Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Мамедов Энвер Назимович - первый заместитель председателя Госкомитета СССР по телевидению и радио, дипломат и журналист

Mamedov Enver.jpg

1923

Энвер Назимович Мамедов родился 15 августа 1923 года в Баку.

Мать - Ольга Алексеевна Иванова - работала машинисткой, делопроизводителем.
Отец - Мамедов Назим Рауфович - был преподавателем. Он был арестован и замучен в тюрьме в 1949 году. Посмертно реабилитирован.

Окончив в Баку среднюю школу, был в июне 1941г. принят курсантом в авиационное училище, однако был демобилизован из-за травмы.
Вернулся в Баку и там направлен слушателем на курсы военных переводчиков.

Участник Великой Отечественной Войны.

Э.Н. Мамедов:

В 1941-1942 годах я находился в действующей армии.
В эти дни (по перевода в Наркоминдел) я находился на краткосрочных курсах подготовки командиров пулеметных рот. До того тоже командовал ротой, но у руководства армии возникла бредовая идея поставить на линии огня пулеметные роты, чтобы они косили наступающего противника.
Но, как только на передовом рубеже появлялись такие роты, по ним открывала сосредоточенный огонь вся артиллерия противника, и от роты ничего не оставалось… Потом от этой идеи отказались.

А последняя моя должность в армии была, как написано в аттестации, «достоин командовать пулеметной ротой». Мое воинское звание - старший лейтенант.


В 1943 году уволен из армии и направлен на работу в Наркоминдел.

Э.Н. Мамедов:

В 1941-1942 годах я находился в действующей армии. Но командование вдруг решило направить меня в распоряжение Наркомата иностранных дел.
Меня вызвали в Москву и объяснили, что я должен перейти в ведомство, ведающее внешней политикой. Я возражал, а потом, когда я уже был зачислен в работники Наркоминдела, написал рапорт своему начальству с протестом на это назначение, но он остался без ответа.
Тогда я написал рапорт на имя Верховного главнокомандующего, где утверждал, что не стоит меня, офицера, не имеющего никакой дипломатической подготовки, направлять в распоряжение тех, кто занимается отношениями с другими государствами.
Результат оказался неблагоприятным: меня вызвал один из руководителей тогдашнего наркомата обороны и с применением массы крепких слов объяснил, что мне оказана великая честь. Что сейчас, когда на учете каждый офицер, буквально каждый – а это был сорок третий год, - то, что меня направляют в распоряжение Наркоминдела – большое доверие не только ко мне, но и к армии. И если я буду артачиться, то закончу тем, что попаду не в войска, а, как он «мягко» выразился, на лесоповал. Этот аргумент окончательно сломил мое сопротивление, и я подумал, что придется очень сильно постараться, чтобы оправдать эту «большую ответственность»...

И вот в двадцать лет от роду я оказался в Наркомате иностранных дел. Мне там почему-то сразу поручили работать над проблемами послевоенного устройства мира. Сегодня это трудно представить: разгар войны, сорок третий год, а наркомат обсуждает, как организовывать и проводить мирные конференции! Но с другой стороны, ничего странного, если понимать, что оптимизма и уверенности в победе у нас никогда не убывало.


В 1944-1945 годах работал в качестве пресс-атташе советского посольства в Италии.

Э.Н. Мамедов:

В Италии я занимался связями с политическими партиями, их там было множество после свержения Муссолини, и прессой. Нас было там всего три дипломата, посол Костылев, первый секретарь Горшков и я – пресс-секретарь. Кроме того, мне было поручено помогать возвращению на родину советских военнопленных, которые, несмотря на все сложности, бежали из немецких концлагерей, пробирались на север Италии, где участвовали в борьбе против гитлеровцев, даже организовывали партизанские отряды.

Участвовал в составе советской части в Нюрнбергском процессе.

Э.Н. Мамедов:

Когда меня спросили, как я отношусь к тому, чтобы поехать на Нюрнбергский процесс и участвовать в нем в качестве заместителя начальника бюро переводов, я сказал, что мечтаю о том, как бы увидеть в тюремных камерах этих негодяев и убийц. Так как я видел, что они творили на нашей земле, я сказал, что в любом качестве буду там.
Но практически это качество превратилось в синхронного переводчика, поскольку, хотя я был маленьким начальником, но пришлось самому садиться и переводить. Вместе со мной также прилетел дипломат Олег Трояновский, который потом был послом в Японии, Китае, представителем нашим в ООН. Он как бы был прикреплен к нашему судье, а я был ближе к нашему генеральному прокурору Роману Руденко.

Наше с Олегом Трояновским особое положение накладывало на нас и особую ответственность. Не забывайте, что в начале процесса в ноябре сорок пятого мне было всего 22 года. Но время было военное, и никто не обращал внимания на возраст, спрашивали с нас, как и положено, словно с взрослых, умудренных жизнью людей.


В МИДе проработал на различных должностях до февраля 1950 года.
В 1953 году окончил Первый Московский Государственный институт иностранных языков.
До 1956 года – главный редактор главной редакции Радиокомитета (вещание на зарубеж).

Э.Н. Мамедов:

После 7 лет работы в МИД, мне наконец удалось из него уйти. Ведь у меня не было даже высшего образования, только небольшое военное. Но работая в МИД, я конечно ничего не мог сделать по линии образования, потому что мы работали при Сталине - приходили на работу в 11 утра и уходили в три-четыре часа ночи.

Я воспользовался тем, что создали в это время Комитет радиовещания, который вел передачи на зарубеж, то есть то, что сейчас делает и "Голос России", и успешно действующий наш телевизионный канал "Россия сегодня" (Russia today).


1956-1959 годы – советник-посланник посольства СССР в Вашингтоне. Главный редактор журнала "СССР".

Э.Н. Мамедов:

Наиболее мне показалась интересной моя работа в качестве главного редактора журнала "СССР", который мы выпускали в Соединенных Штатах на английском языке, а со своей стороны США печатали журнал "Америка" и распространяли у нас.
Тиражи были ограничены - примерно 52 тысячи экземпляров, но журнал пользовался большой популярностью. Журнал печатался в Америке и там же окончательно обрабатывались материалы, поступающие из Москвы. Мы давали заявки на материалы, потому что у нас в основном были представлены видные люди.
К примеру, мы впервые дали рассказ о личной жизни маршала Жукова. Даже я помню, когда был у него на даче, он нехотя, но все-таки согласился на снимок, где он гребет в лодке, в которой сидят его дочери.
Мы первыми опубликовали в журнале рассказ о Курчатове, первыми даже в советской печати опубликовали материал об атомном ледоходе.

Материалы редактировались с учетом психологии и привычек американского читателя.


1959-1960 – главный редактор, первый заместитель начальника Совинформбюро.
1961 – первый заместитель председателя АПН, политобозреватель АПН.

Э.Н. Мамедов:

После войны основная работа у меня ушла в сферу журналистики. Я стал много писать, и был включен в число нескольких политобозревателей, которых назначало Политбюро. Чтоб понятнее было их значение, можно сказать, что зарплата у нас была как у министров, была прикрепленная машина, секретарь-референт - все, на мой взгляд, не очень нужные, так сказать, вещи.
Но важно было другое - то, что мы имели доступ к секретным материалам Министерства иностранных дел и некоторых других организаций. Кроме того, мы пользовались правом выезда из Советского Союза в любую точку земного шара без длительного оформления - можно было за несколько дней все это провести. Это то, что тогда называли многократная виза.
Я печатался под псевдонимами - их было несколько. Основной был "Иванов", потому что это - фамилия моей матери. А потом я печатался под фамилией "Добров".

Работая в АПН я писал, в основном для американской печати, США и Канады, и меня печатали некоторые советские издания, в том числе газета "Правда". Довольно часто мои статьи публиковал "Московский комсомолец".


1961-1962г.г. – первый заместитель председателя Гостелерадио
1962-1985г.г. – первый заместитель председателя Госкомитета СССР по телевидению и радио.

Э.Н. Мамедов:

Самый насыщенный период моей жизни, я отдал телевидению - 15 лет... Я был первым зампредом Гостелерадио, фактически возглавляя все центральное телевидение.


Эдуард Сагалаев, известный российский тележурналист, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей (НАТ):

В те годы, когда советское центральное телевидение переживало эпоху становления и бурного расцвета, когда телевидение стало частью культуры, частью образа жизни народа страны, этот человек очень много сделал для того, чтобы телевидение стало таким, каким оно стало и каким оно является сегодня. С именем Энвера Назимовича Мамедова все, кто работал на телевидении, и кто сейчас работает, связывают все фантастические достижения нашего отечественного телевидения.


Э.Н. Мамедов был инициатором прямых спортивных трансляций, показа в телеэфире спектаклей ведущих театров и многосерийных циклов о крупнейших музеях страны, благодаря ему на экраны телевизоров вышли сериал «17 мгновений весны» и фильм «С легким паром, или Ирония судьбы».

Журналист Александр Казакевич:

Когда не было понятия рейтинг, Мамедов шокировал всех своими критериями телепередач: главное, должно быть интересно, тогда на улицах понизится преступность, потому что вечерами все останутся у телеэкранов.
"Вокруг смеха", "Кабачок 13 стульев", "Что, где, когда", "Кинопанорама" именно при нем пережили свои самые звездные времена.
Про необычных людей часто сочиняют легенды, Мамедов в этом не нуждался: минимум 5 европейских языков в активе, он создавал иновещание и агентство политических новостей, был главным редактором Совинформбюро и журнала "СССР" в США на английском языке.

И он не боялся выговоров и взысканий. В ЦК о нем говорили: у Мамедова завышен уровень свободы.


Виктор Любовцев, главный редактор программы "Время":

Он никогда не прятался за спинами подчиненных. Принимал на себя удар, а потом разбирался с членами команды. ..


1986-1992 – политобозреватель АПН, советник, консультант РИА-радио.

Награжден семью орденами, десятью медалями.

Владеет английским, немецким, итальянским, французским языками.

Э.Н. Мамедов:

Французский, итальянский и немецкий я изучил в детстве.
Моя бабушка, у которой я жил в детские годы в Воронеже (мама была Иванова Ольга Алексеевна, а бабушка – Сухотина, дальняя родственница жены Льва Толстого), начала меня учить французскому и итальянскому. А так как семья наша была дворянской, то у меня была бонна - немка, и немецкий я осваивал с нею.
И знание языков, конечно же, сыграло свою роль.

А английский я выучил в армии. Причем за очень короткий срок>


В настоящее время Э.Н. Мамедов работает советником в Российском информагентстве.

15 августа 2013г. патриарху советского телевидения Энверу Назимовичу Мамедову исполнилось 90 лет.


Источники:
Интервью Э. Мамедова «Нюрнберг вынес приговор фашизму»
РИА Новости
репортаж А. Казакевича
Легенда отечественного телевидения - Энвер Мамедов - отмечает 90-летие


Документальный фильм «Мистер Икс советского телевидения»


--Jonka 20:19, 23 августа 2013 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница