Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Сергей Озорин "Газанфар, Чингиз и библиотекарша"

1

Живописцу Моне было достаточно получаса, чтобы запечатлеть в памяти любой пейзаж, а глазу Чингиза Абдуллаевича, отставного контрразведчика, хватило бы и пяти минут на весь их школьный дворик. За последние десять лет, будучи директором поселковой школы возле Северной ГРЭС, Чингиз достаточно на него насмотрелся. Он знал здесь каждую трещину на асфальте – в отличие от французского импрессиониста в его пейзаже не было тополей, росших вдоль берегов реки Эпте, только асфальт, да песок, регулярно приносимый северными бакинскими ветрами.

– Вызывали, товарищ полковник ?! – Чингиза вывел из раздумий бодрый голос школьного военрука, его старого боевого товарища.

– Заходи, Газанфар Мамедович, свежее дело есть, хотя папки-скоросшивателя ещё нет, - статный полковник пригладил крепкими ладонями седые виски и хмуро взглянул в окно с передвигавшимися запятыми – над морем летали чайки, но издалека тяжело было распознать, которая из них Ливингстон. – У нас, Газанфар, происшествие в школьной Вавилонской библиотеке.. тьфу... в библиотеке у Вавилонской Рахиль Александровны.

А ведь она тоже своего рода полковник, весь день среди полок снует, подумалось директору...

– Ух ты! У Александровны библиотека не сгорела, случаем, как созвучная в Египте? – поинтересовался школьный военрук. Эти дети всё могут учудить, опять же экология на них влияет - радиационный фон, всё усеяно инцестицидами. Голова майора запаса теснилась догадками, Газанфар даже слегка ослабил узел банданы.

– Да нет, элементарные частицы мелкого хулиганства – пролетая над гнездом знаний, отдельные дети в спонтанной несознательности песок жменями бросают в окна библиотеки, Рахиль извелась совсем, как овечка, говорит, к книжным полкам не подойдешь - долгая дорога в дюнах получается. Не приведи новую, уйдет Рахиль с работы...

– Время собирать камни, и время разбрасывать песок... Полковник, вам кто-то пишет?

– Никто не пишет. Халва всевышнему, письменных жалоб пока не было. Чего тут писать, когда плач Рахили по всему зданию, женщина в доносящейся до нас истерике от выходки с этим несахарным песком. Сейчас, небось, из РОНО прибегут кашаглоты, начнут консультировать и инсультировать, верещать, что, мол каков директор, таковы и дети.

– А что, дети наши лысеть начали?! Ничего, отловим всех за жмени, проблема выеденной песчинки не стоит. Как там в рекламе – капля дифлюкана, и ни одной молошницы в округе.

– Тебе все шуточки. Навестить нам Рахиль надобно, Газанфар, успокоить нервы старушки – рано ей на солнечные берега реки Леты.

– Йолдаш директор, така, может по интенсивной методике Бехтерева-Шнеххенбохена попробуем с ней? Клин клином, так сказать! Как там в песне, летит, летит по небу клин топора усталый...

– Ай, молодец! Можно! Хоть и радикальный метод, но часто приносил плоды с базара...

2

Как мудро было расположить школьную библиотеку в полуподвальном помещении, при наводнении ничего врагу не достанется, а при пожаре многого не вынесут. С этими мыслями Чингиз Абдуллаевич открыл дверь библиотеки и пригласил войти Газанфара.

– Вот она, вотчина романов, логово повестей и убежище рассказов, Газанфар Мамедович! Своего рода зАмок песка!

– Очень хорошо, что вы зашли! Всё, увольняюсь, Чингиз Абдуллаевич! Сил моих больше нет терпеть этих неблагодарных! – именно так встретила библиотекарша школьное начальство. Простое упоминание о песке вызвало у Рахили нервную дрожь.

– Добрый день, Рахиль Александровна, а вот и капитаны песка,– подыграл директору Газанфар, старомодно склонивший голову в поклоне.

– Добрый день, майор Вихрь, пришли понаблюдать закат одного сердца?- отшутилась Рахиль Александровна, вновь поежившись при упоминании о песке.

Попав в полуподвальное школьное книгохранилище, можно сказать, практически в склеп знаний, Газанфар поморщился – прав японец, эти Кобы – мудрые, случается ситуация, когда тебя заживо начинают погребать будни. Рахиль явно хочет поговорить об этом, но неосторожное слово заставит её замкнуться и прервать «вавилонскую беседу».

– Как вы тут поживаете, милая наша женщина в песках?

– Начитанный,- мрачно бросила в сторону библиотекарша. – Вот и бакинская Рахиль получила свой тяжелый песок...

– О, мой цветок в пустыне! Вы не видели, кто из пожарников это сделал?

– Каких пожарников?

– Помните, у Брэдбери были пожарники, сжигавшие книги. Наши пожарники «тушат» книги песком. Впрочем, мы легко вычислим и накажем виновных в непрочтении романа Ибаньеса Бласко «Кровь и песок»!

– Детей не обижайте.

Рахиль была, несомненно, сильно рассержена. Но природная интеллигентность взяла в ней вверх, и она пошла приготовить кофе для гостей.

– Можно и не обижать, попугаем какаду просто. Но, как говорится, нет худа без добра, вы можете теперь заваривать прекрасный кофе, если собрать песок в кучу и нагреть,- улыбнулся директор, снимая с полки ближайший томик и сдувая песчинки. – К тому же, теперь у вас каждая книга – «Книга песка»...

– Как можно не любить библиотеку, не читать книги, что за поколение растет?

– Они «читают» экранизации и учат историю по компьютерным играм. Интерес к книгам резко упал. Я слышал, в городе библиотеки отправляют в ссылку?..

– Да, я тоже слышала про научно-техническую и ряд других...

– Рахиль Александровна, чисто профессиональный вопрос - а где ваш пуховый платок, тапочки для «шаркания»? У вас какой-то нестандартный облик библиотечного работника получается,- пошутил Газанфар, вдыхая в две ноздри божественный кофейный аромат. Краем глаза он следил за окнами.

– Скажете тоже, в храме знаний и в тапочках... Спросите ещё – не продаю ли я библиотечные книги, как некоторые...

– Может, причина в том, что книг слишком много развелось? Падение интереса в условиях отсутствия дефицита. Я помню, как мы в свое время гонялись за «Огоньковской» подпиской...

– Да уж, милейший Газанфар. Раньше на бульваре были лотерейные розыгрыши этих самых подписок, люди с раннего утра очереди занимали.

– Рахиль Александровна, а помните книжный базар в Арменикендском садике? Пикули по двадцать рублей за том, «Декамерон» по полтиннику! – Ударился в воспоминания Чингиз Абдуллаевич. – Я вот про майора Пронина выиграл тогда.

Тут военрук узрел мелькнувшую тень в окне и стремглав выскочил из библиотеки.


[окончание следует...]

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница