Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Мильман Моисей Самойлович - профессор, первый руководитель кафедры гистологии Бакинского государственного университета

Бакинская глава истории нашей семьи полностью уложилась в пределы прошлого столетия.
Начало было положено поступлением доктора М. С. Мильмана на работу в Сабунчинскую больницу в 1904 году.
Заключительным актом был отъезд его дочери Веры Моисеевны в Германию в 1996 году.


1. "Ученик Вирхова“ [1]

Milman 01.jpg

1867 - 1940

Моисей Самойлович Мильман родился 28 декабря 1867 года, был старшим сыном в семье одесского архитектора. С детства проявлял способности, учился в гимназии, а после ее окончания на деньги еврейской общины Одессы отправился в Германию для получения университетского образования.

В царской России существовала официальная процентная норма для евреев в учебных заведениях, так что многие евреи получали образование в немецких и швейцарских университетах. В советское время ограничения были негласные, но возможности уехать для получения образования не было.

Начал учиться на медицинском факультете Гейдельбергского университета, а затем по приглашению перешел в Берлинский университет, где получил образование и начал свою научную деятельность под руководством профессора Р. Вирхова [2]

За М. С. Мильманом так на всю жизнь и закрепился титул «ученик Вирхова», чем он гордился, хоть и сам стал профессором и известным ученым.


Школьником я слышал имя Вирхова в совсем другой тональности. Это было время борьбы с космополитизмом, с генетикой и кибернетикой. Попал под раздачу, как говорят в России, и Вирхов со своей клеточной теорией.
Лепешинская, старая большевичка (это термин такой был — она в самом деле была членом партии с 1898 года), писала:

«Чтобы разгромить вреднейшее, реакционнейшее, идеалистическое учение Вирхова, задерживающее продвижение науки вперёд, нужны прежде всего факты, факты и факты, нужны опыты, доказывающие несостоятельность и реакционность этого учения. Это нужно для того, чтобы ускорить темпы выполнения указания товарища Сталина превзойти в ближайшее время достижения науки за пределами нашей страны».

Ну вот она и превзошла.
Вирхов утверждал: что «всякая клетка — от клетки». А Лепешинская умудрилась получить клетку из неведомого «живого вещества». Как было позже показано, просто опыты были грязные. Но в те послевоенные годы с ней носились, она была награждена Сталинской премией, а имя Вирхова пинали наряду с именами генетиков — вейсманистов-морганистов.
В послесталинское время и генетика, и кибернетика, и клеточная теория Вирхова были избавлены от порочащих эпитетов.


Летом 1938 года М. С. Мильман отдыхал в подмосковном санатории для научных работников Узкое. В изданных недавно дневниках академика В. И. Вернадского есть запись:

«30.VI.1938
Узкое
Не писал.
Много работал и читал. Думал. Некоторые разговоры заставили задумываться.

Мильман (Моисей Самойл). Ученик Вирхова. Интересный. Всецело преданный науке. С широкими интересами<...>»


О чем задумывался академик Вернадский, видно из последующих записей:

«1 янв[аря] 1939, утро
(Москва)
(…)
На конференции (по) сравнительной физ[иологии] познакомился и впервые узнал о работе и научном значении профессора Нагорного в Харькове, узнал о его книге, связанной с вопросами старости и старения. Как раз в 1938 (году) я в Узком столкнулся в этом же вопросе с Мильманом (Баку) , работы которого знал, знал и работы Богомольца – но о Нагорном я ничего не знал. <...>

Потенциальную силу русской науки показывает одновременное появление трех таких крупных, самостоятельных и пишущих ученых, как Мильман, Нагорный, Богомолец<...>»

В. И. Вернадский называет здесь крупнейших специалистов в области геронтологии. В послевоенные годы в газетах и научно-популярных журналах часто появлялись статьи о достижениях науки в борьбе со старостью. Имена А. А. Богомольца и М. С. Мильмана упоминались там почти обязательно.
Внимание советской прессы к этой отрасли науки отражало, как мы понимали, интерес престарелого товарища Сталина: его семидесятилетие отмечалось с грандиозным размахом в конце 1949 года. Помню подвешенный к аэростату громадный портрет вождя в небе Москвы, освещаемый лучами прожекторов. Так применили технику, использовавшуюся в годы войны для противовоздушной обороны.

Вернемся к биографии.
Поработав ассистентом Вирхова, М.С. Мильман защитил в 1892 году магистерскую диссертацию.
На титульном листе стояла его фамилия в такой транскрипции - Mühlmann, т.е. по-немецки - мельник. Это написание он использовал во всех своих публикациях в немецких научных журналах, где печатался и в двадцатые, и в тридцатые годы, пока было возможно. Это уже после второй мировой войны ведущими в мире стали американские научные журналы, а тогда еще были немецкие.
После окончания университета вернулся в Россию, не захотев оставаться «в этой антисемитской стране».

Milman 02.jpg
Профессор Р. Вирхов с ассистентами. Первый справа Моисей Мильман из Одессы, левую часть фотографии он оторвал своею собственной рукой: не хотел больше видеть антисемитскую физиономию своего тамошнего коллеги.


Работал сначала, кажется, земским врачом под Одессой, а затем в Одессе. С 1897 года член Одесского общества врачей.
Докторскую диссертацию защитил в Юрьевском[3] университете.

В 1904 году доктор М. С. Мильман прошел по конкурсу на должность прозектора Балаханской[4] больницы Совета Съездов нефтепромышленников.
Собственно, это и была его основная специальность, как и его учителя Р. Вирхова — патологоанатом.

В 1919 году в Баку открыли первый в Азербайджане университет.
Моисея Самойловича Мильмана пригласили заведовать кафедрой гистологии медицинского факультета, тогда она называлась институтом гистологии.
Из Сабунчей в Баку в дом на углу Воронцовской и Почтовой переехали Моисей Самойлович с женой Мальвиной Самойловной и с тремя дочерьми. Позже Почтовая стала надолго улицей Н. Островского.

Milman 03.jpg
Мальвина Самойловна Мильман (урожд. Фельдман) - жена проф. М.С. Мильмана

В 1930 году был создан Азербайджанский медицинский институт на базе факультета в университете. Кафедра гистологии, возглавляемая профессором М. С. Мильманом, со временем развилась в кафедру гистологии, эмбриологии и цитологии Азербайджанского государственного медицинского университета.
Году в 1924 М. С. Мильман принял заведование прозектурой при бакинской больнице Каспводздрава, что служило практической базой для научной работы.

В 1935 году профессору Моисею Самойловичу Мильману присвоили звание заслуженного деятеля науки. Круг его научных интересов был очень широк.
Последние годы он занимался, главным образом, проблемой рака и добивался создания в Баку Ракового института, чтобы развивать это направление науки. Не успел.

Скончался М.С. Мильман в марте 1940 года.

Работал буквально до последних дней своей жизни. Опубликовал около 150 научных работ.
Суть научных достижений и педагогической деятельности М. С. Мильмана изложена на странице кафедры гистологии и эмбриологии сайта Азербайджанского медицинского университета.

Становление и развитие гистологии, эмбриологии и цитологии в республике связано с историей кафедры гистологии, созданной в 1919 году на медицинском факультете Бакинского государственного университета.
В 1930 г. в связи с отделением медицинского факультета и превращением его в самостоятельный Азербайджанский государственный медицинский институт кафедра гистологии вошла в его состав.
Создателем и первым руководителем кафедры гистологии в 1919 – 1940 годах был ученик известного немецкого ученого Р. Вирхова, один из известнейших в мире морфологов профессор Моисей Самойлович Мильман.

В первые годы после образования кафедра работала в очень тяжелых условиях – не хватало аудиторий, микроскопов, можно сказать, не было наглядных пособий. Таким образом, в 1919 – 1927 годах кафедра, именуемая институтом гистологии, имела в основном здании университета 4 комнаты среднего размера. Эти комнаты использовались как для практических занятий, так и как общая лаборатория.

В 1927 – 1937 годах институт переводится в другое здание. Здесь для проведения практических занятий использовались коридоры, в общей лаборатории формировались комнаты для клеточных культур. В эти годы оборудование лаборатории составляли 25 микроскопов, большинство из которых кафедра приобрела за свой счет из случайных продаж, в результате только 15 были пригодны для работы, 3 микротома и минимальное количество стеклянной посуды и металлического оборудования.

Несмотря на все эти трудности, проф. М. С. Мильман на высоком профессиональном уровне читал лекции по общей гистологии и цитологии для первого курса и спецкурсы по гистологии и эмбриологии для второго курса с демонстрацией микропрепаратов высокого качества.

В то же время на практических занятиях студенты глубоко изучали учебные препараты и обучались основам техники приготовления гистологических препаратов. В учебном процессе использовались широко распространенный в то время метод объяснения в форме микролекций, фронтальный опрос, прием коллоквиумов, изображение рисунков препаратов, исследуемых под микроскопом.

Под руководством проф. М. С. Мильмана за очень короткое время были созданы лаборатория гистологии и лаборатория клеточных культур. Таким образом были заложены основы научно-исследовательских работ в области цитологии, гистогенеза соединительной и нервных тканей.
В области цитологии были широко изучены гистофизиология центриолей и хромосом, механизмы кариокинеза, цитохимия липоидных пигментов нервных клеток. В гистологической лаборатории кафедры были разработаны детали модификации широко используемого метода окраски ядер железным гематоксилином. В это же время было проведено изучение гистогенеза гемопоэтических органов и нейроглии.
В этот период были опубликованы научные работы по онтогенезу вегетативной нервной системы, старению центральной нервной системы и по раковым процессам внутренних органов.

Проф. М. С. Мильман обосновал ряд теоретических положений общебиологического характера. Среди них теория кариокинеза, нейрогенная вегетативная теория, трофическая теория развития, старения и смерти и теория панэнзимии.

Надо отметить. что некоторые термины (биоредуктивные процессы, биопатология), впервые предложенные проф. М. С. Мильманом, нашли свое место в научно-исследовательской литературе.


Моисей Самойлович Мильман и его жена Мальвина Самойловна похоронены в Баку.

2. Дочери и внуки

У Моисея Самойловича и Мальвины Самойловны Мильман в Баку (если точнее, в Сабунчах) родились три дочери, в порядке старшинства — Евгения, Вера и Лидия.

Milman 04.jpg
Евгения Мильман

Только старшая, Евгения Моисеевна Мильман, пошла по стопам отца, стала врачом - бактериологом. Муж её, Захар Иосифович Волчкин, был инженером - строителем.
Из Баку в Москву они переехали в 1942 году вместе авиационным заводом, который в начале войны был эвакуирован в Баку из Ростова. Москву еще бомбили.
Евгения Моисеевна работала в Москве в ЦИЭМ, в дальнейшем он получил название Институт эпидемиологии и микробиологии имени акад. Н.Ф.Гамалеи АМН СССР.
Захар Иосифович и Евгения Моисеевна похоронены в Москве.

Старшая дочь Евгении Моисеевны и Захара Иосифовича Неля (Анель Захаровна) родилась в Баку и училась там в школе до 1942 года.

Milman 07.jpg
На фотографии Неля в двухлетнем возрасте с мамой и дедушкой Моисеем Самойловичем.

Переехав с родителями в 1942 году в Москву, перешла, разумеется, и в московскую школу. Кроме общеобразовательной женской школы (в те годы в СССР было раздельное обучение), окончила музыкальную школу.
Получила высшее техническое образование. После окончания работала в Москве инженером - проектировщиком по отоплению и вентиляции.
Сейчас Неля с мужем живут в Бохуме.

О младшей сестре Наташе и семье Нелиного сына Миши здесь речи нет, поскольку они не бакинцы.

Вера Моисеевна Мильман, вторая дочь Моисея Самойловича и Мальвины Самойловны, начала было учиться на медицинском факультете в Баку, но обстановка морга и запах прозекторской пришлись ей не по душе. Так что она поступила в технический вуз и стала специалистом по нефтехимии и переработке нефти — актуальная для Баку профессия.
Работала в академическом институте, писала диссертацию. Но послевоенная антисемитская компания вынудила ее уйти из азербайджанской академии наук.
В дальнейшем заведовала лабораторией на крупном нефтеперерабатывающем заводе.

Отцом Виктора Волчкина, сына Веры Моисеевны, был Михаил Иосифович Волчкин, родной брат Захара Иосифовича. Умер он относительно молодым.

Виктор Михайлович Волчкин родился в Баку, до окончания института жил там с мамой Верой Моисеевной и бабушкой Мальвиной Самойловной. Стал военным строителем, живет с семьей в Москве.

Вера Моисеевна прожила большую часть жизни в Баку, а десять последних лет в Дюссельдорфе, рядом со своей сестрой Лидией, моей мамой.

Milman 05.jpg
Сёстры - Вера и Лида Мильман

В послевоенные годы, в очень трудное голодное время, каждую осень она присылала нам в Москву посылки с дарами юга.
В круглой светлой корзинке «сапетке», плетеной из расщепленной вдоль виноградной лозы, были гранаты, айва (из нее мама варила изумительное ароматное варенье), пара бутылочек наршараба - сгущенного гранатового сока, и потрясающий, ни с каким другим не сравнимый бакинский виноград «шаны» (ударение на последнем слоге).
Этот виноград выращивали на Апшероне под Баку, он вызревал на песке. Позже участки на Апшероне получили под дачи разные партийные шишкари, и этому сорту винограда пришел конец.
Еще с дошкольного возраста в военное время запомнился мне мамин рассказ о том, как они завтракали в Баку виноградом, свежей местной брынзой и лавашем.
Уже студентом, приехав впервые (после краткого пребывания в младенчестве) в Баку, приготовился насладиться таким завтраком — мечтой детства. И в самом деле, тётя Вера выложила на стол и лаваш, и виноград, и брынзу, и масло. Ем и нахваливаю:
«Какое тут у вас все вкусное!» — «Да, — говорит тётя Вера, — как раз вчера в магазин болгарскую брынзу привезли».

Скончалась Вера Моисеевна Мильман и похоронена в Дюссельдорфе.

Третья дочь профессора Мильмана — Лидия Моисеевна, моя мама, «ровесница Октября», родилась в 1917 году. Сейчас, когда я пишу эту заметку, ей 97 лет, вместе смотрим по телевизору финал открытого чемпионата Франции по теннису.
Окончив в Баку школу и рабфак, поступила в Ленинградской институт инженеров водного транспорта. Сокращенное название института ЛИВТ, у его студентов прозвище «лифтёры». Жила у тёти Елизаветы Самойловны, сестры своей мамы, и близко общалась с её детьми — Леночкой и Селей.
В компании поэтов, музыкантов, художников, собиравшихся вокруг Сели в этом гостеприимном доме, мама была моложе всех и блистала юной красотой. Кто-то сочинил о ней стишок: «Малютка Лидия — работа Фидия». Здесь мои родители и познакомились.

Milman 06.jpg
Малютка Лидия — работа Фидия

После второго курса Лидия Мильман, выйдя замуж за моего отца, переехала в Москву и перевелась в Московский инженерно-строительный институт. Стала инженером-путейцем, работала в Сибтранспроекте во время эвакуации в Новосибирске, в Мостранспроекте в Москве.
Когда кончала институт в 1941 году, началась война, диплом выписать не успели, выдали только справку, а настоящие корочки, т.е. диплом в твёрдой обложке, получила уже после войны.

Однако деятельность инженера ее не привлекала, она закончила Высшие библиографические курсы при Ленинской библиотеке и сорок лет проработала в этой библиотеке, главной в СССР и одной из самых больших в мире.
Благодаря инженерному образованию много лет заведовала группой библиографии технической литературы. В последние годы работала над библиографией мемуаров.
Стала одним из авторов и редактором издания «История советского общества в воспоминаниях современников: Аннотированный указатель мемуарной литературы. М., 1958-1967. Ч. 1-2». Собственно, эти мемуары охватывают не только советский, но и более ранний дореволюционный период.
В Дюссельдорф Лидия Моисеевна Мильман переехала в 1991 году в день августовского путча. При создании этого текста мама постоянно подпитывала воспоминаниями и консультировала меня.

Milman 08.jpg
Таким видел внука Моисей Самойлович. Когда дедушка умер, автору этой статьи и трех лет не было

Хоть и родился я в Баку, припомнить мне нечего, поскольку прожил там только первые три месяца, и свидетельство о рождении было выписано в Краснопресненском загсе Москвы. А в немецком аусвайсе чиновница записала место рождения: Баку, Российская Федерация. На мое замечание, что это не соответствует географии, просто махнула рукой.

  1. Опубликовано в журнале «Заметки по еврейской истории», №5-6/2014
  2. Рудольф Вирхов (Rudolf Ludwig Karl Virchow) — знаменитый немецкий учёный второй половины ХIХ столетия, врач, патологоанатом, гистолог, физиолог, основоположник клеточной теории в биологии и медицине, теории клеточной патологии в медицине. Был известен, кроме того, как археолог, антрополог и палеонтолог, а также как политический деятель.
  3. Юрьев, бывший Дерпт или Дорпат, стал эстонским городом Тарту.
  4. Сабунчи, Балаханы — промысловые районы Баку, где нефть добывала, в частности, компания братьев Нобелей.


Марк Герштейн,
доктор технических наук
Дюссельдорф, июнь 2014


Огромное спасибо автору статьи, внуку профессора М.С. Мильмана - Марку Герштейну за его труд и сотрудничество с нашим сайтом!

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница