Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Магазины Баку по Манафу Сулейманову

5. Богатые кварталы Баку

Здесь всегда было многолюдно — и днем, и вечером. Чего только не продавали в центральных магазинах: дорогие ткани и модное платье, парфюмерию и предметы женского туалета, расписной фарфор, изделия из стекла, серебра, хрусталя, фаянса, шкатулки из золота, кораллов, слоновой кости, безделушки из янтаря. Далеко разносился терпкий аромат кофе, какао, пряностей —корицы, шафрана, гвоздики, кардамона.

В бакинские магазины доставляли товары со всего света: из Европы — мебель и одежду, из России — меха, из Ирана — ковры, из Туркестана — парчу, бухарскую каракульчу и кожу, дыни; из Франции (Лион) и Ирана (Хамадан) поставляли хром, шевро, сафьян, лаковую обувь. Потоками шли товары из Самарканда, Хивы, Хорезма. А китайский и немецкий фарфор, китайский, цейлонский и индийский чай, другие колониальные товары!...

В этой же части города располагались известные аптеки, провизорские, фотографии, ателье модных портных, женские и мужские парикмахерские. Витрины овощных и фруктовых лавок в любое время года ломились от изобилия всевозможных плодов. Конечно, все эти чудеса рук человеческих и дары природы предназначались для аристократов и «сильных мира сего».

На Ольгинской улице было несколько ювелирных магазинов. В специальных лавках продавали часы лучших мировых фирм и марок. Модные парикмахерские салоны отделывали на славу: здесь всюду блестели зеркала, хрустальные люстры, с окон свисали бархатные, атласные занавеси, мебель выписывалась самая дорогая.

Со всех концов Европы и Азии получали лекарства, мази, лечебные масла бакинские фармацевты. Знаменитые аптеки города привлекали прохожих богатыми красочными витринами Ага Арзуман, большой знаток лечебных мазей и владелец аптеки «Мальгам» («Бальзам»), имел обыкновение сам лечить клиента, не доверяя рецептам врачей. Осмотрев рану. он смазывал ее мазью, собственноручно делал перевязку и лишь затем брал деньги.

На Базарной улице помешалась знаменитая восточная аптека братьев Хакимовых под названием «Аттар». Здесь лечебные травы, корни, всевозможные виды лекарственных растений. Запахи цветов и трав разносились по всему кварталу.

На кривом спуске, который соединял площадь Ашумова (площадь Молодежи) с Великокняжеской улицей, находилось до десятка меняльных лавок. Здесь шел бойкий обмен валюты на золото и серебро, золота — на кредитные билеты и ассигнации.

О нескольких магазинах следует сказать особо. Мануфактурный магазин Фархадзаде «Гаджи, бери бах» находился на первом этаже гостиницы «Метрополь» (музей Низами); здесь продавали самый нежный и дорогой шелк, шерстяные и хлопчатобумажные ткани.

Мебельный магазин Бостаганова располагался под гостиницей «Гранд Отель» (двухэтажное здание на улице Джапаридзе, напротив музея Низами); в магазине именитого купца можно было выбрать превосходную мягкую мебель, сработанную русскими, французскими, венгерскими, английскими мастерами-краснодеревщиками.

В самом центре Ольгинской целый квартал занимал французский магазин «Обон Марше». Здесь продавался мужской и женский трикотаж, галантерея, парфюмерные изделия. Витрины магазина были настоящим произведением искусства.

С фирмой «Обон Марше» соперничал магазин братьев Агасиевых; он распахнул двери на противоположной стороне улицы. Предприимчивые владельцы нередко сами отправлялись в Москву, Петербург, Нижний Новгород. Тегеран, Стамбул, Измир, Варшаву, Париж, чтобы заключить торговые сделки, закупить товар. Братья Агасиевы продавали в своем магазине галстуки и сорочки, нижнее белье и ткани. Чтобы продемонстрировать клиентам качество товара, приказчики сворачивали ткань в виде воронки - широким концом вверх. Нижний, узкий конец перевязывали лентами и заполняли «воронку» водой, дабы покупатели убедились, какую отличную ткань им продают: легкая, тонкая и в то же время удивительно прочная — даже воду не пропускает.

В Тагиевском пассаже (старый универмаг) Дорожнов продавал верхнюю одежду: мужское и женское платье, одежду из шерсти, шелка, хлопка...

Продавцы и приказчики были предупредительны к клиентам, они помогали им выбрать ткань, одежду по вкусу; с поклоном вручив покупку, провожали их до дверей, а то и подсаживали в фаэтон. Напротив пассажа, на первом этаже трехэтажного дома помещалась знаменитая кондитерская, где все изделия — пирожные, торты, пахлава, пеш-мек[1] — были, как говорится, с пылу с жару.

Соседствовал с кондитерской магазин «Колониальные товары». Курильщики могли купить здесь табак, папиросы, сигареты, сигары со всего света; при входе в магазин обдавало запахами какао, кофе, пряностей. .....

На первом этаже внушительного дома, принадлежавшего шемахинскому купцу Тагиеву, по Торговой улице, напротив громадного дома Гаджи Раджабли, который занимал целый квартал (кинотеатр «Ветен»), расположился магазин немецкого кондитера, очень популярный в Баку. Товары здесь получали из Москвы и Петербурга, Варшавы и Парижа. Привлекали внимание красочные коробки с шоколадными конфетами всевозможных форм и размеров.

Для изготовления тортов и пирожных в магазины с островов на Апшероне ежедневно доставляли целые корзины яиц чаек. Здесь всегда толпились посетители. Кто приходил за покупкой, а кто и просто поглазеть на витрины, перекинуться словом с очаровательными продавщицами. Чтобы привлечь покупателей, владелец магазина брал на службу только красивых девиц. Их белозубые улыбки, кокетливый наряд, шелковые ленты в аккуратно убранных волосах очаровывали мужчин, которые никогда не уходили из кондитерской с пустыми руками...

Вдоль Набережной (она еще называлась улица Александра II), начиная от пристани пароходного общества «Кавказ и Меркурий» и до Садовой, располагались лавки иранских купцов. Они занимались оптовой торговлей сухофруктов — кураги, кишмиша, хурмы, орехов, миндаля, пряностей, риса и другого товара. В нижних этажах двух- и трехэтажных особняков размещались магазины, наверху жили сами владельцы.

Эту часть города наводняли амбалы — бакинские носильщики. Двух известных амбалов — Аршака и Дадаша — знал весь горой. Целый день с паланом[2] за спиной они неутомимо рыскали по улицам в поисках заработка. Утром и вечером друзья довольствовались стаканом сладкого чая и хлебом с сыром, на обед как правило, съедали миску пити. Однажды после обеда, с сожалением поглядев на пустую миску, один из них говорит другому: «А губернатор, если захочет, может каждый день по две миски пити заказывать. Везет же людям!».Этот проспект был всегда полон конных казаков.

Примечательностью города был также пассаж Калантарова (площадь Молодежи) где продавали изделия восточных мастеров: старинные кинжалы, сабли, кешкюль[3], шкатулки из слоновой кости, украшенные резьбой и перламутром, расписная посуда, коралловые, янтарные амулеты, перевязи, ожерелья, четки, ковры ручной выделки, на которых словно оживали герои дастанов и поэм «Фархад и Ширин». «Асли и Керем», «Рустам и Зохраб», «Лейли и Меджнун». Здесь можно было купить огромные ковры и небольшие молитвенные коврики, тончайшие шали из тирмы[4], джеджим[5].

На углу Великокняжеской улицы и Ашумовского переулка братья Гусейновы продавали фарфоровую посуду, вазы, сахарницы, чайные, кофейные, обеденные сервизы, ночные светильники, люстры, настольные лампы. Широта ассортимента и географии товара поражала: поставщиками братьев были русские, японские, китайские, немецкие, французские, иранские, индийские коммерсанты. Вечером витрины этого магазина производили поистине сказочное впечатление.

Можно было часами любоваться сюжетными рисунками, красочной росписью изящных сосудов, барельефами и горельефами на вазах, миниатюрами на темы восточных легенд. В одной из витрин красовался маяк, сработанный из металла, в полметра высотой. В него были вмонтированы часы со светящимся циферблатом и барометр. Чуть поодаль от маяка «росло» дерево, в дупле которого сидел медведь. Когда механизм заводили, мишка принимался танцевать.

На Ольгинской улице находился известный мануфактурный магазин Бендора. С ним соперничали братья Аслановы, разместившие свои товары по соседству.

6. Магазин «Джавахир» («Драгоценности»)

На первом этаже дома Ашумова по Ольгинской улице размещался большой ювелирный магазин братьев Алиевых. Они продавали изделия из золота, серебра, платины: кольца, серьги, браслеты, медальоны, ожерелья, перевязи, пояса. Все это было украшено драгоценными камнями — рубинами, сапфирами, изумрудами, топазом, жемчугом, инкрустировано перламутром. Мужчин привлекали серебряные пояса, золотые табакерки, дорогие трости...

С этим магазином связано два интересных случая. Однажды жандармы окружили Ольгинскую со всех сторон и устроили облаву, задерживая каждого встречного. Искали некоего смутьяна, ограбившего вместе со своей шайкой на днях меняльную лавку и убившего менялу. В опустевший магазин «Джавахир» врывается вооруженный мужчина и требует спрятать его. Ювелир с ужасом узнает в нем того самого грабителя, которого ищет полиция. Его вообще многие в городе знали. — удивительной смелости, отчаянный был парень. Дрожа от страха, ювелир открыл дверь огромного сейфа в стене и спрятал парня там.

Жандармы наводняют магазин, обыскивают все закоулки и не найдя никого, уходят, оставив в засаде одного полицейского. Пришлось парню всю ночь просидеть в сейфе. Ювелир выпустил его лишь под утро.

Вторая история произошла позже, в 1916-м году.

Осенним днем в магазин заглянул генерал в сопровождении двух полковников. В Баку генералы на улицах появлялись не столь уж часто, а потому ювелиры и продавцы засуетились. Усадили его в мягкое кресло, спросили, что бы господа хотели посмотреть. Один из полковников ответил, что генерал хочет выбрать для супруги подарок.

Ювелиры уставили стол шкатулками с драгоценностями — тут тебе и бриллианты самой чистой воды, и изумительные рубины, жемчуга, топазы. Полковники отобрали самые ценные украшения, о чем-то пошептались с генералом. Тот утвердительно кивнул головой. Тогда полковники говорят: генерал, мол, останется здесь, а мы поедем к его супруге, покажем ларчик с драгоценностями, пусть сама выберет, что ей по вкусу. После сочтемся. Ювелир не смеет отказать столь важным персонам. Он останавливает фаэтон, сам платит фаэтонщику и велит отвезти господ, куда надо. Проходит час, два. От полковников нет известий...

Ювелир теряет терпение, однако все не решается подойти к генералу. А ну как тот разгневается? Наконец, набравшись смелости, приближается к важному сановнику и, заикаясь, лепечет: где же ваши подчиненные, почему они так задержались? Генерал молчит. После долгих расспросов выясняется, что он попросту нем. Послали за полицией... Во время следствия обнаружилось, что за «полковников» себя выдавали известные ростовские авантюристы. Они облачили какого-то простака в генеральский мундир и, оставив его в залог, преспокойно скрылись с многотысячным ларчиком.

7. Магазин «Ше'ше»

Этот магазин, находящийся по соседству с «Джавахиром», тоже был весьма знаменит в городе. На длинных гранитных ступенях, ведущих в магазин, была выгравирована надпись: «Блестящий». Об этом же оповещала и нарядная вывеска над входом. Второго такого роскошного магазина не было во всем Баку. Всюду зеркала. бархат, мрамор... С потолка свешивалась вертящаяся хрустальная люстра из восьми светильников. Зеркальные витрины сверкали тысячами разноцветных огней. При этом красочном освещении изделия из фарфора выглядели еще живописнее. Они словно бросали вызов друг другу, соревнуясь в изысканности и красоте. В «Блестящем» магазине продавали фарфоровую посулу со всего света: был здесь русский, японский, французский, немецкий, китайский. английский, итальянский товар. Рисунки, узоры, орнамент поражали своим разнообразием. На блюдах часто, изображали портреты императоров, королей, шахов, полководцев или их жен, украшая края разноцветными узорами, полосами и бордюрами.

Здесь можно было купить роскошный обеденный сервиз на пятьдесят—шестьдесят персон, сервировку для чайного стола, блюда для фруктов и сладостей, кофейные чашечки тоньше луковичной чешуи... Порою было трудно поверить, что это создание человеческих рук.

По Торговой и Телефонной, на первых этажах нарядных особняков, каждый из которых являлся настоящим произведением архитектурного искусства, располагалось множество модных лавок и магазинов.

  1. пешмек — кондитерское изделие в виде белых сахарных ниток
  2. Палан — спинная подушка у но­сильщиков
  3. Кешкюль — чаша из скорлупы ко­косового ореха, которую носили с собой дервиши, юродивые к которая предназ­началась для сбора пожертвований
  4. Тирма—тонкая шерстяная мате­рия, выделываемая вручную
  5. Джедживд — копровая ткань ручной работы


ЗДЕСЬ

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница