с подробным изложением редкого случая, с которым он столкнулся второй раз в его медицинской практике.

А вот и другой случай, о котором мне хотелось бы рассказать. Однажды, когда мой отец был на работе в своем кабинете, его срочно вызвал главврач Адиль Джебраилбейли. У него сидели два незнакомца. Главврач сказал:
– Абрам Моисеевич, познакомьтесь: это Юрий Дуров, известный цирковой артист, а это его помощник. Дело в том, что у них заболел слон. У него какая-то кожная болезнь, ветеринар пытался его лечить, но улучшения нет. В то же время они говорят, что знают, что кожные заболевания у слонов очень опасны и могут даже привести к летальному исходу. Я понимаю, что вы привыкли лечить людей, а не животных, но нас очень просят помочь. А если кто-либо из наших врачей и может это сделать, так это только вы с вашим колоссальным опытом. Отказаться было невозможно, да отцу и самому стало интересно, и он поехал в цирк. Осмотрел слона, сделал назначения. Конечно, по его словам, кожные заболевания у людей и животных значительно различаются, но есть и много общего.

Через пару недель главврач вновь вызывал отца и сказал:
– Я никогда в вас не сомневался, сейчас звонил Дуров, он сказал, что слону стало значительно лучше, ваши назначения помогли. Он спрашивал ваш домашний адрес, видимо хочет что-то вам послать.

Дома отца ждал пакет. В нем было приглашение посетить выступление в цирке и билеты для трех человек. Отец взял с собой внука и внучку и они отправились в цирк. Билеты были на самые лучшие места в первом ряду. Когда начался аттракцион со слонами, Дуров каждого слона подводил к ним и заставлял кланяться. А когда он подвел того слона, которого отец вылечил, тот держал в хоботе букет цветов, который он торжественно протянул отцу. Вся публика смотрела с удивлением, а ведущий объявил, что администрация цирка благодарит доктора Листенгартена за медицинскую помощь, которую он оказал слону. Отцу было очень приятно выслушать похвалу за удачно проведенное лечение.

– Вот так, – заканчивал мой отец рассказ об этом случае, – в мою долголетнюю практику лечения людей вошел случай лечения слона!

В 1969 году после тяжелой болезни ушла из жизни моя мать, Амалия Владимировна Листенгартен. Отец очень сильно переживал это горе, всего двух лет она не дожила до их «золотой свадьбы». Единственным утешением для моего отца стала работа. Ему в это время было уже 74 года. Ему было трудно ходить, временами он принимал нитроглицерин. Но утром он останавливал на нашей улице такси или частную машину, и ехал на работу. Как я уже говорил, о нем, как самым лучшем враче-дерматологе, было широко известно. И больные обращались к нему за помощью и на работе и дома. Он никогда и никому не отказывал. Когда пациенты приходили в его домашний кабинет, он все делал сам. Ставил диагноз и подтверждал его, рассматривая взятые препараты под собственным микроскопом. Он никогда не брал денег, если к нему больные обращались за помощью на работе. Никогда не брал денег дома с медицинских работников, знакомых и даже знакомых его родственников и друзей.


Абрам Моисеевич Листенгартен (1982)
Абрам Моисеевич ушел на пенсию в возрасте 88 лет, проработав врачом 65 лет. Добрая память о нем осталась в сердцах его родных, сослуживцев, друзей и многих пациентов, которых он вылечил в течение своей долгой жизни. Скончался он в 1984 г.



Хочется несколько слов сказать о характере моего отца. Он был очень добрым и отзывчивым человеком. Он всегда был готов помочь всем, кто в этом нуждался. Я помню, как на пересечении улиц Азизбекова и Толстого, наискосок от нашего дома, произошла авария: трамвай не уступил дороги пожарной машине. Были слышны крики людей: вызовите скорую, нужен врач! Мой отец, увидев с нашего балкона то, что произошло, немедленно вышел на улицу и побежал к месту аварии. Он помогал пострадавшим до тех пор, пока не приехали машины скорой помощи, на которых всех, кто в этом нуждался, увезли в больницу.

Но другое мнение о характере моего отца было у его родного брата Евгения Моисеевича. Как-то в кругу родных на праздновании дня рождения, моя мать, Амалия Владимировна, которую отец всю жизнь называл Милочкой, похвалила мужа, сказав, что у него очень хороший характер, он добрый, мягкий, чуткий, внимательный человек. На это Евгений Моисеевич ответил: "У Абраши просто нет характера!"

Но такого мнения придерживался только Евгений Моисеевич. Про него мой отец рассказывал, что в детстве, когда они на досуге играли в карты, Женя, как все его в те времена называли, проиграв в «дурака», от злости карты рвал, а иногда даже лез в драку с братьями!

Мой отец был человеком неунывающим, даже в самые тяжелые моменты он был готов пошутить, рассказать веселую историю из опыта своей работы. Он шутил даже в последний день своей жизни!
– Абрам Моисеевич, – говорили ему все, – запишите истории, которые вы любите рассказывать. Может быть, ваши воспоминания опубликуют!

К сожалению, он этого не сделал и сейчас я могу припомнить лишь некоторые из его юмористических рассказов.


Рассказы из практики

А.М.Листенгартен (1968)
"Однажды," – рассказывал отец, – приходит к нему пациент и говорит: "Доктор, вы меня помните, я у вас лечился год тому назад?" - Мой отец внимательно посмотрел на него: "Нет, не помню! Ну, раздевайтесь!"- Пациент разделся. Отец взглянул на него и воскликнул: "Ага, вот теперь я вас вспомнил!"


Пришла на прием пожилая женщина-еврейка с мужем. У нее было какое-то кожное заболевание и, осмотрев ее, отец поставил диагноз, назначил лечение. Она прониклась к нему большим доверием и уважением – пожилой врач, тоже еврей. Уже уходя, она обернулась и, указывая на своего мужа, воскликнула: "Доктор, скажите ему, хватит, довольно, нам уже за шестьдесят – он наваливается на меня, я дышать не могу!"


Однажды к моему отцу на прием пришла сравнительно молодая женщина. Когда дело дошло до выписывания рецепта, он спросил ее фамилию и имя. Она расплакалась. Он ее долго успокаивал и, наконец, она рассказала, что ее зовут «Девянварь» в честь погибших 9 января 1905 г. Мой отец удивился:
– Ваши родители, вероятно, были революционерами?
– Да нет, доктор, какие революционеры, двое старых дураков-евреев!


В кабинет моего отца входит пожилой мужчина с мальчиком десяти-двенадцати лет.
– Доктор, я не знаю, что делать. Это мой внук. Вот уже пять дней как он не ходит в туалет по малой нужде! Я его очень люблю, он мой единственный внук, я весь извелся!
– А он ест, пьет – все как обычно?
– Да, доктор, ест, пьет – как у него все это помещается, не представляю!
Моему отцу ясно, что мальчик просто обманывает своего деда. Но как-то это надо прекратить, не ради мальчика, а ради старика, который волнуется, переживает, и это может для него плохо кончиться.
– Вы выйдете, подождите в приемной, я обследую вашего внука.
Дедушка выходит из кабинета, а мой отец просит мальчика раздеться и делает вид, что осматривает его. Затем приглашает дедушку вновь зайти в кабинет:
– У вашего внука все в порядке. Но если он сегодня снова не пойдет в туалет, завтра приведите его снова ко мне, и я ему сделаю небольшую операцию.
Мальчик: "Не надо операции, где у вас туалет?"


Приходит к отцу на прием женщина. Жалуется:
– Доктор, у меня болит между ног.
– Ну,раздевайтесь,посмотрим!
- Доктор, зачем раздеваться?
– Но у вас же болит между ног
– Ах нет, доктор, я не так сказала – между пальцами ног!


Однажды утром в нашей квартире раздался звонок в дверь. Заходит мужчина с чемоданом и обращается к моему отцу: "Доктор, я к вам прямо с вокзала. Я был в командировке и там был близок с одной женщиной. И вот, в поезде я обнаружил, что заразился от нее. Помогите!"
Он очень просил, и, в конце концов, отец уступил и осмотрел его в своем домашнем кабинете, сделал анализ (как я уже говорил, отец делал анализы сам, не посылая больных в лабораторию) и начал лечение. Это было в конце 1940-х годов. Уже был доступен пенициллин, но делать уколы надо было через каждые несколько часов. Отец сделал ему первый укол и назначил придти в 6 часов вечера. Из слов больного выяснилось, что он женат. Отец объяснил ему, что он заразен и не может быть и речи о какой-либо близости с женой. Когда пациент появился снова, он рассказал следующее: "Конечно, доктор, меня не было целый месяц, и жена меня ждала. Надо было как-то выходить из положения. Она приготовила обед. Я сел за стол, попробовал и начал кричать: «Я целый месяц питался в дешевых столовых и ресторанах, ел всякую дрянь, думал – вот приеду домой, хоть покушаю что-нибудь вкусное! А ты что мне даешь, это же в рот взять нельзя, ты что, готовить за это время разучилась?» Я схватил тарелку с супом и швырнул ее, мне кажется, что я перебил и другую посуду на столе. В общем, скандал получился, теперь она как минимум неделю меня не простит и близко ко мне не подойдет!"


В Баку, в одной из геологических организаций отмечали праздник. Собравшиеся мужчины, разговорились о своей семейной жизни. Один из геологов стал уверять, что, по его мнению, иметь секс с женой один раз в месяц более чем достаточно. Все возмущались, пытались его убедить в том, что любовью надо заниматься гораздо чаще, но он стоял на своем. Через несколько дней у меня дома в гостях был один из тех, кто участвовал в этой дискуссии. Он спросил у моего отца:
– Скажите, Абрам Моисеевич, как, по-вашему, иметь женщину один раз в месяц для мужчины – это достаточно?
Мой отец, которому в это время было 85 лет, ответил не задумываясь:
– Для меня вполне достаточно!


В заключение хочу сказать несколько слов о нашей семье. Старший сын Абрама Моисеевича, Михаил Абрамович, доктор физико-математических наук, был известным во всем мире теоретиком в области ядерной физики. Являлся участником Финской и Великой Отечественной войны, «блокадником», как называют тех, кто во время войны находился в Ленинграде (ныне Петербурге). В качестве профессора много лет работал и преподавал в Петербургском Университете. Скончался, когда ему был 81 год.


Младший сын Абрама Моисеевича, Владимир Абрамович, доктор геолого-минералогических наук, автор этой статьи, в течение 47 лет занимался производственной и научной деятельностью. В 1989-1990 годах эмигрировал с семьей в США, где продолжил работу по специальности. Уйдя на пенсию, занялся литературной деятельностью: в 2010 и 2011 годах вышли из печати два сборника его рассказов. Вероятно, в 2012 году выйдет третий сборник. Рассказы несомненно интересны всем русскоязычным читателям, в первую очередь – бывшим и нынешним бакинцам. Некоторые рассказы посвящены историям из жизни доктора Абрама Моисеевича Листенгартена.

Все желающие приобрести сборники, могут обращаться к Владимиру Листенгартену по адресу: 2100 Tanglewilde St., # 751, Houston, TX 77063, USA, или по электронной почте: vovik37@hotmail.com

Внучка Абрама Моисеевича - Марианна Михайловна, библиотекарь, пенсионерка, живет в г.С.Петербурге, Россия.
Внук Абрама Моисеевича - Дмитрий Владимирович, пошел по стопам своего деда. Он врач-психиатр, живет и работаете в г.Сан-Антонио, штат Техас.
Внучка Абрама Моисеевича - Елена Владимировна, в замужестве Розинбаум, живет и работает в г.Флоренс, штат Орегон.


Автор статьи Владимир Листенгартен

Фотоальбом семьи Листенгартен


Listen Isakovich Kislovodsk Proval.jpg
Слева направо: Амалия Владимировна и Абрам Моисеевич Листенгартен, Софья Моисеевна Исакович (урожденная Зиммерфельд), жена стоящего справа Леона (Левы) Владимировича Исакович, брата Амалии Владимировны. Дети слева направо: Соломон (Ома) Леонович Исакович, (в будущем полковник Советской Армии, участник Отечественной войны), Нэлла Леоновна Исакович (после замужества – Берлянт) - дети Леона Владимировича и Софьи Моисеевны (Пятигорск.«Провала».1931)











Все материалы сайта "НАШ БАКУ" охраняются авторским правом. При полном или частичном использовании статьи ссылка на наш сайт ОБЯЗАТЕЛЬНА.




comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница