Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Никифоров Петр Михайлович - революционер, председатель Совета министров Дальневосточной республики

1882 - 1974

Никифоров-1922.jpg
Родился 30 сентября (12 октября) 1882, село Оёк Иркутского округа.

Отец - рабочий, золотоискатель, мать - крестьянка.

Оёк является первым этапом, первой остановкой политических партий, отправляющихся из Александровского каторжного централа и из Иркутской тюрьмы в далекую якутскую ссылку...

Мой отец - сибиряк, золотоискатель, много лет путался по тайге. Мать жила в селе и кое-как вела небольшое крестьянское хозяйство. Сестры и брат работали по «людям», а я, последыш, учился в приходской школе.

Лет сорока отец бросил путаться по приискам, голышом вернулся из тайги домой; потом лет пятнадцать прожил в Иркутске по найму и, затем уже вернулся к крестьянскому хозяйству и сидел на нем до самой своей смерти. Помер 96 лет, а мать померла на 12 лет раньше.[1]

В 12 лет учение в школе для Петра Никифорова окончилось и начался его рабочий путь "в людях". Его революционный путь начался в 1901г., член РСДРП с 1904 года.

В том же 1904г. году был призван в армию, служил во флоте. Был машинистом машинно минного отделения на императорской яхте «Полярная Звезда». Участвовал в восстании матросов и солдат Кронштадта в период 1-ой русской революции. Восстание было подавлено. Никифоров, изменив имя, перешел на нелегальное положение.

В начале февраля я получил записку без подписи, в которой говорилось: «Из морского штаба имеются сведения о предполагающемся аресте Никифорова и Зайцева, рекомендуем скрыться». Записка была без подписи, однако вероятность извещений от этого не уменьшалась... Сообщили о положении и парторганизацию... Парторганизация... предложила нам немедленно скрыться...

Дня через три, получив на дорогу деньги и явки, мы покинули Петербург...[2]

Находясь на нелегальном положении, под различными чужими именами и фамилиями, Петр Никифоров участвовал в работе социал-демократического движения в различных районах Российской империи - Крыму, на Кавказе. Таким образом он попал в Баку, на нефтяные промыслы.

Глава "В Баку" из книги П.М.Никифорова "Муравьи революции"

Из Новороссийска я поехал в Тифлис.
Тифлисская организация направила меня в распоряжение Баку, где сильно чувствовалась фракционность между большевиками и меньшевиками. Шла открытая борьба за овладение рабочими массами.

Профсоюзные организации Балаханов и частью Би-би-Эйбата находились под сильным влиянием большевиков. Совет безработных был полностью под большевистским влиянием. Там часто маячила длинная фигура Алексея Рогова, а из окошка бюро торчал утиный нос Кушнарева.

Меня поместили на конспиративной квартире, где хранилось различное огнестрельное оружие, и мне было поручено, пока я не найду себе работы, заниматься с дружинниками, обучая их обращению с различного рода оружием.

К сожалению, многие клички бакинских работников того времени испарились из памяти. «Алеша» - неустанный организатор-пропагандист, «Баррикада», Владимир большой, Владимир маленький, настолько терроризировавший шпиков своим маузером, что те неохотно показывались на «Парапете» (центральная площадь города): Владимир подстреливал их, как куропаток, оставаясь в то же время сам неведом и неуловим.

Средства на приобретение оружия организация получала от местной националистической либеральной буржуазии в порядке особого «самообложения». Местная буржуазия с непонятным для меня покорством выполняла эту повинность.

На конспиративке я прожил с месяц, пробиваясь случайным заработком. Я устраивался на десять копеек в день и обедал по талону организации в одном из духанов.
В конце-концов мне удалось поступить в качестве электромонтера на завод Бекендорфа[3], где и была предоставлена мне комната.
Жил я в Баку под фамилией Бориса Сапунова, под кличкой «Борис».

Завод Бекендорфа обслуживал только свои скважины и бурения. Главная работа была клепка труб для скважин. Этим делом обычно занимались русские подрядчики, доставлявшие нужное число рабочих, обычно лезгин. Такая группа работала и у Бекендорфа. От ночи до ночи ухали клепальщики своими молотами на большом дворе завода.

Я заинтересовался этой группой и с помощью одного грузина, знавшего лезгинский язык, стал выяснять условия работы у подрядчика. С большим трудом удалось выяснить, что на долю рабочих-лезгин приходится не более пятидесяти процентов платы, которую получает подрядчик.

Со мной в квартире поселился молодой парень, масленщик у машины завода - Миша. Вот и решили мы с Мишей начать среди лезгин работу по организации артели и устранению подрядчика. Больших трудов и времени стоило нам эту работу кое-как наладить. С одной стороны, незнание языка, с другой - недоверие лезгин сильно мешали нашей работе: лезгины боялись, как бы мы не обманут их и не захватили их работы - «ведь русские так хитры».

Однако в конце-концов нам удалось разъяснить лезгинам, что артель им выгоднее, чем подрядчик. Лезгины устроим стачку, истребовали, чтобы работы по клепке труб были сданы артели.
Управляющий не стал упираться и передал работы артели.

Лезгины, не знавшие настоящей платы, какую получал подрядчик от завода, были радостно удивлены, что их заработок почти удвоился. С этих пор мы с Мишей стали в их кругу героями - шутка ли, всемогущего подрядчика устранить.

Из грузин и русских рабочих мне удалось сколотить на заводе группу, которая дружно голосовала за большевистскую резолюцию по докладу делегатов лондонского съезда 1907 года.
Профсоюзы готовились к осеннему съезду горно-промьшленников: необходимо было разработать программу требований, а также подготовить рабочих Баку к возможной борьбе за эти требования.
На одном из профессиональных собраний я был избран в комиссию по выработке требований. Работали над требованиями в Балаханах в помещении союза.

Среди рабочих Баку имелось большое число местных и персидских татар, которые весьма неохотно примыкали к рабочему движению. Религиозные предрассудки в то время сильно господствовали над их умами, и на революционную агитацию они шли туго. Бурение и тартанье нефти почти исключительно обсуживалось этими татарами.
 Весьма важным служебным достижением являлась должность «ключника», стоящего у ключа и поворачивающего бур во время бурения. Рабочие-татары все силы прилагали, чтобы достичь этой должности. Хозяева умело использовали этот момент в целях усиленной эксплуатации рабочей силы.
Поэтому подготовка для возможной осенней стачки требовала упорной и усиленной работы.

Я с большой охотой настроился на эту работу, но в Баку произошел большой провал всей большевистской организации. Клички были раскрыты, в том числе и моя. В мое отсутствие был произведен обыск, забрали литературу и наган.
Миша сумел меня вовремя предупредить, и с работы из Суруханов, где я ставил двигатель, я проехал прямо в город. Часть публики уже сидела в тюрьме. Мне предложили выехать в Красноводск и дальше в Ташкент. В Красноводск мне дали явку, но предупредили, что, возможно, она провалена, и рекомендовали осторожность.

Уехал я с большой досадой, что спугнули с большой и интересной работы.

Дальнейший жизненный путь П.М.Никифорова привел его в 1908г. в Иркутск, где становится одним из руководителей военной организации РСДРП.

Массовая работа требовала литературы и листовок военного характера. Отсутствие типографии сильно сказывалось на нашей работе и суживало ее рамки... Нужно было во что бы то ни стало достать шрифты. У солдат денег для приобретения шрифтов, понятно, не было и достать было негде.

... мысль об экспроприации необходимых средств не оставили. Я поставил этот вопрос в нашем большевистском кружке на принципиальное обсуждение, так как это мероприятие выходило из рамок деятельности партии. Мы с Павлом несколько раз возвращались к вопросу об экспроприации и, наконец, решили, что в данных условиях придется на это дело пойти. Я наметил одно из почтовых отделений по якутскому тракту,

Намеченную операцию решили провести с помощью двух солдат из военного кружка под моим руководством. Эта операция была рискована не столько сама по себе, сколько по своим последствиям. Ясно было, что наша операция повлечет за собой усиление репрессий и обысков.

Операцию мы провели довольно легко, имея на руках только один револьвер, но денег не захватили - опоздали на полчаса. Забрали только небольшую сумму, рублей двести, и два револьвера...

В 1910 году за ограбление почтового отделения Никифоров арестован, несколько месяцев он просидел в Иркутском Александровском централе.
В 1911г. был обвинен по 279-й статье Свода военных постановлений и приговорен к смертной казни через повешение, которую затем заменили на 20 лет каторги.

Освобожден после Февральской революции 1917г. и направлен на партией на Дальний Восток, где стал членом Иркутского совета, заместителем председателя Владивостокского совета, редактором газеты «Красное Знамя».

В 1918г. был арестован белогвардейцами и около года находится у них в заключении.

После освобождения в 1920г. стал председателем Дальневосточного крайкома, членом Дальбюро ЦК РКП(б).

В1920 году после разгрома Колчака большевики пошли на создание буферного государства, формально независимого от Советской России с целью отсрочить войну с Японией и по возможности вытеснить интервентов мирным путем с Дальнего Востока.
Сложная международная и военно-политическая обстановка привела новое советское правительство к политическому маневру – временному отказу от восстановления советской власти в Забайкалье и на Дальнем Востоке и образованию на этой территории буферной республики (ДВР).

29 октября 1920 года в Чите состоялась конференция, где была принята Декларация, по которой весь Дальний Восток от р.Селенги и Байкала до Тихого океана объявлялся независимой самостоятельной республикой с демократической властью.
Высшим органом, возглавлявшим весь аппарат государственного управления ДВР, являлся Совет Министров. Главой Совета Министров стал П.М.Никифоров.

Будучи Первым председателем Совета министров ДВР, так называемой «буржуазной республики», П.М.Никифоров сумел не только оздоровить экономику региона, но и ввел в обращение полновесный золотой рубль.
В его правительстве совместно трудились представители партий самых различных направлений - большевики, эсеры, народные социалисты и кадеты, а также крупные русские промышленники и банкиры и даже члены бывшей сибирской Директории.

В 1922 года декретом ВЦИК РСФСР вся территория Дальнего Востока вошла в состав РСФСР.

С 1925 по 1927г. Никифоров являлся полпредом СССР в Монголии, затем работает в Совнаркоме СССР, после этого — заместитель наркомснаба РСФСР.
В годы Великой Отечественной войны Никифоров занят партийной работой.

Долгое время деятельность народного премьер-министра всячески замалчивалась, а сам он, уйдя в отставку, занимался обыденным трудом - слесарничал, плотничал, работал на дачном участке.

Был награжлен орденом Ленина, орденом «Знак Почёта» и медалями. В 1972 году в связи с 90–летием получил орден Октябрьской революции.

Умер Петр Михайлович Никифоров, почти всеми забытый, в 1974 году.


Примечания:

  1. П.М.Никифоров. "Муравьи революции"
  2. там же
  3. так в книге. Правильное написание фамилии - Бенкендорф


Источники:
Кронштадские восстания
Википедия
сайт "Псевдология", автор Ф.Вергасов
В.Н.Саенко "П.М.Никифоров" (сайт о Такмаке)
Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898 - 1991
Дальневосточная республика



comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница