Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Полубояринов Георгий Николаевич - инженер-химик, морской летчик

1894 - 1960

Георгий Полубояринов в 30-е годы

Потомственный дворянин Георгий Николаевич Полубояринов родился в 1894г. в г.Ростове Ярославской губернии. Его отец Николай Николаевич Полубояринов служил земским начальником 1-го участка Ростовского уезда Ярославской губернии.

Окончив Ярославское реальное училище Георгий отправился в Москву, где поступил на химический факультет Императорского Московского технического училище (ИМТУ) – будущее Московское высшее техническое училище им. Баумана (МВТУ). Это произошло незадолго до начала Первой Мировой войны.

В 1915 году он закончил курсы авиации, организованные при училище и, став охотником флота, был направлен в Качинскую авиационную школу в Севастополе. Вскоре в Петрограде на Гутуевском острове была организована первая Офицерская школа морской авиации, куда вначале 1916 года и был переведен Георгий Полубояринов.

В мае 1916 года при Императорском Политехническом институте были организованы курсы для теоретической подготовки будущих морских летчиков. После окончания этих курсов, осенью 1916 года Полубояринов вторым эшелоном выехал в Баку, где находился филиал Петроградской офицерской школы морской авиации. Началось практическое обучение пилотажу.

Из книги Георгия Копытова "Фамильный код"

Георгий Николаевич Полубояринов, с которым Виктор был близок всю свою жизнь, но в силу совсем особых обстоятельств.
А обстоятельства были таковы. В Баку, несмотря на описываемые весьма драматические события, трое товарищей, трое морских летчиков — Георгий Полубояринов, Павел Депп и Виктор Корвин встретили трех сестер — дочерей главного механика крупнейшей на юге России транспортной компании «Кавказ и Меркурий» Леопольда Генриховича Беккера.
Очень скоро молодые люди стали желанными гостями в этой семье, где каждый из них нашел свое счастье. Младшая сестра Нина стала невестой Георгия. Избранницей Виктора оказалась средняя — Юлия. Наконец, Клара могла бы стать женой Павла, но…. Но все изменилось 15 сентября 1918 года.

20 марта 1917 года прапорщик по адмиралтейству Георгий Полубояринов успешно сдав экзамены, получил звание Морского летчика. Он был оставлен инструктором в школе до весны 1918 года, затем, получив назначение в гидродивизион Каспийского моря, участвовал в обороне Баку от турок.

Начиная с 1919 года подпоручик Полубояринов служил в Донском гидроавиационном дивизионе Вооруженных сил Юга России. К этому времени он уже был женат на Нине Беккер – сестре жены Виктора Львовича Корвина-Кербера.

Из книги Георгия Копытова:

Информации о Донском гидроавиационном дивизионе почти не сохранилось. Известно, что в район Каспийского моря дивизион прибыл в конце марта 1919 г. Он был укомплектован аварийными самолетами, которые

доставили в Таганрог в мастерскую «Моска и Кo» при авиазаводе Лебедева. Дивизион состоял из двух отрядов. Именно в сентябре первый отряд (3 гидросамолета) из Таганрога прибыл в Петровск-Порт. Вскоре здесь оказался и второй отряд. Кстати, с 4 июля 1919 года в одном них служил уже известный читателю подпоручик Георгий Полубояринов.

Еще раньше Виктора, он прибыл сюда из Баку в составе английской флотилии Д. Норриса, не дожидаясь

расформирования которой вступил под знамена Деникина. Надо сказать, что за прошедшие со дня падения Баку месяцы друзья еще больше сблизились, оба, наконец, женившись на сестрах Беккер. В результате, в Петровск-Порте Виктор оказался с Юлией, а вместе с Георгием приехала его Нина.

Поскольку в гидроавиадивизионе самолетов явно не хватало, авиаторы несли корабельную службу на авиатранспорте «Аладир Усейнов», который теперь назывался «Волга». В конце 1919 года излишек летчиков был направлен в Таганрог, где предполагалось по мере готовности находящихся на ремонте самолетов сформировать два отряда воздушного дивизиона. Так Виктор оказался на заводе Лебедева и сразу включился в работу по ремонту самолетов. С этого момента пути Виктора и Георгия на несколько лет разошлись. Полубояринов был оставлен в Петровск-Порте.


Как долго Полубояринов находился в составе Белой армии осталось неизвестным. Известно лишь то, что он вскоре оставил авиацию и в 1922 году вместе с женой уже находился в Москве. Ему удалось продолжить учебу в институте, где к тому времени учился его младший брат Дмитрий Николаевич Полубояринов. Оба брата стали специалистами в области химии. Профессор Дмитрий Николаевич Полубояринов – признанный специалист в области огнеупорных материалов, в течении 33 лет возглавлял кафедру химической технологии керамики и огнеупоров МХТИ им. Д.И.Менделеева.

Георгий Николаевич Полубояринов всю дальнейшую свою жизнь проработал в Московском институте нефти и газа.

Умер в Москве в 1960 году и похоронен на Ново-Девичьем кладбище. Нина Леопольдовна умерла 14.01.1978, похоронена рядом с Георгием Николаевичем

Полубояринов Георгий Николаевич - (1895--1960,†Москва,Ново-Девич.кл-ще,3-уч.) Инженер. [Кипнис С.Е. Новодевий мемориал. М.,1995]

Фотоальбом

Becker Irina Kerber.jpg
Г.Н. Полубояринов с мамой Георгия Копытова - Ириной Кербер (в отличие от родителей она носила фамилию Кербер, а не Корвин-Кербер). Это - Москва, примерно, 1923 год, когда Полубояринов уже преподавал в МВТУ. Кстати, Георгий Николаевич, вероятно, был репрессирован, но в те годы об этом не говорили, и подтверждений этому у Георгия нет. Эту информацию он получил от Д.В. Радченко - автора книги "ПОЛУБОЯРИНОВЫ. Очерки по истории фамилии" - 2010 г., но и в эту книгу она не включена.


Вспоминает Георгий Копытов

Я хочу добавить, что у Полубояриновых не было детей, поэтому Георгий Полубояринов очень любил возиться с моей мамой - Ириной, а она частенько гостила в его семье. Надо сказать, что и мне имя мама выбрала неслучайно.

К 1960 году, когда умер Г. Полубояринов, мне исполнилось 9 лет. Он несколько раз бывал в Ленинграде, я его помню, но только зрительно и собственных воспоминаний о нем у меня нет. После его смерти, Нина Леопольдовна осталась совсем одинокой и часто жила у нас по нескольку месяцев. Ее я помню очень хорошо, но все воспоминания исключительно бытовые.

Она была абсолютно седой, причем в отличие от моей бабушки, волосы были чисто белые, как бы серебристые. Она была всегда невозмутима. Самое страшное замечание, которое она могла сделать (и которое всегда достигало эффекта!) это сказать, например, моему брату: "Игорь! Ведь ты же пионЭр". Тональность и произношение слова пионер были таковы, что на Игоря это действовало магически. На такую же фразу, произнесенную другими он мог просто не обратить внимание.

Другое, запомнившееся замечание тети Нины, обычно звучало, когда мы с братом начинали чем-нибудь кидаться. Независимо от того, куда мы попали (например, под кровать или в стенку) можно было сразу услышать: "А если там глаз?". Возникало впечатление, что глаза разбросаны по всей квартире.

Перед сном тетя Нина совершала ритуал приема лекарств. Она выкладывала таблетки и капли в известном только ей порядке, ставила стакан воды, и по очереди, с определенными промежутками поглощала все это. Став врачом, я часто вспоминал ее любовь к медикаментам и до сих под удивляюсь стойкости ее организма. В отличие от сестры, моя бабушка лекарств почти не принимала и дожила до 98 лет. Она умерла в ранге пра- пра- бабушки, успев понянчить внучку своего внука (т.е. мою).

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница