Материал из OurBaku
(перенаправлено с «Ростропович»)
Перейти к: навигация, поиск

Ростропович Леопольд Витольдович - виолончелист, профессор Бакинской консерватории

1892-1941

Предки Ростроповича жили в Польше и Литве и назывались Ростроповичюсы. Его прадед Иосиф Ростроповичюс переехал из Вильно в Варшаву, женился на чешке и дослужился до почетной должности городского судьи. И теперь еще на Варшавском кладбище можно видеть памятник Иосифу Ростроповичюсу и его жене рядом с могилами родителей Шопена.

Музицирование в семье Иосифа было традицией — пели, играли на фортепиано.

Сын Иосифа - Ганнибал-Владислав (1829-1908) в апреле 1856 года обвенчался в Виляновском католическом костеле Варшавы с Флорентиной - Брониславой, ур.Штек (1834-1915). У молодой четы родились девять детей - пять сыновей и четыре дочери.

Старший сын Витольд-Войцех Ганнибалович родился в 1858 году, получил домашнее образование и в 1870 году уехал в Лейпциг, где окончил политехнический институт. Там он обучился и музыке, которая определила его судьбу. В 1879 году он оказался в Воронеже, где проживали родственники по бабушкиной линии - Гаушильдты. Выходцы из австрийских земель, они уже в 1851 году были внесены в родовые книги по Петербургской губернии.

Дом на Пятницкой улице №54 в Воронеже, где жили Ростроповичи
Витольд Ростропович стал домашним учителем музыки и преподавал фортепианную игру в классической гимназии Воронежа. В те годы музыка была обязательна в каждой интеллигентной семье и поэтому в учениках не было недостатка. В 1883 году его избрали членом правления Воронежского отделения Императорского русского музыкального общества, а с 1896 года он стал его директором. Витольд сочинял музыкальные произведения и постоянно участвовал в концертных вечерах и благотворительных концертах. 25 сентября 1913 года В.Г.Ростропович скончался и был похоронен в Воронеже на лютеранском кладбище.

Витольд в 1880 году обвенчался с семнадцатилетней Матильдой (1863-1942), дочерью преподавателя немецкого языка, коллежского асессора Александра Петровича Пуле и Анны Германовны, ур.Штоль[1] (1844-1920). Позже она так писала о своем зяте: "Он учитель музыки, играет превосходно и зарабатывает довольно. Человек он хороший, не пьет, не играет в карты. Живет скромно, занимается уроками, хотя имеет богатых родителей в Варшаве. Все наши довольны выбором, кроме дедушки. Его огорчает то, что он не лютеранин". Дедушка Матильды, врач Г.Ф.Столль (1810-1887), был ревнивым лютеранином. Он играл на органе в кирхе на каждом богослужении и однажды, сидя за своим любимым инструментом, внезапно скончался.

Витольд Ганнибалович на службе не состоял, а потому формулярных списков не оставил. Педагогов-музыкантов начальство не причисляло к домашним учителям и не контролировало их работу. В сентябре 1889 года В.Г. Ростропович стал преподователем фортепианной игры в мужской классической гимназии, но вел занятия приватным образом, получая не жалованье, а плату за проведенные уроки. С этого момента и вплоть до 1905 года его имя постоянно значится в "Памятных книжках Воронежской губернии" с указанием адреса.

Но востребованность педагога была велика и без гимназии. Музыкальная жизнь в Воронеже значительно оживилась в начале 1880-х годов. Гастроли знаменитостей, среди которых был М.П. Мусоргский, концертные вечера, частные школы - все это требовало приложения сил местных энтузиастов.

Среди членов правления созданного в 1883 году отделения Русского музыкального общества значатся пианист В.Г. Ростропович и врач Г.Ф. Столль. Газетные отчеты постоянно называют имя Витольда Ганнибаловича в числе тех, кто занят в очередных концертах ИРМО. В ноябре 1883 года, к примеру, с его участием на двух фортепиано в восемь рук исполнялись "Шотландская симфония" Л.Мендельсона и "Венгерский танец" И.Брамса.

В 1896-1900 годах В.Г. Ростропович вновь состоял в числе директоров отделения ИРМО. Еще одним членом правления в тот момент являлся губернский архитектор, действительный статский советник Александр Антонович Кюи (1824-1909), старший брат композитора и военного инженера Цезаря Кюи.

В.Г.Ростропович скоропостижно скончался 25 сентября 1913 года. Автор некролога в "Воронежском телеграфе" (1913, 29 сент.), известный скрипач Отто фон Тидебель (1863-1918), бравший первые уроки у Ростроповича (он приходился учителю родственником по своей матери, Матильде Ивановне, урожд. Мюфке), писал о его заслугах в приобщении воронежцев к класической музыке. Он же сообщил, что буквально за день до смерти встретил Витольда Ганнибаловича на Большой Дворянской и тот делился с ним своими творческими планами.

Витольд Ганнибалович Ростропович был погребен на Чугуновском кладбище, в той его части, где хоронили католиков и лютеран. Могила музыканта не сохранилась, кладбище, оказавшееся почти в центре города, позднее было уничтожено

26 февраля 1892 года у Витольда родился сын, названный Леопольдом и крещенный в католическом костеле (построен в 1887 году на улице Лесных дворов по проекту архитектора, поляка С.Л. Мысловского, не сохранился), воспреемником стал Я.С. Лащевский.

Несколько лет Леопольд провел в классической гимназии, но музыке он уделял намного больше времени, чем общеобразовательным предметам. Понятно, что навыки игры на пианино он получил от своего отца, но его професссиональное будущее, решила встреча с виолончелистом А.А. Лукиничем.

Оказавшись в Воронеже на короткое время (1902-1905), тот сразу приобрел здесь известность. С Витольдом Ростроповичем он играл в ансамбле. На репетициях с ним и его инструментом познакомился юный Леопольд. Он стал учиться у А.А. Лукинича и постижение виолончельного мастерства продвигалось столь успешно, что уже с 1904 года виртуоз стал выступать в концертах.

В 1905 году Леопольд поступил в Петербургскую консерваторию в класс признанного виолончелиста Александра Валериановича Вержбиловича (1849-1914). Одновременно он оттачивал свое мастерство пианиста под руководством Анны Николаевны Есиповой (1851-1914).

В 1910 году он окончил консерваторию с золотою медалью и становится преподавателем в Петербургской музыкальной школе им.Н.Быстрова.

Выступив в нескольких концертах в Петербурге и Москве, он отправился в турне, положив начало ему на польской земле. Концерты в Лодзи и Кракове, а затем и в Париже вызвали восторженные отзывы публики, похвалу в прессе. Прибыв в столицу Франции, Леопольд Витольдович остался здесь на стажировку у знаменитого испанского виолончелиста и дирижера Пабло Казальса (1876-1973).

Возвратившись в Россию, лето 1911 года Л.В. Ростропович провел в Воронеже у родителей, а осенью дал концерт, сбор от которого передал в пользу неимущих учеников реального училища. Из Воронежа Леопольд Витольдович совершал сольные гастрольные поездки. В 1912 году он принял решение переехать в Петербург и поступить в оркестр Мариинского театра. Эта работа не мешала ему одновременно давать концерты в городах России и за рубежом.

Его оригинальная техника, отличительное музыкальное чутье, мелодизм, исполнительский темперамент, виртуозность и артистизм восхищали слушателей и обещали ему грандиозное будущее.

В 1914—1916 годы время от времени посещает Баку, где занимается как концертной, но и педагогической деятельностью.

Леопольд Ростропович приехал в Саратов в марте 1917 года по приглашению ректора Саратовской консерватории, в 1918-1919 и 1923-1925 годы он профессор Саратовской консерватории. В 1923 году Л.В. Ростропович приезжает в Саратов с женой Софьей Федотовой. В Саратове у них родилась дочь Вероника.

В Оренбурге произошло знакомство, завершившееся браком местной знаменитости, пианистки Софьи Федотовой и известного виолончелиста Леопольда Ростроповича. Здесь молодожены прожили год. Правда, их сын Слава появился на свет в Баку, но свое музыкальное образование он получил в Оренбурге, куда родители вновь вернулись в 1941 году. Иногда сын подменял в концертах заболевшего отца. В Оренбурге Леопольд Витольдович обрел вечный покой.

Николай Александрович и Ольга Сергеевна Федотовы – родители Софьи – дали начало целой музыкальной династии Федотовых – Ростроповичей. Николай Александрович в течение 20 лет преподавал пение в различных учебных заведениях Оренбурга. Будучи одарённым музыкантом, он оказал значительное влияние на музыкальную культуру Оренбурга. Ольга Сергеевна стала родоначальницей профессионального музыкального образования в Оренбуржье, открыв в 1906 году Музыкальные классы, где преподавалось искусство игры на фортепиано, скрипке, духовых инструментах, а затем и сольное пение.

После смерти отца музыкант не забывает Воронеж, где осталась его мать. Он бывал здесь практически каждый год и всегда давал концерты, не стал исключением и 1918 год. Очередной приезд Леопольда Витольдовича в Воронеж пришелся на лето 1919 года. Возвратиться в Саратов ему не удалось: за Козловом (ныне Мичуринск) железная дорога оказалась перерезанной белыми. Ростропович остался в Воронеже.

Дальнейшие события развивались так. 1 октября 1919 года в город вошли белые. 5 октября возобновленный ими "Воронежский телеграф" поместил объявление о предстоящем "в ближайшее время" концерте "заслуженного профессора Саратовской Алексеевской консерватории известного виолончелиста Леопольда Ростроповича". Публично было также заявлено о том, что сбор от концерта поступит в личное распоряжение генерала А.Г. Шкуро. Ростропович будто бы намеревался дать целую серию сборных концертов и создать "оркестр воронежских добровольцев имени славного генерала Деникина" и приглашал желающих к себе на квартиру (ул. Нееловская, д.3, кв.5) для записи.

Имел ли место сам концерт, о том газета не сообщила, хотя выходила еще две недели. Музыкант ушел из города вместе с белыми, но неожиданно объявился год спустя. Прибыл он не как обыкновенный беженец, а с мандатом Наркомпроса для проверки музыкальных учреждений губернии. 23 октября 1920 года он поместил объявление о начале своей ревизорской миссии. Кому-то из воронежцев такое возвращение не понравилось и в "Воронежской коммуне" за подписью "Н.К." появилась заметка "Белогвардейский держиморда" с таким вот пассажем: "На днях прибыл в Воронеж небезызвестный воронежцам содержателям частной музыкальной школы гражданин Ростропович. Тем, кто оставался в Воронеже в дни безудержного разгула пьяных банд Мамонтова и Шкуро, хорошо известно, как сей почтенный муж услаждал слух пьянствующих генералов чудными звуками симфонического оркестра, которым он дирижировал".

30 октября 1920 года, прокомментировав объяснения, представленные Л.В. Ростроповичем (оркестром при Мамонтове и Шкуро не дирижировал и вообще в стане белых не служил, а вся его работа протекает в Советской России), некий "Шмель" повторил прежние обвинения в адрес музыканта. К сожалению, газетной полемикой эта история не ограничилась, а имела свое продолжение.

9 ноября 1920 года оперативный комиссар Губчека Свирин произвел обыск на квартире и арестовал Л.В. Ростроповича 21. Изъятой при аресте значилась "разная переписка". На первый допрос Леопольда Витольдовича вызвали 20 ноября. В изложении следователя в протоколе представлен взгляд на происшедшее самого музыканта. Он приехал в Воронеж в июне 1919 года проведать мать, но выбраться в Саратов не смог из боев. Когда город заняли белые, его вызвали в штаб и приказали взять на себя организацию оркестра и концертов. На следующий день к нему домой явился офицер и под угрозами заставил написать объявление в газету. Самого концерта не было: Ростропович уверял, что симулировал болезнь руки. Оркестра имени Деникина он не создавал, хотя желающие находились.

При наступлении красных офицеры вынудили Ростроповича, как принадлежащего к призывному возрасту, уйти вместе с ними и музыкант с женой покинули Воронеж. По дороге, приняв за еврея, его хотели застрелить казаки, но пощадили. В Белгороде Леопольд Витольдович заболел сыпным тифом и в больнице встретил приход красных. Новой властью были востребованы его знания: он назначен заведующим подотделом искусств, организовал музыкальную школу, дал массу концертов в пользу раненых красноармейцев.

Из Белгорода в мае 1920 года Л.В. Ростропович отправился в Саратов за своей виолончелью с твердым намерением вернуться к месту службы. По пути он побывал в Воронеже, как положено, отметился в Губчека, и в тот раз его приезд оставил всех равнодушными. До Саратова Ростропович не добрался: в Самаре, где он давал концерты, его пригласили на агитационно-инструкторский пароход "Красная Звезда", на котором он плавал два месяца. Здесь он познакомился с членами ЦИК Израилевичем и Самойловой, с партчиновником П.И. Лебедевым-Полянским. С пароходом странник прибыл в Москву. Дело ему нашлось и здесь: Наркомпрос поручил обследовать состояние музыкального образования в Воронежской и Курской губерниях и к 15 ноября доложить об увиденном.

Так осветил события сам Леопольд Витольдович. Наивным было бы полагать, что он полностью искренен, но, с другой стороны, кроме объявления в "Воронежском телеграфе", ему ничего в вину и не ставили. Второй допрос состоялся 1 декабря 1920 года. Следователя теперь заботила только пресловутая публикация. Музыкант лишь уточнил прежние показания, еще раз добавив, что концерт не состоялся. Кстати, был или не был концерт, следователя особо не интересовало.

В день допроса помощник уполномоченного по общим делам Губчека Металлов составил обвинительное заключение. Леопольда Ростроповича, уличенного в службе у белых, предлагалось заключить в лагерь на три месяца. Но вынесенный 2 декабря 1920 года коллегией ГЧК приговор оказался суровее: два года концлагеря, по амнистии сокращенные до одного года. Не помогло и высокое заступничество: 7 декабря было оставлено без внимания ходатайство заместителя председателя реввоентрибунала 2-й Особой армии Вильгельма Чакста об освобождении музыканта под его поручительство.

13 января 1921 года Л.В. Ростроповича из чекистского "реформатория" отправили в концлагерь, помещавшийся в Митрофановском монастыре и подвергли принудительным работам. Его прошения о сокращения наказания со ссылкой на болезнь (перенес возвратный тиф с осложнением на сердце), на одинокое положение престарелой матери, на польское происхождение (по мирному договору 1921 года все поляки, осужденные за политические преступления, подлежали амнистии, и Ростропович просил выслать его в Варшаву), не возымели последствий. И только запрос из ЦИКа о его судьбе сработал: 9 июня 1921 года, через 4 месяца после ареста, Ростропович был освобожден.

Леопольд Витольдович сразу же уехал в Саратов. Однако в Воронеже бывать не боялся: первый после концлагеря концерт он дал здесь в августе 1922 года

В 1925 году Леопольда Витольдовича приглашают в Баку, где к тому времени работают многие из его коллег по Саратовской консерватории. Семья поселяется на первом этаже дома на Колодезной улице.

С 1925-го по 1931 год Леопольд Витольдович - профессор Азербайджанской консерватории. Он проводил у себя на квартире репетиции струнного квартета, созданного им из профессионалов-исполнителей - преподавателей Азербайджанской государственной консерватории (Ю. Эйдлин, Н. Цимберов, В. Адамский). И сам он вошел в его состав. Это был первый струнный квартет в истории азербайджанского музыкального искусства.

Осенью 1931 года семья переезжает из Баку в Москву, где Л.Ростропович нередко дает концерты и в тоже время преподает в школе им. Гнесиных.

В 1935 году Леопольду Витольдовичу присваивается звание Заслуженного артиста РСФСР.

В начале Великой Отечественной войны семья Ростроповичей переехала в Оренбург и поселилась в доме крёстной Славы и Вероники, Е.А.Лонткевич, заняв две комнаты. Родители устроились на работу в музыкальное училище, Леопольд Витольдович подрабатывал также игрой в кинотеатре.

31 июля 1942 года Леопольд Витольдович умер от сердечного приступа.


Примечание:

  1. нем. написание Stoll, возможный вариант написания фамилии - Столь

По материалам Интернета и ОТСЮДА

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница