Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Меликов (Зардаби) Сафвет бек - член делегации АДР на Версальской мирной конференции

1891-1975

Сын знаменитых просветителей Абаевой Ханифы Асланбековны и Зардаби Гасан бека.

Когда Сафвет бек Меликов потерял отца ему было 16 лет.

После завершения среднего образования в 1914 году он поступил на архитектурный факультет Рижского политехнического института.

Решением Бакинской городской думы от 2 апреля 1915 года, учитывая тяжелое материальное положение семьи, ему была определена стипендия, носящая имя Зардаби. В его гражданском становлении, вовлечении в общественно-политическую жизнь сказалось большое влияние матери и Алимардана бека Топчибашева, мужа его старшей сестры.

По окончании III курса института в связи с нарастанием революционной волны в России в марте 1917 года он вернулся в Баку; вскоре под воздействием Алимардан бека включился в общественную деятельность.
В составе делегации, отправлявшейся во Францию, на Версальскую мирную конференцию, по решению Азербайджанского парламента 7 декабря 1918 года, был и Сафвет бек Меликов. Учитывая знание им русского, французского и немецкого языков, его включили в технический персонал.

А.Топчибашев до апреля 1919 года являлся чрезвычайным и полномочным министром Азербайджанской Республики наряду с рядом стран также в Османской империи. Отправляясь в Париж, он обязанности дипломатического посланника вверил временно Сафвет беку Меликову. Однако последний, не сумевший получить должной поддержки со стороны правительства АДР, столкнулся с определенными трудностями при выполнении возложенных на него обязанностей в Стамбуле.

Узнав о намерении правительства республики направить студентов на учебу за рубежом, он пришел к решению оставить мысли о карьере и завершить образование.
Его мать Ханифа ханум была такого же мнения. Ходатайствовавшая за сына перед официальными инстанциями, Ханифа ханум 16 августа 1919 года писала министру народного просвещения Азербайджанской Республики Рашид хану Капланову:

"Мой сын, Сафвет бек Меликзаде-Зардаби, (так в тексте - В.Г.) студент четвертого курса Рижского политехнического института. В связи с создавшимся положением он не может продолжить образование. Вы объявили о направлении 100 молодых людей за рубеж для получения высшего образования и известили о необходимости письменного обращения по этому поводу.

Сафвет бек в настоящее время находится в Константинополе на службе Министерства иностранных дел и лишен возможности отправить Вам письменное обращение в скором времени. Поэтому я от имени сына прошу Вас отправить его за границу для завершения образования".

Далее Ханифа ханум сочла нужным напомнить, в какой семье вырос сын, на каких традициях воспитывался:

"Я всем существом верю, что и мой сын по получении высшего образования будет всю жизнь достойно служить Азербайджану, как его отец Гасан бек Меликов".

Однако по неизвестным причинам С.Меликов не был включен в состав направлявшихся на учебу за рубеж 100 студентов. В то же время он лишился и возможности продолжить службу на дипломатическом поприще.

Весьма вероятно, что все это создало у молодого человека впечатление неуважения к памяти отца и несправедливого отношения к себе и вызвало определенную обиду на чиновников национального правительства.

Это явствует из заявления уже не позиционировавшего себя ни "беком" ни "Зардаби" "Сафвета Гасан оглу Меликова" (7 февраля 1921 года) наркому просвещения "товарищу" Дадашу Буньятзаде.

"Мое обращение, связанное с включением меня в ряды направлявшихся за рубеж студентов в годы мусаватской власти, было встречено с равнодушием. Ибо, по мнению мусаватского правительства, я считался политически "неблагонадежным элементом",

- сетовал он и напоминал, что еще в 1917 году было решено направить его в Германию как одного из лучших студентов Рижского политехнического института, но вследствие революции в России это оказалось невозможным.
Заявитель просил, с учетом большой потребности страны в технических специалистах при тогдашних условиях и существующей в советской практике отправки студентов на зарубежную учебу, командировать его в Германию сроком на два года и заверял, что по завершении образования вернется на родину высококвалифицированным архитектором.

Справедливости ради надо сказать, что народный комиссар просвещения проявил оперативность и на заседании 1 марта 1921 года, учитывая, что слушатель четвертого курса студент Меликов по завершении образования будет полезен для Азербайджанской Республики, принял решение о командировании его за границу за государственный счет.

Год спустя снова возникли проблемы.
В июне 1922 года Ханифа ханум Меликова оказалась перед необходимостью обратиться к председателю Совета народных комиссаров Азербайджанской ССР Газанфару Мусабекову. Причиной явилось лишение стипендии Сафвета Меликова по решению комиссии, занимавшейся студентами - азербайджанцами, обучавшимися за рубежом.
Комиссия мотивировала свой вердикт тем, что С.Меликов "из состоятельной семьи и является родственником А.Топчибашева".

Ханифа ханум писала:

"Как учительница, питающая глубокое уважение к советской власти, я не могу согласиться с этим решением, уверена, что комиссия информирована ложно и допустила ошибку. Поэтому прошу заново рассмотреть вопрос о стипендии сына Гасан бека Меликова, либо в соответствии с правилами продолжать выплату ему стипендии, либо же обеспечить ему возращение на родину за счет государства".

По поручению Совнаркома Азербайджанской ССР вопрос был вынесен на заседание Коллегии наркомпроса, и было принято положительное решение за подписью наркома Мустафы Гулиева, где говорилось:

"Комиссариат просвещения, учитывая заслуги отца, одного из выдающихся общественных деятелей Кавказа, умершего в крайней нужде, и деятельность матери, в первых рядах среди тюркских женщин ринувшейся на культурно-просветительскую арену и неутомимо трудящейся на этом поприще тридцать лет, единогласно принял решение просить Совет народных комиссаров о восстановлении права Сафвета Меликова на стипендию. Одновременно решено не считать основанием исключение его из числа стипендиатов за родство с Топчибашевым и учесть, что студент Меликов был лишен стипендии не за неуспеваемость, а лишь из-за того, что является родственником Топчибашева".

Завершивший высшее образование в Германии Сафвет бек принял трудное, но принципиальное решение о невозвращении в Советский Азербайджан.

Последующие 55 лет своей жизни он провел в странах Западной Европы и Турции.

Ученый-зардабивед З.Геюшев, в 1970 году встретившийся с ним, писал:

"Находясь в Турции, я свиделся с сыном выдающегося мыслителя Азербайджана Гасан бека Зардаби - Сафвет беком Зардаби. Он поблагодарил меня за издание трудов своего отца и написание отдельной монографии о нем. Поделился множеством воспоминаний об отце и годах революции в Азербайджане.
... у Сафвет бека, как и у всех эмигрантов-азербайджанцев, встреченных мною в Турции, ощущалась большая тоска по родине.
Сафвет бек рассказал много памятного и о своей матери - Ханифе ханум. Со слезами, наворачивавшимися на глаза, поведал о том, какие страдания пришлось перетерпеть его матери во времена организации первых женских школ в Азербайджане..."

К сожалению, эти воспоминания Сафвет бек Меликов унес с собой в могилу.


Источник:

Вилаят Гулиев. «Прощание с Великим Сеятелем“ (газета «Эхо»)
comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница