Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Назанский Владимир Иванович - бакинский полицеймейстер, подполковник

“Баку - город, растущий на глазах; жизнь его развивается с американской быстротой, выдвигая все новые и новые требования к полиции”.
(В.И.Назанский)


Новый полицеймейстер

Назанский В.И. -фрагмент.jpg

Назанский В.И. (фрагмент фотографии сотрудников Управления Бакинского Градоначальства)


Одним из видных деятелей Бакинской полиции был В.И.Назанский, возглавлявший Бакинскую полицию с 1910 по 1914 год.

События 1905-1907 годов повлекли за собой ослабление общественной безопасности и рост преступности, которые настоятельно требовали ответственной и компетентной работы по совершенствованию всей деятельности полиции города Баку.
После революционных событий, “передышка” 1909-1914 гг. дала возможность правительственным органам и прежде всего нефтепромышленникам сконцентрировать свои усилия для укрепления полиции в городе Баку.
В связи с этим бакинские нефтепромышленники и градоначальник г. Баку полковник Мартынов обратились с просьбой в Министерство внутренних дел Российской империи прислать на должность полицеймейстера г. Баку ротмистра Назанского В.И.

Имея за плечами опыт работы в полиции, зная методику организации полицейского дела Российской империи и стран Западной Европы, Назанский приступает к активной работе по укреплению и совершенствованию всей структуры Бакинского полицеймейстерства.

Для изменения обычного, застоявшегося ритма работы Бакинского полицеймейстерства он тщательно изучает жизнь города. Знакомится с уголовной средой. Изучает реальные причины, порождающие преступность и параллельно структуру и методику работы самого полицеймейстерства. Определяет будущие контуры и направления реорганизации самого полицмейстерства.
Первоочередными направлениями в его реструктуризации были прежде всего канцелярия полицеймейстерства, служба подразделений и кадры.


Усовершенствование делопроизводства полицейской службы

Приступив к исполнению обязанностей полицеймейстера города Баку, Назанский (уже в чине подполковника) столкнулся с рядом серьезных проблем в организации внутри - структурной службы городской полиции.
Прежде всего его поразили запущенность и застой, царящие в организации делопроизводства полицеймейстерства. Обширные знания в области организации делопроизводства полицейской службы вынудили Назанского начать нововведения именно с этой очень важной части службы, которая являлась по сути дела штабом всей организационной и исполнительской работы управления. Им было установлено, что в полицмейстерстве отсутствовало руководящее начало, и работа велась без всякого системно-планового подхода.

Столкнувшись со всем этим, Назанский приступает к реорганизации и обновлению личного состава канцелярии.
В первую очередь он освобождает от занимаемых должностей секретаря канцелярии, а затем и весь ее аппарат.

Собрав вокруг себя опытных сотрудников полицмейстерства, Назанский коллегиально приступает к разработке плана по реорганизации и систематизации всего делопроизводства канцелярии. Первым шагом на пути к этому было разделение канцелярии на 9 столов: секретарский; бухгалтерский; делопроизводство 1-го, 2-го, 3-го и 4-го столов; стол городовых, розыскное отделение при адресном столе; стол повесток.

Совершенствование участкового делопроизводства необходимо было начать с делопроизводственной кодификации, т.е. ведения дел по направлениям.

С этой целью Назанский внедряет свой приказ “О ведении книг делопроизводства в Бакинском полицмейстерстве”. К таковым относились:
книга о лицах, состоящих под надзором полиции;
книга записей о лицах, содержащихся под стражей;
книга о взысканиях с разных лиц казенных и других налогов;
книга на выдачу разрешений на погребение умерших;
книга платежных свидетельств;
книга для записывания постановлений градоначальника о наложении взысканий на разных лиц в административном порядке;
книга приказов по участку;
книга записей происшествий;
книга телефонограмм;
книга записи замечаний по участку начальствующих лиц и дежурных приставов;
книга записи жалоб и претензий чинов участка и т.д.

Для более эффективной и динамичной работы канцелярии нужно было в первую очередь обеспечить ее печатной продукцией, т. е. канцелярскими книгами, бланками, различными ведомостями и др. Для этого Назанский принимает решение организовать при полицмейстерстве типографию. Наличие собственной типографии давало возможность соблюдать режим секретности в подразделении и обеспечивало независимость от других городских типографий.

16 ноября 1910 года после длительных переговоров типография Бакинского полицмейстерства начала свою деятельность. Самым интересным фактом было то, что в периоды затяжных забастовок и политических стачек все городские газеты практически печатались в типографии полицмейстерства.

Патрульно-постовая служба

И все же для Назанского главным стержнем всей полицейской деятельности полицмейстерства была патрульно-постовая служба, поэтому положение дел в организации этой службы беспокоило Назанского особенно.
Основательно изучив состояние дел и проблематику этой службы, он пришел к выводу, что необходимо срочно менять существующую систему несения патрульно-постовой службы в Бакинском полицмейстерстве и привести ее к соответствию тем условиям, которые сложились на тот момент в городе Баку.
Основанием для изменения режима несения патрульно-постовой службы была царящая неразбериха в существовавшей системе, которая характеризовалась следующим образом:

В Бакинском полицмейстерстве еще до Назанского было заведено, что в участках полицмейстерства применялась 3-сменная система патрулирования, как и было предусмотрено нормативными документами департамента полиции МВД Российской империи. Исходя из данной системы, каждый городовой должен был шесть часов патрулировать, шесть часов находиться при участке и последние шесть часов отдыхать.

Данная система была, в понимании Назанского, не совсем совершенной и дееспособной для бакинских условий.
Спустя некоторое время он принимает решение о переходе на 2-сменную систему несения постовой службы. Двухсменная система отличалась от трехсменой тем, что она увеличивала число постов по городу при том же количестве городовых. Городовой уже стоял на посту не шесть часов, как раньше, а восемь.
Благодаря этой системе создавались условия для отдыха полицейских в течение последующих восемь часов.

Нововведения В.И. Назанского

Нововведения в организации полицейской службы в Бакинском полицмейстерстве протекали не совсем гладко.
Одной из основных причин проблемности в процессе нововведения было неправильное отношение к полицейским чинам, т.е. отсутствие деление их по категориям и классности, что в свою очередь приводило к нарушению установленных правил, отраженных в нормативных актах МВД Российской империи.
Прежде всего этот существующий “беспорядок” среди чинов полиции приводил к нарушению субординации, обобществлению и стиранию конкретных профессиональных, а в некоторых случаях служебно-функциональных задач.

Назанский незамедлительно восстанавливает утраченный принцип деления по категориям. Он восстанавливает так называемую трехступенчатость в категориях полицейских чинов:

1.Классный состав (начальствующий состав)
2. Околоточные (участковые на 3-5 дворов).
3. Городовые (участковые, патрульные улиц, площадей и казенных учреждений).

Восстановление классных чинов полиции по категориям дало возможность в соответствии с этим восстановить их конкретные служебно-функциональные обязанности, определить их льготы и дополнительные вознаграждения.
Но самое главное, эти преобразования, сумели восстановить служебно-этические отношения к каждому из них.

Имея фундаментальную нормативно-правовую базу для управления городской полицией в Российской империи, Назанский все равно ищет новые пути, подходы и методы совершенствования горполиции. С этой целью Назанский начинает изучать передовой опыт полиции больших городов Европы.

В конце 1912 года Назанский провел свой отпуск в Петербурге, Берлине и Париже.
О днях, проведенных в отпуске, он вспоминает так: “…находясь в отпуске в Петербурге, я ознакомился с предполагаемой реформой службы полиции. Кроме этого, ознакомился со службой полиции Берлина и в особенности Парижа. По возвращении в Баку решил применить виденное”.

Сразу же после возвращения из отпуска он приступает к разработке новой инструкции для организации наружно-постовой службы.
И уже 1 февраля 1913 года с согласия градоначальника г. Баку полковника Мартынова он внедряет данную систему.

Что же собой представляло это нововведение?
Оно представляло собой 3-ехсменную систему несения наружно-постовой службы, как для отдельно взятых смен, так и для городовых.
В связи с этим было принято решение объединить два полицейских участка в одну роту, состоящую из трех взводов.
Исходя из положения новой инструкции, взвод теперь стоит на посту шесть часов, затем шесть часов находится в участке и последние шесть часов отдыхает.
Все назначения, поручения, распределения нарядов для полицейских взводов осуществляется только через взводного.
Теперь при новой системе наблюдались последовательность и высокая организованность. Особенно это было заметно при распределении постов и разводов нарядов патрулирования по маршрутам.

Особое значение в тот период Назанский придавал разделению служб по категориям. Он писал: “В работе участков я пришел к единственному, на мой взгляд, целесообразному решению - разделить труд исполнительных чинов полиции по категориям службы: а) наружной; б) судебно-розыскной и в) административной…”.

Наружняя служба

Особое место заняла наружная служба. В этом деле в первую очередь необходимо было составить кодификацию по категориям преступников:
“гастролеры”, карманные воры, воровки-проститутки, простые воры, воры чердачные, воры магазинные, воры с взломом квартир и магазинов, воры с употреблением обмана, воры-прислуги, воры железнодорожные, воры велосипедные, скупщики краденого, поджигатели, убийцы, хулиганы, соучастники преступлений, хипесники - обкрадывающие мужчин, приводимых проститутками на квартиры, и т.д.

Что касалось работы сыскных отделений, то они должны были взаимодействовать с общей полицией и судебно-прокурорскими органами.

Создание бакинского адресного стола

Одним из больших достижений в совершенствовании деятельности Бакинского полицмейстерства было создание единого адресного стола.
Нефтяной бум, порождающий неконтролируемую миграцию рабочих и крестьян, рост населения города, хаотичная постройка города Баку заставляли городские власти и полицию к принятию экстренных мер по созданию единого адресного стола.
Бакинский адресный стол всегда находился в ведении Бакинского городского самоуправления, которое не отвечало требованиям, предъявляемым полицией.
Назанский считал, что результативность розыскного дела может быть достигнута лишь при условии перехода адресного стола в ведение полиции. Он писал: “В октябре 1910 года я вышел к Бакинскому градоначальнику с ходатайством о внесении вопроса о передаче адресного стола в ведение полиции”. После чего 13 ноября 1910 года Бакинским градоначальником было предложено городскому “голове” внести это предложение на обсуждение Думы. И уже 21 декабря 1910 года Дума все же приняла постановление о передаче адресного стола в ведение полиции. С 1 января 1911г. адресный стол Баку был окончательно принят полицмейстером Назанским. Помещение для него было снято в доме Скобелева на Биржевой ул., там же где размещалось центральное Полицейское управление.

В новое положение об адресном столе Назанский вводит статью, которая предусматривает бесплатную прописку, а также бесплатную выдачу адресных карточек как для квартирантов, так и для постояльцев.
Это нововведение являлось в высшей степени хорошим и ценным источником для установления перемещения того или иного лица, проживавшего в пределах Бакинского полицмейстерства.

Перевооружение полиции

К 1913 году Баку превратился в большой индустриальный, богатый город с населением 248 875 человек.
Проникновение преступных групп в город Баку из России, Ирана, Грузии и Турции создавало проблемы для сотрудников полиции.

Вооруженность населения, особенно преступных сообществ, держала полицию в постоянном напряжении. Вооруженные стычки, перестрелки среди белого дня в городе между криминальными группировками в конечном результате приводили к вооруженному столкновению с полицией.
Назанский по этому поводу писал: “Приходилось сталкиваться с тем обстоятельством, что вооружение злоумышленников, нападающих на полицию, в значительной степени превосходило по своим качествам вооружение городовых, которым приходилось стрелять из револьверов старых систем, что ставило последних в значительно худшие условия в сравнении с первыми”.

Назанским были приняты срочные меры к перевооружению чинов полиции.
Арсенал полицейских пополнился новыми, 10-зарядными револьверами системы “Браунинг”. Револьвер теперь в открытом виде висел под рукой полицейского и всегда был готов к применению. Городовым, которые жили на частных квартирах, после смены службы разрешалось для собственной безопасности и для самозащиты носить револьверы старых систем.

Создание системы оперативной связи и оповещения

Наряду с перевооружением личного состава Бакинской полиции Назанский совершенствует систему оперативной связи и систему оповещения.
С этой целью была создана АТС, связывающая все 11 участков Бакинского полицмейстерства, а также все службы сыскной полиции.
Отныне начальник полицмейстерства мог одновременно проводить по телефону оперативные совещания и передавать по всем участкам тексты телефонограмм.

Одним из важных по тем временам нововведений в Бакинском полицмейстерстве было формирование команды велосипедистов. Использование данной команды показало эффективность службы полицейских в ночное время, так как все велосипеды были снабжены аккумуляторными фонарями.
Благодаря велосипедам, полицейская команда могла в кратчайшее время добраться до места происшествия, пробираясь по узким улочкам города, особенно старой его части.

С целью обеспечения общественной безопасности в ночное время Назанский восстанавливает и усиливает команду дворников, которых стали привлекать к организации уличных, дворовых и переулочных постов.
В то время было создано 350 таких постов.
Осуществление контроля над ними было поручено, как правило, старшему городовому.

Одним из немаловажных вопросов Назанский считал работу полицмейстерства по упорядочению и содержанию арестованных.
Он распределяет арестантские камеры строго по категориям задержанных: для женщин, для интеллигентов, для пьяниц, для уголовников и пересыльных.
Для каждой из этих категорий предусматривался “соответствующие ремонт и обстановка”.

Улучшение контроля над торговлей и др. областями жизни

Растущий город очень нуждался в контроле над торговлей.
Особенно это касалось торговли спиртными напитками. Эта проблема была настолько серьезной, что ею пришлось заниматься полиции города.
Непривычная и нетрадиционная для Баку повсеместная торговля спиртным создавала проблему для поддержания общественного порядка.
Назанский по этому поводу писал: “При приезде моем в Баку исключительно хаотическое состояние торговли резко бросалось в глаза, особенно во всех питейных заведениях”.

В связи с этим по инициативе Назанского был издан приказ по Градоначальству от 21 января 1911 г. за № 27, предусматривающий “однообразный способ свидетельствования” для ресторанов, закусочных, предоставляющего им права поздней торговли.
Для наблюдения за порядком в этих заведениях ежедневно назначался дежурный пристав для осуществления внезапных проверок.

Город Баку резко отличался от многих крупных городов Российской империи “проституцким промыслом”. В портово-промышленный Баку хлынул поток рабочего люда из соседних государств. В Баку стали съезжаться богатые предприниматели, бизнесмены.
За легкой жизнью в Баку потянулась масса авантюристов, филантропов, жуликов и другого преступного люда.
Естественно, что нефтяной Баку должен был отличаться не только в плане высокой производительности и оборота капитала, но и должен был выделяться и соответствовать уровню развлекательной индустрии.
А сопровождающим атрибутом этой индустрии в большинстве случаев бывает проституция.

Бесправное, нищенское положение женщин в городе Баку пополняло армию проституток.
Рост проституции нельзя было остановить путем полицейских репрессий. Поэтому полицмейстером г. Баку Назанским было принято решение несколько ограничить, систематизировать и в то же время контролировать этот процесс.

Сам Назанский определял свою позицию в этом вопросе так: “Вопросы о борьбе с проституцией и развратом я считал одной из главных задач. Отсутствие каких бы то ни было правил, регулирующих проституцию, в портовом городе с крайне разнообразным национальным составом, бойким по торговле, прилегающем к заводскому району и с большим процентом мусульман, является серьезным общественным злом”.

Усложняло ситуацию и то, что, оказывается, в Баку никаких правил, регулирующих взаимоотношения проституток и содержателей домов терпимости, не существовало.
Назанскому стало известно, что в городе Баку вот уже более 30 лет в различных частях города, особенно в его промышленной части, существовали так называемые “растворы” (одноэтажные, построенные наспех глиноизвестковые будки без окон). Они и были рассадниками уличного разврата. Хозяевами этих растворов были так называемые самим Назанским “аграши сутенеры”, которые заведовали как проститутским промыслом, так и азартными играми, петушиными и собачьими боями. Скопление в этих местах большого количества “разного люда” порождало массу оргий, драк, кровавых кинжальных расправ.

Назанским было дано распоряжение всем полицейским участкам начать регистрацию всех женщин, занимающихся этим промыслом.
В целом по городу Назанским были использованы общие меры надзора за проституцией, применяемые и практикуемые в столицах европейских стран.
Им было выработано “Временное положение о бакинском врачебно-полицейском надзоре за проституцией”, утвержденное Бакинским градоначальником от 3 августа 1910 г.

Чуть позже Назанским разрабатываются “Правила для проституток и содержательниц домов терпимости”. Также был выработан план мероприятий по предупреждению “тайной” нелегальной проституции. Оперативно был рассмотрен вопрос о переносе домов терпимости из центра города в более отдаленную часть. 1 августа 1911 года все дома терпимости, числом 16, были размещены в пределах 9-го Завокзального участка г. Баку.

Назанский совместно с комиссией принял ряд мер по пресечению различных форм эксплуатации проституток со стороны содержательниц домов терпимости.
Было принято решение предоставить возможность проституткам распоряжаться своим заработком по их усмотрению. Для сохранения сбережений на их имена были открыты книжки Государственной сберкассы.

Воспитательная работа с личным составом полиции

Наряду с другими нововведениями в Бакинском полицмейстерстве Назанский никогда не упускал из виду вопросов, связанных с воспитательной работой личного состава.
Он глубоко понимал, что без воспитательной работы среди личного состава нельзя будет сохранить тех начатых преобразований, которые он внедрял в жизни полицмейстерства.
Эта работа требовала коренного пересмотра в части всего комплекса вопросов, связанных с морально- нравственным воспитанием личного состава полицмейстерства.

Он писал, что “призывая к дружной и объединенной работе всех подведомственных мне чинов, я силился в отношении каждой из категорий принять ряд морально возвышающих воспитательных мер”. Однако в тех условиях это сделать было очень сложно, так как Баку в те годы слыл городом соблазнов, праздной жизни. Огромное количество увеселительных заведений привлекали богатых предпринимателей, которые тратили на это огромные суммы денег на глазах тех же полицейских. Взятки, подношения были самым большим злом для полиции в бурно растущем городе.

“Говоря о мерах к поднятию престижа полиции на высоту, не могу обойти молчанием острый вопрос о наиболее распространенном в широкой публике обвинении, посылаемом по адресу полиции, - ей приписывают обычно склонность к принятию приношений и денежных даров”.

Назанский в своих рассуждениях указывал на то, что Баку был центром заводов, центром Российского нефтяного капитала, где годами внедрялась “привычка отчислять перед праздниками некоторую сумму на вознаграждение агентов тех ведомств, услугами которых фирмы и промыслы пользуются в течение года”.
То же самое можно было сказать и о полиции города.
Сам Назанский говорит об этом так: “Обычай этот я застал столь укорененным, что управляющие заводами совершенно недоумевали, почему с этими привычками надо бороться”.
Доходило до того, что подобные “ассигнования” выдавались по конторским книгам и сидели в отчетах фирм. Вручались они без всяких расписок.
“Я должен был, прежде всего, очистить личный состав от тех, кто бросал тень на доброе имя полиции”.
И в то же время он понимал, что одними репрессиями против отдельных чинов полиции эту проблему решить было нельзя.

Для Назанского решение этой проблемы было делом самым сложным. Он оказался в нестандартной ситуации.
И, несмотря на это, он находит оптимальное решение.
По этому поводу он говорит так: “Я проводил и провожу единый, на мой взгляд, верный способ: естественное желание поощрить полицейских чинов. Осуществлять путем предоставления ассигнованной суммы в распоряжение начальства для формального, гласного распределения между теми или другими чинами.
Чин полиции должен чувствовать над собой одну оценку - своего начальства, а не поощрение непосредственно от фирмы за службу сообразно ее вкусам, незаметно для него самого”.

…Объем материалов с жалобами со стороны заявителей рос с каждым днем как снежный ком. Содержания жалоб в основном указывали на неправильные действия полицейских чинов.
Взятки, служебное предательство, соучастие в преступных акциях, сращивание с преступной средой и другие негативные факты, которые в некоторых участках и даже в отдельных службах самого полицмейстерства стали привычным и обычным делом.

Назанскому было очень сложно менять то, что уже на протяжении многих лет стало нормой поведения. А менять сознание и представление о высоких моральных устоях было самым сложным и ответственным делом.
Он пишет: “Я стремился вселить и широко развить в чинах Бакинского полицмейстерства сознание, что вся наша служба - есть непрерывный, самоотверженный подвиг бескорыстного, не за страх, не за выгоду, а за совесть, по идеи, служения Государеву делу”.

Назанский со всей ответственностью приступает к планомерной работе по перевоспитанию личного состава полицмейстерства.
Прежде всего, он берется за формирование у полицейских сознания профессиональной общности работы полицейских.
С этой целью он, в отличие от предшественников, проводит систематические собрания по категориям. Для приставов - с участием прокурора города. Для остальных категорий - с участием представителей Градоначальства.
В большинстве случаев он сам проводил эти собрания. Цель этой воспитательной работы он видел в создании атмосферы “товарищеской связи”, взаимопонимания, взаимовыручки, осознании принадлежности к единой семье полицейских.

Каждый сотрудник всегда думал об обеспечении его семьи в случае его смерти.
В связи с этим Назанский в своем отчете пишет: “Мною учреждена, принятая с большим сочувствием всеми городовыми, товарищеская помощь для городовых и вообще низших служащих”.
По этому решению каждый полицейский чин, находящийся на службе, в день смерти одного из своих полицейских товарищей, вносит 1% от своего месячного оклада в пользу осиротевшей семьи.
Пособия выдавались только жене, матери или детям. Назанский был уверен, что “вера в эту помощь, несомненно, укрепляет товарищескую связь и взаимное единение среди живых, напоминая, что они члены одной полицейской семьи”.

Успех воспитательной работы адекватно зависел от решений социальных вопросов внутри самого полицмейстерства.
Цель решений этих вопросов заключалась в создании атмосферы социальной справедливости. Он писал: “Я не мог не остановиться на крупном дефекте, застигнутом мною в Баку, …старшие оклады в значительной степени предоставлялись людям, находящимся и без того в сравнительно выгодных условиях, писцам, есаулам участковых канцелярий и центрального управления, одним словом, не наружной, постовой службы. Это вызывало справедливую обиду наружного состава и создавало нежелательное стремление уходить на более комнатную работу.
С первых дней я откомандировал весь лишний состав от управления; положил категорическим принципом представлять старшие оклады лишь городовым, несущим наружную службу с ее тяготою и риском”.

Во всех участках и резервах систематически отмечались праздники в честь святых.
В день праздников часть полицейских освобождались от постовой службы, на посты вместо них выступали городовые резервной роты.
В праздничные дни после молебна городовым накрывался “улучшенный стол”. На пиршество приглашались полицейские с соседних участков.
В помещении участков играла музыка, устраивались игры, пели песни, танцевали.
Особенно торжественно отмечался Новый год. В подразделениях зажигалась елка и устраивались любительские спектакли с участием членов их семей.

Полицмейстерство выписывало до 20-ти наименований газет. Для читки этих газет было выделено специальное время, ежедневно для свободной смены.

Были выработаны положения о судах чести классных чинов, “дабы во взаимных отношениях каждый чувствовал себя не только под ответственностью закона, но и под контролем товарищеского кооперативного мнения”.

Для укрепления спайки коллектива и организации бесперебойной службы полицейских на участках необходимо было решать вопрос, связанный с обеспечением личного состава своевременным питанием.

“Я застал полное отсутствие какого-либо разнообразия в довольствии команд…”

Отсутствие графика питания в полицейских участках приводило к нарушению распорядка дня, дисциплины, а порой и к срыву несения постовой службы. Многие полицейские питались всухомятку в разное время, сидя на своих рабочих местах, некоторые стихийно объединялись и готовили себе пищу прямо в служебном помещении на керосинках.
Большая часть полицейских питалась на квартирах, в харчевнях. А некоторые даже в духанах, что было запрещено для полицейских.

Подполковником Назанским эта проблема была решена следующим образом.
Отныне все полицейские, кроме семейных, живущих на квартирах, составляли питательную артель. По решению Назанского на общее довольствие вычитывалось по 20 копеек в сутки с человека.
Для бесперебойного обеспечения продуктами питания был заключен контракт для всех участков с оптовыми базами на мясо, хлеб, крупы, овощи и другие продукты.
На отдаленных участках были организованы артельные лавки, “где нижний чин может получать все необходимое дешево и лучшего качества”.
Позже Назанскому удалось отчислять часть денег в фонд питательного довольствия из сэкономленных денег, выделенных на отопление и освещение казарм.

Назанский четко определяет и дает характеристику будущему кадровому составу Бакинской полиции: “Необходимо иметь личный состав полицмейстерства, безусловно, стойкий, крепкого нравственного закала, беспристрастный, непартийный, дисциплинированный”.

Работа с беспризорными детьми

С целью повышения служебной и этической ответственности сотрудников полицмейстерства Назанский прибегает к особому методу воздействия.
Он создает так называемую команду малолетних, которые были выброшены на улицу в результате сложившихся тяжелых социально - экономических условий.
Масса малолетних, беспризорных сирот и детей беднейших слоев рабочего населения толпами бродили по городу Баку, из которых впоследствии формировались “кадры” малолетних воришек, а затем и серьезных преступников.

“Желая прийти на помощь в деле воспитания беспризорных детей, как местным благотворительным обществам, так и родителям-беднякам, мною были приняты меры к основанию при вверенном мне полицмейстерстве оркестра малолетних”.
Среди детей беспризорников шел отбор по слуховым, ритмическим и физическим способностям. После длительной подготовки в июле 1911 г. начал функционировать полицейский оркестр.
Оркестр к 1914 году уже насчитывал 60 человек. Он существовал только на самоокупаемости, полностью обеспечивая себя и все расходы, связанные с ним. Оркестр участвовал на всех торжествах полицмейстерства.

С февраля 1912 г. при полицмейстерстве были собраны уличные подростки, преимущественно бездомные, занимавшиеся прошением подаяния в возрасте от 10 до 14 лет. К ним был приставлен мастер для обучения сапожно - шорному делу.
Задача заключалась в обслуживании нужд городовых резерва по исполнению заказов обмундировальной мастерской.
С марта 1913 г. по январь 1914г.г. было изготовлено мальчишками 112 пар сапог, 27 ботинок, около 300 сумок для постовых книжек.

Послебакинский период жизни

…Все перечисленные нововведения Назанского - это не полный список того, что было им сделано в Бакинском полицмейстерстве.
За добросовестную работу на посту полицмейстера г. Баку Назанский в 1914 году был переведен в Москву на должность заместителя градоначальника.
Ему было присвоено звание полковника.

После октябрьского переворота, по некоторым сведениям, он служил в Добровольческой армии Деникина. Дослужился до звания генерал-майора.
После разгрома Деникина Назанский как будто бы со всеми своими близкими родственниками эмигрировал в Сербию.
Говорят, что в Сербии есть кладбище, где имеется много надгробных плит с фамилией Назанский. И, возможно, среди этих могил есть могила человека, который внес огромный вклад в дело реформирования и совершенствования системы Бакинской полицейской службы, которая превзошла все ожидания мировой практики полицейской деятельности.

По большому счету, вся полицейская система, ее методика, созданная Назанским, будет сохранена в деятельности национальной полиции Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920 гг., которая впоследствии будет оценена как безаналоговая.


Таир БЕХБУДОВ, доцент кафедры “Общественных наук” Академии полиции, полковник, член Союза журналистов Азербайджанской Республики

Новая информация о дальнейшей жизни Вл. Ив. Назанского:

Nazanski-1930.jpg

В 1930г. в Париже вышел первый том воспоминаний последнего помощника московского градоначальника, полковника конной кавалерии Императорской русской армии Владимира Ивановича Назанского "Крушение Великой России и дома Романовых".


Архивы, на которые ссылался в своей книге Назанский, погибли во время 2-ой мировой войны.
Второй том воспоминаний так никогда не был издан.

Захоронение:

НАЗАНСКИЙ Владимир (Wladimir NAZANSKY), 1877-1939. (+ Е. Назанская.) - Новое кладбище. Булонь-Бийанкур (Франция)


Источник: Здесь

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница