Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Нисьневич (Нисневич) Исер Абрамович - врач-дантист, член фотографического общества России, репрессирован

1879 - 1941

Автопортрет, фото Нисьневича И.А. 1925 год


Я решил рассказать о двух случаях в жизни моего дедушки, в одном из которых от неминуемой смерти его спасла Советская власть, а в другом она же жестоко его и погубила.

Вся история начиналась в последней четверти Х1Х-века, когда мой дедушка, студент Харьковского университета, на каникулах регулярно навещал своих родителей, живших в г. Мстиславле, нынешней Белорусии.

И вот, в один из таких дней, прогуливаясь по центральной улице, он за стеклом витрины шляпного магазина увидал молодую привлекательную девушку, мою бабушку, которую ее родители из Баку прислали к дальним родственникам обучаться шляпному мастерству. Молодые познакомились, затем сыграли свадьбу, вскоре там родилась моя мама, а еще через два года, в самом начале ХХ-века, закончив университет и получив диплом по специальности дантист, молодая семья переехала в г. Махач-кала (бывший Порт-Петровск ), где и развернулись основные события.

Прошло несколько лет, к тому времени молодой врач приобрел хорошую врачебную практику и богатую клиентуру, материальные средства позволили ему купить пятикомнатную квартиру со своим врачебным кабинетом, в семье подрастали уже три дочери. К тому же дедушка был разносторонним человеком, со студенческих лет он увлекался художественной фотографией и несколько раз завоевывал призы на Всероссийских выставках, обладая хорошим музыкальным слухом, он по вечерам развлекал своих гостей игрой на хрустальных бокалах, наполненных водой в соответствии с нотами. Бабушка тоже не забывала свое ремесло и выполняла заказы местных модниц на шляпы.

Так бы и продолжалась эта размеренная жизнь, если бы не грянула Первая мировая война, а вслед за ней и революция в России. После нескольких беспокойных лет, когда власть менялась несколько раз, в ноябре 1918-го года в город вошла дивизия турок. Через несколько месяцев турецкий паша издал приказ молодым красивым девушкам города являться по вечерам в офицерский клуб на танцы. Это известие очень встревожило дедушку, т. к. моя мама уже достигла 17-ти лет и подпадала под приказ паши. Знакомые пациенты дедушки предложили спрятать мою маму в надежном месте. Ее переодели в мужскую одежду и каждый день меняли место ее укрытия.

Когда к дедушке явился градоначальник, дедушка только развел руками. Рассвирепевший паша приказал своим солдатам бросить дедушку в тюрьму до тех пор, пока он не приведет свою дочь к нему. Взволнованная бабушка, вся в слезах, схватив двух своих малолетних дочерей, кинулась в ноги турецкому паше, умоляя отпустить мужа, говоря, что старшей дочери вообще нет в городе. Но турецкий паша был неумолим. Прошло некоторое время и пронесся слух, что к городу с боями приближается Красная армия. Тогда турецкий паша решил избавиться от ненужных ему пленников и приговорил всех заключенных к расстрелу. Дедушку вместе с еще одним узником посадили на повозку и приказали вознице доставить их к месту расстрела. Но по дороге, воспользовавшись общей суматохой, вызванной близким боем, возница, а вместе с ним и оба узника бежали и дедушка прятался в укромном месте вплоть до прихода в город Красной армии.

Но Советская власть стала устанавливать свои порядки. Прежде всего она переселила дедушку с его семьей из его пятикомнатной квартиры на другую улицу в двухкомнатную, но даже там, дедушка умудрился в полуподвале открыть свой кабинет, чтобы как-то содержать свою семью, но, конечно, со многими ограничениями.

Так прошли годы. За это время моя мама закончила музыкальную школу и поехала на учебу в Одесскую консерваторию. Там она встретила моего папу, молодые понравились друг другу, поженились и после окончания папой Одесского политехнического института приехали в Махач-кала, а спустя некоторое время перебрались в Баку, где жила моя прабабушка вместе с другими детьми и внуками.

Но вернемся в Махач-кала, к началу Второй мировой войны. Усилилось подозрительность и поиск неблагонадежных людей. И тут кто-то из завистников или пациентов дедушки написал на него донос, что, мол он, не препятствует в своем доме разговорам на антисоветские темы. В ту же ночь, а это случилось в июне 1941-го года, агенты НКВД забрали дедушку в тюрьму. С этого времени бабушка уже его не видела и той же осенью его расстреляли без всякого суда и следствия. Спустя много лет дедушку реабилитировали, но никому от этого не стало легче. Так та же Советская власть оборвала жизнь моего дедушки.

Впоследствии, фотоаппарат дедушки попал в нашу семью. Это был старинный фотоаппарат из полированного дерева с растягивающейся кожаной гармошкой, работающей на фотопластинках. Он устанавливался на деревяной треноге, регулируемой по высоте. Мы с братом делали на нем неплохие портретные снимки. Может быть, это послужило толчком моему увлечению фотографией, в моих руках побывали пленочные фотоаппараты советского периода -"Любитель", "ФЭД", "Зоркий ". Сейчас, конечно, наступило время цифровых фотокамер, которые меня всегда сопровождают в моих поездках.


Автор - Евгений Моисеевич Эльбирт - внук Исера Абрамовича.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница