Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Муравьев Н.Н. "Путешествие в Туркмению и Хиву" (Баку в 1819г.)

Муравьев-Карский, Николай Николаевич

1794—1866

Muravievkarsskiynn.jpeg


Генерал от инфантерии и путешественник, Наместник Кавказский, Член Государственного Совета.

Родился 14 июля 1794 г. в Санкт-Петербурге.

Командовал Эриванским 13-й лейб-гренадерский полком, Кавказской гренадерской резервной бригадой, 24-я пехотной дивизией, 5-й армейским корпусом, Гренадерским корпусом, Отдельным Кавказским корпусом.

Принимал участие в Отечественной войне 1812 года, Заграничных походах 1813 и 1814 г.г., Русско-персидской войне 1826—1828 г.г., Русско-турецкой войне 1828—1829г.г., Кавказской войне, Польском походе 1831 г., Крымской войне.

Награжден Орденом Святой Анны 4-й ст. (1812), Орденом Святого Владимира 4-й ст. (1813), Орденом Святой Анны 2-й ст. (1814), Орденом Святого Владимира 3-й ст. (1822), Орденом Святого Георгия 4-й ст. (1828), Орденом Святого Георгия 3-й ст. (1829), Золотым оружием «За храбрость» (1829), Орденом Святой Анны 1-й ст. (1830), Орденом Святого Владимира 2-й ст. (1830), Virtuti militari 2-й ст (1832), Орденом Белого Орла (1835), Орденом Святого Александра Невского (1850), Орденом Святого Георгия 2-й ст. (1855), Орденом Андрея Первозванного (1865).

4 декабря 1855 награждён орденом св. Георгия 2-й степени № 97 «За взятие крепости Карса 16-го ноября 1855 г.» и удостоен приставки к фамилии «Карский».

Знал 10 иностранных языков: польский, французский, английский, немецкий, турецки.Хорошо говорил на татарском и туркменском. Изучал грузинский, азербайджанский,армянский, арабский и персидский языки.

В 1817 г. он, в чине штабс-капитана, отправился в составе чрезвычайного посольства в Персию. По окончании миссии остался на Кавказе и через три года совершил труднейшую экспедицию к восточным берегам Каспийского моря и в Хиву.

В 1819 г. было принято решение снарядить экспедицию из Баку к восточному берегу Каспийского моря, среди задач экспедиции было: составление географического описания берегов, разведка полезных ископаемых, изучение возможных путей в Индию и положение начала торговых и дипломатических отношений с туркменами, в видах было также предпринять попытку проникновения в Хиву.
Главой экспедиции был назначен Елизаветпольский окружной начальник майор Пономарёв, капитан Муравьёв был придан ему как офицер Генерального штаба.
Для экспедиции было назначено два судна: корвет «Казань» и шкоут «Св. Поликарп».

В сентябре 1819 года корвет "Казань" высадил Н.Н. Муравьёва на восточном берегу Каспийского моря (на берегу Красноводского залива), откуда Муравьёв начал своё путешествие в Хиву через пустыню Кара-Кум с туркменами в их караване. Для конспирации Муравьёв выдавал себя за туркмена, соответствующе переодевшись. Здесь ему очень пригодились его знания восточных языков.
Хивинский правитель Мегмед-Рагим-хан заподозрил, что Муравьёв прибыл в Хиву со шпионским заданием. Муравьёв был арестован и заточён в крепость, где он и пробыл более полутора месяцев, ожидая свою участь, не имея возможности связаться с кем-либо из русских. Но всё же Муравьёву удалось добиться аудиенции с хивинским ханом, он вручил хану привезённые подарки и письмо от Ермолова и убедил хана в том, что он прибыл в Хиву с целью установления между хивинским ханством и Россией дружественных и торговых контактов.
Таким образом, Муравьёв свою миссию успешно выполнил. Муравьёв был отпущен в обратный путь, он благополучно добрался до берега Каспийского моря, где его поджидал корвет Казань. Во время этого путешествия Н.Н. Муравьёв провёл также исследование побережья Каспийского моря.
21 ноября Муравьёв отправился в обратный путь и 13 декабря прибыл на Каспийское побережье. Вслед за ним, 17 декабря прибыло посольство хивинского хана.
На следующий день экспедиция с хивинскими и туркменскими посланниками на борту отплыла в Баку и на рассвете 24 декабря корабли бросили якорь на Бакинском рейде; в январе 1820 г. Муравьёв и Пономарёв прибыли в Тифлис и представили Ермолову свои отчёты. Путешествие закончилось.
За отличное выполнение этого поручения Муравьёв 4 мая 1820 г. был произведён в полковники. По результатам поездки в Хиву Муравьёв в 1822 г. в Москве напечатал двухтомные записки о своём путешествии, содержащие ценнейшие материалы политического, географического, экономического, этнографического и военного характера.
С марта 1821 г. по январь 1822 г. вторично совершил экспедицию на восточное побережье Каспийского моря. За эту экспедицию получил 3 сентября 1822 г. орден св. Владимира 3-й степени.
Умер Николай Николаевич 23 октября 1866 года.
Похоронен в Задонске. Около стен Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря лежит надгробная плита из серого гранита с надписью “Николай Николаевич Муравьёв. Начал военное поприще Отечественной войной в 1812 года, кончил Восточной 1856 года под Карсом”[1].

Источник:
Википедия
Г.Д. Алхазов "Генерал Муравьев-Карский"


ПУТЕШЕСТВИЕ В ТУРКМЕНИЮ И ХИВУ

(Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах гвардейского генерального штаба капитана Николая Муравьева, посланного в сии страны для переговоров. М. 1822)


/17 июня/ 1819 года Июня 17 числа господин Главнокомандующий Грузинским отдельным корпусом Алексей Петрович Ермолов, снабдив нас всеми нужными бумагами, отправился на Кавказскую линию, куда призывали его военные действия против Чеченцов.

В предписании своем ко мне Господин Главнокомандующий, давая наставления, которыми надлежало мне руководствоваться в сношениях с Туркменами и Хивою, объяснялся между прочим следующим образом:

«от ловкости в обхождении вашем можно обещать немалые успехи, и знание ваше в Татарском языке много способствовать вам будет. Не смотрите как Европеец на средства лести; между народами Азиятскими употребление оной обыкновенно, и вы имеете выгоду не страшиться быть расточительным в оном. Ваше Высокоблагородие можете сделать другие полезные исследования, к которым может дать повод ваше между ими пребывание, более нежели что могу я предписать, а паче о народе почти совершенно нам неизвестном. Я от способностей ваших и усердия могу себе обещать, что не останутся бесплодными делаемые усилия войти с Туркменским народом в приязненные сношения, и что доставленными сведениями облегчите вы пути к будущим Правительства предприятиям.»


18 июня. Отправился я из Тифлиса.

6 июля. Сделавши 30 верст, мы приехали в Баку.
Поднявшись на высоту, не доезжая города, увидели мы крепость, море и суда. -
Город Баку окружен двойной крепостной стеной с башнями, амбразурами и орудиями. Он имеет вид величественный и обширен; окрестности оного гористы и совершенно голы, крепость нуждается в воде и дровах; вообще положение ее совсем не выгодно. —
Улицы в ней узки, строения высоки, но довольно опрятны; жителей много, базар порядочный, Керван Сараи хороши. —
Баку ведет значительную торговлю с Астраханью. —
В пристани обыватели строят суда, которые однакож ходят не далее берегов Гинлянских.

В Баку на берегу моря построена высокая башня называющаяся Девичьей; по рассказам жителей она получила сие название от следующего произшествия: в древния времена один из владетельных Ханов Бакинских влюбившись в свою дочь, хотел на ней женится. Долго она ему сопротивлялась — но наконец дала притворное согласие, с тем чтобы отец ей выстроил высокую башню на берегу моря, в которой хотела сокрыть позор свой; Хан выстроил башню в весьма короткое время; дочь повела его на самой верх, и указывая ему вышину оной, когда он наклонился, свергнула его в море и сама за ним кинулась.

Суда наши уже давно были готовы, мы запаслись всем нужным и взяли с собой из Бакинского гарнизона 30 человек с офицером. Пономарев взял к себе в письмоводители Титулярного Советника Полетаева.
Мы познакомились с комендантом Бакинским Лейб-Гвардии Кирасирского полка Полковником П. М. Меликовым и с морскими офицерами, назначенными следовать с нами в море.

Для экспедиции нашей изготовлено было два судна, из коих первое корвет Казань 18-ти пушечной, в 1818-м году пришедший в Баку из Астрахани; на нем прибыл Лейтенан А. В. Коробка, но при отправлении нашем поступил на место его Лейтенант Г. Г. Бассаргин. —

Другое судно было Шкоут — купеческой Св. Поликарпа; он не был вооружен и назначен только для перевоза нашей команды и всей излишней тягости.
Им начальствовал Лейтенант А. Ф. Остолопов. Общество морских чиновников нашего корвета состояло из Лейтенанта Бассаргина, двух Мичманов Юрьева и Иванова, Священника, Лекаря Формицына, Артиллерийского Лейтенанта Линицкого, Штурмана и Шкипера; всей команды на нем было 160 человек.

8 июля. В вечеру морские офицеры пригласили нас на корвет, откуда поехали к домику, на берегу лежащему, называющемуся Морскими Банями.
Мы плыли мимо развалин большего Керван—Сарая скрытого под водой в расстоянии полуверсты от берега; из воды показываются только одне башни. Неизвестно, когда и как сие здание погрузилось в море; надобно полагать, что сие произошло от землетрясения. —
Глубины в сем месте — до трех сажен; здесь замечено что каждые тридцать лет море переменяет свои берега значительною прибылью или убылью;
весь край сей заслуживает особенное внимание по горючему и нефтяному свойству земли и по большим развалинам зданий, коих везде много, и которые могут служить для исторических исследований. —

13 июля. В вечеру Шкоут Св. Поликарпа отправился на остров Сару с высадной камандой для заготовления дров и воды.

17 июля. Мы перебрались совершенно на корвет — и 18-го в 6 часу вечера снялись с якоря, направив путь свой к острову Сара. Ветер был N. и довольно свежий; плавание наше началось очень успешно. Сколько я не перемогался, но не мог избегнуть общего недуга садящихся в первый раз на морские суда. —
Ночью ветер утих; мы штилевали, а к рассвету поднялся S. O. по которому 19 го числа весь день лавировали и подвинулись вперед очень мало. —

20 июля. Ночью сделался штиль и мы стояли 2 1/2 часа на якоре; по утру открылся нам остров Сара, и в 12 м часу мы бросили якорь в рейде. —
Сошедши на берег, обедали у командира Эскадры Капитан Лейтенанта С. А. Николаева. —
Остров Сара имеет вид полу месяца и простирается почти на 8 верст в длину; грунт его ракуша, на которой Русские поселились, обстроились и насадили ивняку; большая же часть острова покрыта камышем. —
Прежде не было даже на Саре пресной воды и во всех колодезях вода отзывалась солью; но поселенцы поделали в них срубы и, от частого вычерпывания, оная очистилась. —
Шкоут Поликарпа прибыл в Сару за два дни до нас; в нем оказалась довольно сильная течь.

21 июля. Шкоут Поликарпа отправился в Ленкоран (крепость сия отстоит от Сары в 15 верстах) для запасения себя дровами. — До 24 го мы простояли на якоре; во все продолжение сего времени дождь не переставал.


Примечание:
  1. Мы не даем подробное жизнеописание этого замечательного полководца и человека, т.к. жизненый и боевой путь Николая Николаевича Муравьева-Карского был интересен и долог. Подробнее познакомиться с его биографией можно на сайтах, данных нами в качестве источника нашей информации, как и многих других.


--Jonka 13:10, 13 февраля 2013 (CET)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница