Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Сергей Озорин " Газанфар и лозунг "Коммунизм еш...". Заметки к рассказу"

В то воскресное утро школьный военрук Газанфар Мамедович проснулся рано – выспаться ему помешал шум соседей под окном панельной пятиэтажки.

– И черт нас дернул сюда вселиться, не дом, а птичий базар,- подумалось Газанфару.

Вот, опять кто-то правду ищет.

По-военному споро одевшись, Газанфар вышел во двор. Обогнув небольшой палисадник, оттяпанный себе незаконным путем соседом Наджафом, родственником главы районной исполнительной власти, военрук подошел к углу дома.

На доме широкими мазками дерьма была начертана надпись: «Комунизм еш...».

– Вот, полюбуйтесь, Газанфар-муаллим на это вопиющее безобразие! Что скажете по этому поводу?!- трясущимся от волнения пальцем тыкала в направлении надписи седовласая учительница Мелек Гасаналиева.

– Действительно, кошмар! Слово «Коммунизм», така, пишется с двумя «эм»,- подыграл пенсионерке Газанфар.

– Мало того, на конце нет мягкого знака. Образование в дерьме у нас, коллега, или дерьмо в образовании, все равно – безграмотность молодёжи растет,- не унималась Гасаналиева.

В целом старушка-то права насчет безграмотности. На прошлой неделе достопочтенный Наджаф принялся уверять его, майора спецслужб в отставке, якобы по телевизору сказали, что знаменитый разведчик, полковник Авель погиб от рук вражеского агента Каина.

Но тут явно не тот случай. Смягчать надо ситуацию, не приведи чума, инсульт её жахнет. Старушку надо отправлять домой, решил ветеран ВДВ. Он отвел пенсионерку в сторону и шепнул ей на ухо: – Мелек-ханум, это сделали не дети, поскольку надпись на кириллице, а они пишут на латинице. Идите домой, это дерьмо не сферы образования.

Сконфуженная учительница отправилась готовить внукам завтрак. В это время шум за спиной Газанфара разгорелся вновь.

- Да вроде бы, наелись уже!

- Чего наелись? Дерьма, или коммунизма?

- Оба все три,- с сарказмом выдал хозяин овощного ларька Садик и ехидно улыбнулся. - Эти «камунисты» ничего до конца обделать не могли, у них теперь даже дерьма не осталось, чтобы свой «ешг олсун» написать как надо!

- Что ты имеешь ввиду, спекулянт бадымджанный? – грозно надвинулся на торгаша Шамси Гараев, коммунист с сорокалетним стажем и пудовыми кулаками. Большую часть жизнь Шамси проработал мастером на машиностроительном заводе Лейтенанта Шмидта.- А кто заводы в Баку построил?

- Сам видишь, сначала надпись жирно шла,- стал отползать в сторону Садик.- Против камунизма ничего не имею, про него хорошо написано было. После камунизма - «ешь» гавно закончилось. Кстати, не ты ли это написал, камунист Гараев?!

Кулак Шамси Гараева рванулся к носу торгаша Садика, но удар приняло на себя плечо Газанфара. Майор взял под локоток хозяина ларька съедобной флоры и потащил в сторону подъезда.

- Молодой парень, а брюки 56-го размера!

- Кябяб-мябаб кушаю, Газанфар-муаллим!

- Садик, тебе не стыдно?! Ты бы угостил разок кябабом своего соседа Шамси – семья его небогато живет, они все вместе если до буквы «з» дойдут после праздника, хорошо будет.

Уже из глубины подъезда Садик прокричал: - Братья Нобели наши заводы построили, вот!

- Это из-за таких подонков как ты такая страна развалилась,- парировал побагровевший мастер Шамси.

- Есть закурить, Шамси Ахмедович?

- Закуривай, Газанфар. Пока мы ковали мощь страны, эти гавнюки…

- Видимо, как боец невидимого фронта я ковал невидимую мощь, Шамси Ахмедович. Кстати, надпись сделана не дерьмом, а густым машинным маслом. Уж не ваши ли это сорванцы? Может, дОма спросите у них…

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница